Արմենիա.ge
Dec 1
Армянская Мифология
Article Index
Армянская Мифология
Армянский пантеон богов
Священные предания Арарата
ОБЪЯСНИТЕЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ
All Pages

 

Кратко о мифологии


ПредисловиеАрмянская Мифология - комплекс мифологических представлений армян. Истоки А. м. уходят к мифологиям и верованиям племён, населявших Армянское нагорье, участвовавших в этногенезе армянского народа (урумейцы, мушки, вторгшиеся в 12 в. до н. э. в пределы ассирийской провинции Шуприа, хуррито-урартские племена и др.). Мотив ожесточённой борьбы между урумейцами и Ассирией, а с 9 в. - между Урарту и Ассирией в модифицированном виде лёг в основу многих древнеармянских мифов. А. м. складывалась под значительным влиянием иранской культуры (многие божества армянского пантеона - иранского происхождения: Арамазд, Анахит, Вахагн и др.), семитских мифологических представлений (см. Астхик, Баршамин, Нанэ). В эллинистическую эпоху (3-1 вв. до н. э.) древнеармянские божества отождествлялись с античными богами: Арамазд - с Зевсом, Анахит - с Артемидой, Вахагн - с Гераклом, Астхик - с Афродитой, Нанэ - с Афиной, Михр - с Гефестом, Тир - с Аполлоном или Гермесом.

Мифология после принятия христианства После официального принятия в Армении христианства (301) появляются новые мифологические образы и сюжеты, древние мифы и верования подвергаются трансформации. В А. м. библейские персонажи перенимают функции архаических богов, духов, напр. Иоанн Креститель (армянский Карапет) - Вахагна, Тира, архангел Гавриил (Габриел Хрештак) - Вахагна, духа смерти Гроха. В позднем средневековье частичное воздействие оказали мифологические представления соседних мусульманских народов.

Основные сведения об А. м. сохранились в произведениях древнегреческих, византийских (Платон, Геродот, Ксенофонт, Страбон, Прокопий Кесарийский), средневековых армянских [5 в. - Мовсес Хоренаци, Агатангехос (Агафангел), Езник Кохбаци, 7 в. - Себеос, Анания Ширакаци] авторов, а также в поздней народной традиции.
Для древних мифов, переданных в письменной традиции, характерна историзация содержания. Архаические боги и герои преобразовались в них в эпонимов армян, основателей страны и государственности (Хайте, Арам, Ара Гехецик, Вахагн и др.). Мифические события были включены в конкретно-географическую среду. Злые космические или хтонические духи и демоны стали фигурировать как «чужие» этнические вожди, цари или царицы вражеских государств (Аждахак, против ник Хайка - Бэл из Вавилона, Баршамин и др.). Борьба между хаосом и космосом трансформировалась в военно-политическую борьбу между армянским и «чужими» народами и государствами - Ассирией, Мидией и др. (война армянского царя Тиграна против мидийского царя Аждахака и др.). Центральный сюжет в древне-армянской мифологии - сопротивление протоармян или армян иноземному порабощению.

При демифологизации и историзации архаических мифов и складывании эпоса между различными мифологическими персонажами возникает определённая генеалогическая связь: Арам, один из эпонимов армян, - потомок первопредка Хайка, Ара Гехецик - сын Арама, Анушаван Сосанвер - внук Ара Гехецика. Эпические цари (Тигран, Арташес, Артавазд) считались также потомками Хайка.
В древних мифах прослеживаются элементы тотемизма. По одному мифу, имя княжеского рода Арцрунидов происходит от наименования птицы - орла (арцив), который раскрытыми крыльями заслонил от солнца и дождя спящего юношу - предка этого рода. В «Випасанке» царь маров (мидян) вишап Аждахак выступает их тотемом (согласно народной этимологии, мар - «змея», «вишап»). Тотемические представления проявляются в мифах о Ерванде и Ервазе, родившихся от связи женщины с быком; отец-бык выступает тотемом их рода.
В большинстве мифов животные, растения первоначально имели антропоморфный облик. Священными животными выступают бык, олень, медведь, кошка, собака, рыба, священными птицами - аист, ворона, журавль, ласточка, петух. В эпосе «Сасна Црер» («Давид Сасунский») вестник, посланник богов - ворона (аграв). Вещей птицей, глашатаем утреннего света выступает петух (акахах), воскрешающий людей от временной смерти - сна, отгоняющий духов болезни. В христианизированном мифе он назначается игуменом монастыря св. Георгия, без его клича никакой караван, остановившийся в монастыре, не отправляется в путь. Аист (арагил) фигурирует в мифах как вестник Ара Гехецика, как защитник полей. Согласно древним мифологическим представлениям, два аиста олицетворяют солнце. По некоторым мифам, аисты в своей стране - люди, земледельцы. Когда приходит время, они надевают перья и прилетают в Армению. Перед отлётом убивают одного из своих птенцов и приносят его в жертву богу. Многие мифы посвящены змеям, культ которых издревле был" распространён среди народа (особенно почитался уж - лорту, которого считали другом армян и даже называли «армянином»). Считалось, что священные змеи живут в пещерах в своих дворцах, у царей змей на голове - драгоценный камень или золотые рога. У каждого из царей - войско. Священные растения в А. м. - платан (соси), можжевельник, бригония (лоштак).
Горы в мифах обычно персонифицированы. Согласно одному варианту, горы некогда были людьми исполинских размеров. Будучи братьями, каждое утро, после пробуждения, они затягивали свои пояса, затем приветствовали друг друга. Но, постарев, они не смогли больше рано вставать и здоровались, не затягивая ремней. Бог за нарушение старого обычая наказал братьев, превратив их самих в горы, их пояса - в зелёные долины, их слезы - в родники. В других мифах Масис (Арарат) и Арагац были сестрами, Загрос и Тавр - рогатыми вишапами, борющимися между собой. В версиях, распространённых после принятия христианства, горы Арарат, Сипан, Артос и Арнос связываются со всемирным потопом.
В армянских мифах огонь и вода также персонифицированы, выступают как сестра и брат. Сестра-огонь поссорилась с братом-водой, поэтому между ними - вечная вражда; вода всегда гасит огонь. По одному варианту, огонь был создан сатаной, ударившим железом по кремню. Этим огнём и стали пользоваться люди. Тогда разгневанный бог создал молнию (огонь божий), которой он карает людей за пользование сатанинским огнём. С огнём связаны культовые церемонии во время свадеб и крестин. В феврале, в праздник терындез, разжигали ритуальные костры.
В А. м. значительное место занимают астральные сюжеты. В древности официальная религия армян включала культ солнца и луны; их статуи находились в храме в Армавире. Секты солнцепоклонников сохранялись в Армении ещё и в 12 в. (мифы о солнце и луне см. в статьях Арэв и Лусин). Со звёздами был тесно связан культ предков. Так, Хайк - астральный лучник, отождествляющийся с созвездием Орион. Согласно народным поверьям, каждый человек имеет в небесах свою звезду, которая меркнет, когда ему угрожает опасность. Существуют мифы о Млечном пути (согласно одному из них, у убитой женщины-оборотня из груди разбрызгалось на небосклоне молоко), о созвездии Большой Медведицы (семь кумушек, превращённых разгневанным богом в семь звёзд).
Из явлений природы выделяется грозовая буря. Гроза с багряными тучами уподобляется рождению в муках, гром - крику женщины при родах, происходящих между небом и землёй. Персонификация грозовой бури и смерча - вишапы, против которых воюет бог грозы и молнии Вахагн. По другим мифам, распространившимся после принятия армянами христианства, персонификация грома и молнии - пророк Илия (Егиа). Отражение в мифах нашли зарница (блеск брюха большой рыбы на земле, когда она переворачивается на спину), роса (слезы луны или пророка Илии). Ветер или буран связываются со святым Саркисом. Ночную тьму олицетворяют гишерамайрер. Противопоставлением злой ночной тьме является «добрый свет» дня, особенно утренняя заря, уничтожающая ночных злых духов. Персонифицирует утреннюю зарю в народных поверьях «непорочная дева», или «розовая дева» (после распространения христианства - богоматерь).
Небо представляет собой город с медными воротами и каменными стенами. У бездонного моря, разделяющего небо и землю, находится рай. У райских ворот течёт огненная река, через которую переброшен мост волосинка (мазэ камурч). Под землёй находится ад. Измученные в аду души грешников покидают ад, поднимаются по мосту, но он рвётся под тяжестью их грехов и души падают в огненную реку. Согласно другому мифу, мост протянут над адом; когда наступит конец света и воскреснут все усопшие, каждый из них должен будет пройти по этому мосту; грешники упадут с него в ад, а праведники перейдут в рай (ср. с мостом чинват в иранской мифологии). Земля, согласно одной версии, находится на рогах быка. Когда он трясёт головой, происходит землетрясение. По другой версии, земля окружена телом огромной рыбы (Лекеон или Левиатан), плавающей в мировом океане. Рыба стремится поймать свой хвост, но не может. От её движений происходят землетрясения. Если удастся рыбе поймать свой хвост, разрушится мир.
В эпосе нашли отражение мифы о героях-богоборцах, некоторые из них в наказание заковываются в цепи (Артавазд, Мгер Младший и др.). Терпит поражение и эпический герой Аслан ага, вступивший в борьбу с Габриелом Хрештаком.
В А. м. получили развитие этногонические мифы (об эпонимах армян Хайке и Араме), мифы о близнецах и культурных героях (Ерванд и Ерваз, Деметр и Гисанэ, Санасар и Багдасар и др.), мифологический мотив о борьбе хаоса с космосом (см. в статьях Вишапы, Вахагн). В эсхатологических мифах прослеживается влияние митраизма и христианства. В «Сасна Црер» бог Михр (восходит к Митре) в образе Мгера Младшего входит в скалу, из которой он выйдет лишь тогда, когда грешный мир разрушится и возродится новый мир (по иному варианту - когда Христос придёт на последний суд). По другому мифу, люди постепенно будут уменьшаться и в конце концов превратятся в ачуч-пачуч, тогда и настанет конец света.
Формирование пантеона богов, по всей вероятности, произошло в процессе этногенеза армян, когда создавались первые протоармянские племенные союзы. Возможно, что два мифических предка армян Хайк и Арам были этническими божествами двух мощных племенных союзов (хайасов и арменов), игравших в процессе этногенеза армян решающую роль. К раннеармянскому пантеону богов относятся также Ара Гехецик, Шамирам и др. С созданием первых армянских государственных образований на основе культов древних божеств и под влиянием иранских и семитских представлений формируется новый пантеон богов, возглавленный отцом всех богов Арамаздом. В пантеон вошли: Анахит, Вахагн, Астхик, Нанэ, Михр, Тир, Аманор и Ванатур, Баршамин. В культовых центрах древней Армении этим богам были посвящены особые храмы.
В А. м. значительное место занимают мифы и верования о демонах и злых духах. В архаических мифах и в эпосе «Випасанк» выступают демоны: вишапы, дэвы и каджи. В заговорах, заклинаниях, народных поверьях упоминаются чарки и другие злые духи.

Образы и сюжеты А. м. нашли отражение в искусстве и литературе. До нас дошли древнейшие огромные каменные изваяния, имеющие форму рыб, названные в народе «вишапы». Они находились у родников, искусственных водоёмов. Начиная с эпохи бронзы встречаются многочисленные изображения, статуи, барельефы мифического оленя, связанного с культом богини-матери, позднее - с христианской богоматерью. При раскопках древнего Арташата обнаружены многочисленные античные терракотовые культовые статуэтки (1-2 вв. н. э.), многие из которых изображают Анахит. В Британском музее находится бронзовая статуя Анахит, найденная в Садахе (на территории современной Турции). Каменный жертвенник бога Михра из городища Двин хранится в Двинском археологическом музее. На средневековых армянских миниатюрах изображены разные мифологические сцены и персонажи (алы, Тыпха, древо жизни, хушкапарики, мифические животные и ДР.).


 

Краткий список



Арамазд — верховный бог в древнеармянском пантеоне, отец богов (дицов). Его имя представляет иранизацию первоначального собственно армянского имени Ара, и происходит от имени иранского Ахурамазды (Ормизд), верховного бога персов, олицетворявшего доброе начало в персидской дуалистической ре-лигии. Злое начало зороастризма было представлено Ангхро-Манью (Ахриманом), который в армянском язычестве отсутствует, как и отсутствует упомянутый дуализм, чем армянская языческая религия принципиально отличается от иранского зороастризма. Мовсес Хоренаци сообщает, что в армянском пантеоне существовало четыре Арамазда. В эллинистический период Арамазд в Армении сопоставлялся с Зевсом.

Гисанэ — в армянской мифологии умирающий и воскресающий бог животворящей природы, ипостась Диониса. Другое наименование — Ара Прекрасный. Служители в храме Гисане назывались гусаны. Это наименование перешло в эллинистической Армении на актёров, т. к. театральное искусство было связано с культом предков.
Обряд погребения Гисане с участием гусанов был перенесён в церемонии похорон представителей знати. Дзайнарку-гусаны (оплакивающие) изображали подвиги усопшего «пением, показом и танцем под звуки пандпра» (Мовсес Хоренаци, V век).

Гишерамайрер— в переводе «Матери ночи». В армянской мифологии: персонификация ночной тьмы, злые ведьмы, со дня создания мира со змеями в руках преследующие Солнце. Вечером Гишерамайрер поднимаются из-под гор вверх на землю, чтобы поймать Солнце, но оно уже заходит. Тогда они все начинают дуть, и мир покрывается тьмой.
Гишерамайрер группами ищут Солнце в лесу, в горах, в деревнях. Не найдя его, через разрушенные мельницы и высохшие родники они спускаются под землю и продолжают поиски там. Едва они спускаются вниз, как на востоке поднимается Солнце. Если бы Гишерамайрер удалось увидеть Солнце, погибли бы все люди, а земля покрылась бы змеями (тьмой).

Жук у Жаманак (в переводе «время») — в армянской мифологии персонификация времени. Жук у Жаманак — седоволосый старик, сидит на вершине высокой горы (на небе).
Как распорядитель времени, держит в руках два клубка — белый и чёрный. Он спускает по одной стороне горы один клубок, при этом его разматывая, второй клубок он сматывает, поднимая его по другой стороне горы. Когда белый клубок (символизирующий день, дневное небо), разматываясь, доходит до низу, — светлеет и восходит Солнце. Когда Жук у Жаманак сматывает белый клубок, а чёрный (символ ночи, ночного неба), разматывая, спускает вниз, — темнеет и заходит Солнце.

Вахагн (Ваагн) — древнеармянский бог-драконоборец.
В имени этого бога содержится тот же индоевропейский корень, что и в имени иранского бога Вертрагна и парфянского Вархагна. В святилище на горе Немруд в Коммагене (Заевфратье), южнее Малатии, он назван Артагнесом и идентифицирован с Гераклом, так же, как и у Фавтоса Бузанда, армянского историка IV векa. Любопытно, что у Мовсеса Хоренаци он выступает в качестве человеческого существа, сына Тиграна Ервандяна (хотя тут же в гимне выяв-ляется его божественная сущность и описывается его рождение из лона при-роды — из ствола огнедышащего тростника), подобно тому, как в греческой мифологии Геракл, с которым Вахагн тут же сопоставляется, был человеком, сыном бога Зевса и смертной Алкмены, и лишь впоследствии был обожествлён и взят на Олимп.
Основной храм Ваагна находился в Аштишате, где культ Ваагна был традиционной прерогативой княжеского рода Вахевуни (или Вахнуни).


Арэв, Арэгак — «Солнце», в переносном значении — «жизнь».
В армянской мифологии: персонификация Солнца, иногда в виде колеса, излучающего свет, чаще в образе юноши. Согласно мифам, дворец Арэв находится на Востоке, на краю света.
Вечером, воспламенённый и усталый, Арэв возвращается к матери (заход Солнца по-армянски — «майрамут», «вход к матери»). Арэв купается, мать вытаскивает его из воды, укладывает в постель, кормит грудью. Отдохнув, он снова пускается в путешествие.
По другому мифу, Арэв купается и отдыхает в озере Ван, на дне которого находится его ложе. Перед рассветом ангелы облачают Арэв в огненную одежду. Когда Арэв умывается, горы и равнины покрываются росой.
На высокой горе на Востоке поднимаются 12 телохранителей Арэв и огненными посохами ударяют по горе, которая вместе с другими горами преклоняет свою голову перед царём Арэв. Тогда Арэв, голова которого покрыта огненными волосами, поднимается на небо. По некоторым мифам, Арэв сопровождает огромная птица, её крылья раскрыты, чтобы от лучей Арэв не загорелась Земля. Арэв мчится по небосводу, сидя на льве. Лев своим огромным мечом защищает его от злых духов.
Культ Арэв с древних времён был распространён среди армян. В V веке до н. э. в жертву богу Солнца приносили лошадей. Ещё в XII веке в Армении существовали сектанты — солнцепоклонники (арэвордик), преследуемые армянской христианской церковью.
Восьмой месяц древнеармянского календаря и первый день каждого месяца назывались Арегом (то есть Арэв). Следы культа Арэв сохранились в народных молитвах и клятвах до XX века.

Астхик (Астгик или Астлик) (от армян. звёздочка) — в армянской мифологии богиня (дицуи) любви и красоты, возлюбленная бога грозы и молнии Вахагна (Ваагна). Её главный храм в Аштишате (к северу от современного города Муш в Турции) назывался «спальня Вахагна».
По старым преданиям, Астхик считалась покровительницей девушек и беременных женщин. Согласно легенде, Астхик во время купания простирала туман над священной для армян рекой Арацани (нынешний Мурад-Восточный Ефрат), дабы засевшие на берегу молодцы не видели её наготы. Историк Агатангелос отождествляет Астхик с Афродитой, чем определяет её место в пантеоне армянских богов. Интересно и то, что культ Астхик был связан ещё и с орошением садов и полей и снабжением сел водой. Легенды рассказывают о превращении Астхик в рыбу — хорошо сохранившиеся каменные рыбообразные изваяния, называемые вишапами, представляют собой предметы культа Астхик. До сих пор в Армении празднуют праздник Вардавар (дословно: «праздник роз» или, по другой интерпретации — «водная война»), посвящённый Астхик, во время которого люди обливаются водой и дарят друг другу розы. Изначально этот праздник приходился на день летнего солнцестояния (22 июня).
Имя Астхик является уменьшительно ласкательным к армянскому слову астх — звезда и переводится как «звёздочка». Это имя восходит к символу богини Афродиты (Венеры) — планете Венера. С распространением в Армении христианства Астхик стала рассматриваться как сестра сыновей Ноя — Сима, Хама и Иафета.


Лусин (в переводе «Луна») — в армянской мифологии: антропоморфная персонификация Луны. Согласно мифу, однажды юноша Лусин попросил у матери, державшей в руках тесто, булочку. Рассерженная мать дала пощёчину Лусин, от которой он взлетел на небо. До сих пор на его лице видны следы теста.
По народным поверьям, фазы Луны связаны с циклами жизни царя Лусин: новолуние — с его юностью, полнолуние — со зрелостью; когда Луна убывает и появляется полумесяц, наступает старость Лусин, который затем уходит в рай (умирает). Из рая он возвращается возрождённым (мифологема умирающего и воскресающего бога).
Во многих мифах Лусин и Арэв (персонификация Солнца) выступают как брат и сестра. Культ Луны у армян был широко распространён. Новолунию приписывалось магическое действие, как плодотворное (способность исцелить от ряда болезней и др.), так и вредное (дурное влияние на новорождённых); к нему приурочивались культовые церемонии и моления. Солнцу и Луне были поставлены многие храмы, главный из который находился в Армавире (столица и религиозный центр древнеармянского государства).

Полный список





АМАНОР И ВАНАТУР, в армянской мифологии божества нового года, связанные с культом плодородия. Аманор (А.; «новый год») приносит первые плоды нового года (начинавшегося по древнеармянскому календарю в августе), Ванатур (В.; «приютодатель») даёт приют многочисленным участникам новогодних праздников (устраивавшихся в Багаване, близ современного города Диядин на территории Турции). Пережитки культа А. и В. сохранились до 20 в., они прослеживаются в хвалебных песнях о «Нубаре» («новый плод»). Согласно мнению некоторых исследователей (Н. Эмин), В. - лишь эпитет А., а не собственное имя отдельного божества.
С. Б. Арутюнян


АЖДАХАК, в армянской мифологии вишап (дракон). Соответствует иранскому Ажи-Дахака. В эпосе «Випасанк» А. - царь маров (мидян), выступает противником армянского царя Тиграна. Опасаясь Тиграна, покорившего многие народы, А. замышляет убить его. Добившись руки Тигрануи - сестры Тиграна, А. рассчитывает использовать её для его умерщвления. Однако Тигрануи тайно даёт знать брату о готовящемся против него заговоре. Тигран, узнав о коварстве А., идёт на него войной, высвобождает сестру, убивает А. в бою, берёт в плен первую жену А. Ануйш и множество маров, которых переселяет в Армению, к востоку от Масиса (согласно народной этимологии, мар - «змея, вишап», поэтому Ануйш называли «мать вишапов»). Сказание, отражающее исторические события (завоевание Тиграном II столицы Великой Мидии Экбатаны; брак царя Малой Мидии, союзника армян, с дочерью Тиграна), включает и чисто мифологический материал, действующие лица выступают в нём и как люди, и как вишапы. Мифологическим персонажем является сам А. В древнем «грозовом» мифе вишап грозы похищает сестру или жену бога грозы и держит её у себя; эти роли в эпосе играют А., Тигран и Тигрануи.


АЛЫ, а л к, в армянской мифологии злые духи, вредящие роженицам и новорождённым. Согласно народной традиции, А. имеют антропозооморфный облик; они мохнаты, с огненными глазами, медными когтями, железными зубами, бывают мужского и женского пола; живут в горах, песчаниках, часто - в углах домов или хлевах, а их царь - в глубоком ущелье. А. душат рожениц, поедают их мясо, особенно печень; причиняют вред ребёнку ещё в утробе матери; похищают новорождённых и уносят их к своему царю. В христианизированном мифе бог создал А. в качестве подруги для Адама, но Адам, будучи существом во плоти, не полюбил А., которая была огненной, и тогда бог создал Еву; с этих пор А. враждебны к женщинам и их потомству.


АНУШАВАН СОСАНВЕР [от Иран. Ануширван и армянского сосанвер (соси - «платан» и нвер - «дар, посвящение»)], в армянской мифологии внук Ара Гехецика, умный, одарённый юноша; воплощение платана или священной рощи платанов близ Армавира (столица и религиозный центр древнеармянского Араратского царства). К А. С. как к духу священного платана обращались за предсказанием будущего (в роще гадали по шелесту листьев деревьев). Этимология имени свидетельствует, по-видимому, о том, что А. С. ассоциировался с вечной цикличностью возрождения растительности.


АПОП ( ':pp), в египетской мифологии огромный змей, олицетворяющий мрак и зло, извечный враг бога солнца Ра. Заклинания против А. постоянно встречаются в текстах солярных мифов, в которых он обычно выступает как собирательный образ всех врагов солнца. А. обитает в глубине земли, где и происходит его борьба с Ра. Когда ночью Ра начинает плавание по подземному Нилу, А., желая погубить его, выпивает из реки всю воду. В сражении с А. (повторяющемся каждую ночь) Ра выходит победителем и заставляет его изрыгнуть воду обратно. В другом мифе Ра в образе рыжего кота отрезает голову змею-А. В поздний период А. сближали с Сетом


АРАМАЗД, в армянской мифологии верховное божество, создатель неба и земли, бог плодородия, отец богов Анахит, Михра, Нанэ и др. Восходит к иранскому Ахурамазде. Его эпитет - «ари» («мужественный»). Культ А. пришёл в Армению из Ирана, возможно, в 6-5 вв. до н. э., при Ахеменидах, слившись с культом местных божеств. В эллинистическую эпоху А. отождествлялся с Зевсом. Главное святилище А. находилось в культовом центре древней Армении (являвшемся местом погребения царей династии Аршакидов) Ани (современный Камах на территории Турции). Храм А. в Ани был разрушен в кон. 3 в. н. э. при распространении христианства.


АРАГАЦ, в армянской мифологии гора (Арагац), сестра Масис (Арарат). Согласно мифу, любящие друг друга А. и Масис однажды поссорились. Тщетно пыталась их помирить гора Марута Cap; разгневанная, она прокляла обоих - они оказались навсегда разлучёнными.
По мифу, сложившемуся после распространения христианства, на вершине А. молился Григор Просветитель (проповедник христианства, первый католикос Армении, кон. 3 - нач. 4 вв.), ночами ему светила свешивавшаяся с неба (без верёвки) лампада.


АРА ГЕХЕЦИК, Ара Прекрасный, в армянской мифологии умирающий и воскресающий бог. Древний миф об А. Г. и богине Шамирам является вариантом мифов об Осирисе и Исиде, Таммузе и Иштар, Адонисе и Астарте, сложившимся, по-видимому, во 2-м тыс. до н. э. у протоармян Армянского нагорья. В эпосе А. Г. выступает царём армянского государства, Шамирам - царицей Ассирии. Шамирам, пожелавшая иметь своим мужем А. Г., славившегося красотой, после смерти её супруга Нина отправляет послов с дарами к А. Г., предлагая ему стать царём Ассирии, либо, удовлетворив её страсть, с миром вернуться в свою страну. Разгневанная его отказом, Шамирам идёт войной на Армению. Своим военачальникам она велит взять А. Г. живым. Однако на поле брани он был убит. Шамирам находит труп А. Г. По её приказу аралезы зализывают раны А. Г., и он оживает (согласно «Истории» М. Хоренаци, Шамирам лишь распускает слух о том, что аралезы воскресили А. Г.). По-видимому, миф об А. Г. лёг в основу изложенного Платоном мифа об Эре: Эр был убит в сражении, но десять дней спустя его тело было найдено на поле битвы целым и невредимым. Когда на двенадцатый день при совершении погребального обряда его тело положили на костёр. Эр ожил и рассказал об увиденном им на том свете (Plat. R. Р., Х 614).
По имени А. Г., согласно преданию, названы Араратская равнина, гора Цахкеванк (около Еревана), второе название которой-«Ара»; легенда об оживлении А. Г. связывается с холмом в селе Лезк (близ города Ван). А. Г. посвящена картина В. Суреньянца «Шамирам у трупа Ара Прекрасного», трагедия Н. Зарьяна «Ара Прекрасный» и др.


АРАЛЕЗЫ, арлезы, в армянской мифологии духи, происходящие от собаки. Они спускаются с неба, чтобы зализать раны убитых в сражении и воскресить их. Так, А. воскресили Ара Гехецика. АРАМ


АРАМ, в армянской мифологии герой, предок - эпоним армян. По его имени, согласно древним преданиям, стала называться другими народами страна армян [греками - Армен, иранцами и сирийцами - Армени(к)].
А., из потомства Хайка, защищает границы армянских земель, вступая в борьбу с Мидией, Ассирией и Каппадокией. Он отражает нашествие войск мидян под предводительством Нюкара Мадеса, самого Нюкара Мадеса приводит в Армавир и пригвождает к стене башни на обозрение проходящим, а на его страну налагает дань и подчиняет себе. В войне с Ассирией противником А. выступает Баршам (Баршамин), которого А. побеждает в бою. Мотив борьбы А. с Ассирией, возможно, восходит к войнам урартского царя Араме с ассирийским царём Салманасаром III (9 в. до н. э.). Согласно мифам, А. воюет в Каппадокийской Кесарии, где сталкивается с детьми титанов (титанидами), побеждает титанида Пайаписа Кахья (Папайос Химерогенес), которого изгоняет на остров Азийского моря (Средиземное море). Миф о борьбе А. с титанидами, с Пайаписом, по мнению исследователя И. Марквардта, - вариант мифа о борьбе Зевса с титанами и Тифоном (согласно «Илиаде», жилище Тифона находится в стране аримов в районе вулканической горы Аргей, близ Мажака - Кесарии, Hom. П. II 783). Этот миф протоармяне (аримы) освоили в то время, когда жили в Каппадокии, связав его с именем своего предка Арима. В дальнейшем имя Арим превратилось в А. (под влиянием имени либо урартского царя Араме, либо упоминаемого в Библии Арама, предка жителей Сирии и Месопотамии - арамейцев), содержанием трансформированного мифа стала борьба предка армян с враждебными племенами.



Артавазд (возможно, от авест. ашавазда, «бессмертный»), мифологический персонаж армянского эпоса «Випасанк», сын царя Арташеса. А., не найдя места для своего дворца в основанном его отцом городе Арташат, отнял у вишапов их владения к северу от реки Ерасх (Аракс). Восставших против него вишапов, включая их предводителя и отца Аргавана, он истребил. Когда умер Атрашес, А. позавидовал посмертной славе отца, за что был им проклят. Однажды во время охоты он был пойман каджами, закован в цепи в одной из пещер Масиса. Две собаки непрерывно грызут его цепи, а А. силится выйти из пещеры и положить конец миру. Но от звука ударов кузнечных молотов оковы снова укрепляются (поэтому, чтобы укрепить цепи А., по воскресеньям кузнецы трижды ударяют молотом по наковальне). Встречаются иные мифы об А., по одному из них А. выкрали младенцем вишапиды (женщины из рода Аждахака) и на его место положили дэва (злого духа), согласно другому, - при самом рождении А. вишапиды околдовали его, отсюда - его злой нрав. В другом варианте мифа главный персонаж - сумасшедший сын армянского царя А., Шидар, который, вопреки воле отца, после его смерти объявил себя царём. Именно он оказывается закованным , в цепи (повторение сюжета, ранее связанного с А.). В некоторых версиях Шидар - прозвище А. Имеется архаический вариант мифа, в котором некий герой А. заточён злыми духами, но когда-нибудь он высвободится и овладеет миром. В этом мифе, по-видимому, выражалась надежда армян на освобождение их страны от иноземноно ига. Миф о закованном цепями А. первоначально, вероятно, был вариантом распространённого у многих народов мифа о прикованных к горе героях. В дальнейшем образ А. претерпел изменения под влиянием иранского мифа о борьбе злого Заххака с Феридуном; отсюда в различных вариантах сказаний «Випасанка» выступает двойственный характер А.: он - то герой, то дэв. Образу А. посвящено стихотворное произведение И. Иоаннисяна «Царь Артавазд».
С. Б. Арутюнян.


АРЭВ, Арэгак («солнце», в переносном значении - «жизнь»), в армянской мифологии персонификация солнца, иногда в виде колеса, излучающего свет, чаще в образе юноши. Согласно мифам, дворец А. находится на востоке, на краю света. Вечером, воспламенённый и усталый, А. возвращается к матери (заход солнца по-армянски - «майрамут», «вход к матери»). А. купается, мать вытаскивает его из воды, укладывает в постель, кормит грудью. Отдохнув, он снова пускается в путешествие. По другому мифу, А. купается и отдыхает в озере Ван, на дне которого находится его ложе. Перед рассветом ангелы облачают А. в огненную одежду. Когда А. умывается, горы и равнины покрываются росой. На высокой горе на востоке поднимаются 12 телохранителей А. и огненными посохами ударяют по горе, которая вместе с другими горами преклоняет свою голову перед царём А. Тогда А., голова которого покрыта огненными волосами, поднимается на небо. По некоторым мифам, А. сопровождает огромная птица, её крылья раскрыты, чтобы от лучей А. не загорелась земля. Арэв мчится по небосводу, сидя на льве. Лев своим огромным мечом защищает его от злых духов. Культ А. с древних времён был распространён среди армян. В 5 в. до н. э. в жертву богу солнца приносили лошадей (Xenoph. Anab. IV 35). Ещё в 12 в. в Армении существовали сектанты - солнцепоклонники (арэвордик), преследуемые армянской христианской церковью. Восьмой месяц древнеармянского календаря и первый день каждого месяца назывались Арегом (т. е. А.). Следы культа А. сохранились в народных молитвах и клятвах до 20 в.
Во многих мифах А. и Лусин. (луна) выступают как брат и сестра. Чаще всего в них А. - сестра, а Лусин - брат. В одном варианте оба они - дети бога. По велению отца они должны днём и ночью поочерёдно сторожить мир. По жребию А. должна была действовать ночью. Из-за этого между А. и Лусином возник спор. Вмешался бог и повелел Лусину сторожить мир ночью, а А. - днём. Отец даёт А., стесняющейся людей, массу игл, чтобы она колола глаза тому, кто будет на неё смотреть. По другим мифам, в спор между братом Лусином и сестрой А. вмешивается их мать, державшая в руках в этот момент тесто. Она даёт пощёчину Лусину и выгоняет его ночью из дома (до сих пор видны следы теста на лице Лусина). Согласно другой версии, А. - брат, а Лусин - сестра. Сначала они вместе ходили по небосклону. Но красавицу Лусин сглазили, и она заболела оспой. Лусин попросила А. колоть глаза тем, кто смотрит на неё, а сама от стыда стала ходить по ночам.
С. Б. Арутюнян


АРЭВАМАНУК («солнечный юноша»), в армянской мифологии охотник, наказанный солнцем. Разгневанный неудачной трёхдневной охотой, А. решил убить солнце, чтобы оно упало с неба и весь мир покрылся тьмой. Когда А. натянул тетиву своего лука, чтобы выстрелить в восходящее солнце, оно дало А. пощёчину, огненной рукой схватило его за волосы и бросило в пустыню. А. был мёртв днём и оживал только ночью. Мать А. отправилась к матери солнца с мольбой спасти её сына, и та разрешила ей набрать воды из водоёма, где купалось солнце после своего дневного путешествия, и этой водой обрызгать А. для его полного оживления. По другому мифу, А. попросил солнце задержать свой заход, чтобы его мать закончила вязать для него носки. Солнце исполнило желание юноши. Но, когда мать солнца узнала причину его опоздания, она прокляла А.: он стал умирать днём и оживать ночью, а его мать не может закончить вязку носков.


АЧУЧ-ПАЧУЧ, Ачоч-Мачоч, в армянской мифологии карлики, проживающие на краю света; последняя человеческая раса перед концом мира. Согласно поверьям, люди постепенно уменьшаются, достигая в конце концов размера, позволяющего им пройти через игольное ушко


БАРШАМИН, Баршимниа, Баршам, в армянской мифологии божество, выступающее противником богов и героев (Вахагна, Арама и др.). Образ восходит, по-видимому, к западносемитскому Баалшамему, культ которого был распространён в Армении. Построенный в честь Б. храм и статуя из слоновой кости, вывезенная из Месопотамии Тиграном II (1 в. до н. э.) и установленная в селении Тордан (к юго-западу от современного города Эрзинджан в Турции), были разрушены после принятия в Армении христианства (4 в.).


БАХТ («судьба»), в армянской мифологии персонификация судьбы. Б. в облике седобородого старца, сидящего на небе или на высокой горе, определяет судьбу каждого человека. Его предначертания фиксируются Грохом в особых книгах или на лбах людей. В народных поверьях Б. именуют также духа счастья, посылаемого богом или судьбой отдельной семье, отдельному человеку (этого духа называют иногда Долватом, «благосостояние»). Он может иметь облик юноши или старца. У кого живёт Б., тому сопутствует удача, а кого он покидает, того преследует невезение. Б. часто появляется в белой одежде в домах, в хлевах или на пастбищах, где сторожит скот. Он уходит из дома, в котором его оскорбили. Чтобы вернуть обратно или пригласить Б., в конце года или в начале нового года совершают особые церемонии: девушки садятся на кочерги и скачут на них, старухи выходят из дома с посохами, стучат по земле и особыми заклинаниями просят Б. вернуться в их дом. Иногда Б. отождествляется с духами предков.


ВАХАГН, Ваагн, в армянской мифологии бог грозы и молнии. Согласно мифу, его рождали в муках небо и земля, а также пурпуровое море; к рождению был причастен и красный тростник (которым разрешилось море), извергавший дым и пламя; из пламени появился В. - юноша с огненными волосами, с пламенной бородой и глазами, подобными двум солнцам. Родившись, В. вступает в борьбу с вишапами (отсюда его эпитет «Вишапаках» - «вишапоборец») и побеждает их. Миф о В. сложился, вероятно, в сер. 1-го тыс. до н. э. на основе индоиранских мифов о грозовых божествах, борющихся и побеждающих змееобразных демонов. В истоке этимологии имени В. - эпитет Индры «Вритрахан» («убийца Вритры»). Борьба В. с вишапами - «грозовая борьба» бога против злой персонификации бури, смерча или грозовых облаков (вишапа-демона).
В эллинистическую эпоху В. отождествлялся с Гераклом. Согласно варианту мифа, В., предок армян, суровой зимой украл у родоначальника ассирийцев Баршама солому и скрылся в небе. Когда он шёл со своей добычей по небу, он ронял на своём пути мелкие соломинки; из них образовался Млечный путь (по-армянски называемый «дорога соломокрада»). По иной версии, В. - не бог, а сын царя Тиграна-вишапоборца, убившего Аждахака.
В честь В. были построены храмы в Аштишате, в Ахевакане, Малом Ахбаке (ныне в Турции).
Образу В. посвящены картины современных художников А. Коджояна, О. Минасяна, стихи И. Иоаннисяна и Е. Чаренца.


ВИШАПЫ, в армянской мифологии драконы, хтонические существа. Выступают в зооморфном (чаще всего - в виде змеи) или антропоморфном облике, персонифицируют грозовую бурю, смерч или грозовые облака.
Согласно мифам, большой В. поглощает солнце, отчего происходит затмение. В. живут в высоких горах, в больших озёрах, на небе, в облаках. Поднимаясь на небо или спускаясь вниз, особенно на озёра, производят грохот, сметают всё на своём пути. Доживший до тысячи лет В. может поглотить весь мир. Часто во время грозы постаревшие В. с высоких гор или озёр подымаются на небо, а небесные В. спускаются на землю. В основе мифов о борьбе с В. - распространённый мифологический мотив о борьбе хаоса с космосом. С утверждением христианства мифы о В. подверглись модификации, вишапоборца Вахагна вытеснили архангел Гавриил (Габриел Хрештак) и ангелы, они вступают в сражение с В., которые во время грозы вместе со злыми духами пытаются проглотить солнце (воспламеняющиеся грозовые тучи - огненные тела В., гром - их крик, а молния - стрела Габриела Хрештака, посох или прут ангелов). Ангелы вздымают В. к самому солнцу, от лучей которого В. превращаются в пепел и сыплются на землю.
В эпосе В. - чудовища, завладевшие водными источниками; они вынуждают людей приносить им в жертву девушек; воды и девушек высвобождают герои, убивающие В. В эпосе «Випасанк» выступают В., живущие у подножия Масиса, потомки вишапа Аждахака и его жены Ануйш - «матери вишапов» (этих потомков иногда называют «вишапидами», по-армянски - «вишапазунк»). Предводитель и отец В. Аргаван пригласил к себе во дворец на обед царя Арташеса с сыновьями. Во время обеда Аргаван строит козни против царя. Разгневанный Арташес, вернувшись в Арташат, посылает сына Мажана с войском для уничтожения В. Однако тот не выполнил приказания отца. Истребил их, включая Аргавана, Артавазд.


ГАБРИЕЛ ХРЕШТАК, в армянской мифологии персонаж, идентифицируемый (после принятия армянами христианства, 4 в.) с архангелом Гавриилом, перенявший функции духа смерти Гроха и бога грозы и молнии Вахагна. В народной традиции и верованиях встречаются и поныне три наименования духа смерти (Г. X., Грох, Хогеар). Г. X. - пламенный, грозный и бесстрашный, вооружён огненным мечом (зарница - блеск его меча). Живёт на небесах под началом у бога; одна его нога - на небесах, другая - на земле. Как ангелу смерти люди оказывают сопротивление Г. X. В одном мифе герой Аслан Ага вступает в борьбу с Г. X., чтобы добиться для людей бессмертия, но терпит поражение. Как бог грозы и молнии Г. X., один или вместе с другими ангелами, борется против вишапов. Г. X. выступает также посредником между богом и людьми. В эпосе «Сасна Црер» Г. X. спускается с неба и разнимает борющихся между собой отца и сына (Давида и Мгера).
ГИШЕРАМАЙРЕР


ГИШЕРАМАЙРЕР («матери ночи»), в армянской мифологии персонификации ночной тьмы, злые ведьмы, со дня создания мира со змеями в руках преследующие солнце. Вечером Г. поднимаются из-под гор вверх на землю, чтобы поймать солнце, но оно уже заходит. Тогда они все начинают дуть, и мир покрывается тьмой. Г. группами ищут солнце в лесу, в горах, деревнях. Не найдя его, через разрушенные мельницы и высохшие родники они спускаются под землю и продолжают поиски там. Едва они спускаются вниз, как на востоке поднимается солнце. Если бы Г. удалось увидеть солнце, погибли бы все люди, а земля покрылась бы змеями (тьмой).


ГРОХ («записывающий», «пишущий»), в армянской мифологии дух смерти, персонификация ангела смерти Хогеара. Г. на лбу человека записывает его судьбу, а в своей книге - его грехи и благие поступки, которые станут известными на божьем суде. Г. иногда отождествляется с цаверами (духи болезни).


ДЕМЕТР И ГИСАНЭ, в армянской мифологии божества. Согласно мифу, князья Д. и Г., братья, родом из Индии, навлёкшие гнев своего правителя, бежали в Армению. Царь Вагаршак жалует им страну Тарон (территория на востоке современной Турции), в которой они строят город Вишап. Через 15 лет царь убивает обоих братьев, а власть в Тароне передаёт их трём сыновьям, которые воздвигают на горе Каркэ статуи богов Д. и Г., а служение им поручают своему роду. Так как Гисанэ был длинноволосым, то и служители его культа отпускали длинные волосы; приняв христианство, в память своей древней веры они стали оставлять на голове детей косу. Имя Деметр, по-видимому, восходит к имени богини Деметры (называвшейся иногда армянами Сандарамет); вероятно, в районе, где стояли идолы Д. и Г., у древних армян почиталось божество Сандарамет-Деметр, а т. к. слово «сандарамет» означает по-армянски также «земля, недра земли, ад» (джохк), эта местность считалась воротами ада. Имя Гисанэ («длинноволосый») сначало было, скорее всего, эпитетом Деметра, позднее было переосмыслено как самостоятельный персонаж - брат Деметра.


ДЭВЫ, дайва (авест.), дивы (фарси), в иранской мифологии злые духи, противостоящие благим духам - ахурам. Представления о Д. восходят к эпохе индо-иранской и индоевропейской общности; в древнеиндийской мифологии дева - божества (как и родственные им персонажи других индоевропейских традиций - см. Индоевропейская мифология), а асуры - демоны. Д., против которых направлена «антидэвовская надпись» Ксеркса, иранского царя 5 в. до н. э., почитались, по-видимому, в одной из областей Ирана как боги: Ксеркс уничтожил их святилище и насадил культ Аурамазды (Ахурамазды). «Видевдат» (среднеиран. «Кодекс против Д.») - свод законов и религиозных предписаний против Д. Они - порождение «злой мысли, лжи» (Друга, «Ясна» 32, 3), они служат Ангро-Майнью (Ахриману). Их бесчисленное множество, образы Д. слабо индивидуализированы. Легендарные иранские цари и богатыри выступают как дэвоборцы; в «Яштах» Ардвисура Анахита дарует победу и власть над Д. Йиме, Кай Кавусу и др. Главный дэвоборец - Рустам. Согласно дошедшему до нас фрагменту раннего согдийского сочинения 5 в., Рустам осадил Д. в их городе, и те, решив погибнуть или избавиться от позора, пошли на вылазку: «многие взобравшиеся на колесницы, многие на слонах, многие на свиньях, многие на лисицах, многие на собаках, многие на змеях и ящерицах, многие пешком, многие шли летая, как коршуны, а также многие шли перевёрнутыми вниз головой и ногами кверху... Они подняли дождь, снег, град и сильный гром; они издавали вопли; испускали огонь, пламя и дым». Но Рустам одолел Д. «Шахнаме» изобилует сюжетами борьбы с Д.: сын первого царя Каюмарса Сиямак погибает от руки чёрного Д., но Хушанг (авест. Хошйанга), сын Сиямака, вместе с дедом убивает чёрного Д. и восстанавливает уничтоженное им царство добра. Царь Ирана Кай Кавус, желая уничтожить злых духов, отправляется в поход против Мазендерана - царства Д., и, ослеплённый их колдовством, попадает с дружиной в плен к белому Д. Кай Кавус призывает на помощь Рустама, и тот побеждает шаха Мазендерана Аршанг-Д. (шах тщетно пытается спастись от героя, превратившись в камень), а затем убивает белого Д., освобождает царя и возвращает ему зрение снадобьем из печени Д.
Представления о Д. сохранились в фольклоре иранских народов; у таджиков Д. - великаны, покрытые шерстью, с острыми когтями на руках и ногах, ужасными лицами. Д. живут в своих логовищах (дэвлох), в диких, труднодоступных местах, или внутри гор, на дне озёр, в недрах земли. Там они стерегут сокровища земли - драгоценные металлы и камни; славятся ювелирным искусством. Обвалы в горах и землетрясения объяснялись работой Д. в своих мастерских или тем, что «Д. бушует». Д. ненавидят людей, убивают их или держат в темницах в своих жилищах и пожирают каждый день по два человека - на обед и на ужин. Они бесчувственны к мольбам пленников и на заклятия именем бога отвечали богохульствами. Однако у таджиков встречаются и представления о Д. как о благодетельных существах: такова Дэви Сафед («белая богиня»), покровительница прях, которые почитали её по пятницам, поднося ей лепёшку и воздерживаясь от работы.
Лит.: Семенов А. А., Этнографические очерки Зарафшанских гор, Каратегина и Дар-ваза, [М.], 1903; Абаев В. И., Антидэвовская надпись Ксеркса, в кн.: Иранские языки, [т. I], М. - Л., 1945.
И. С. Брагинский.
В армянской мифологии и эпосе Д. (от Иран. дэв) - злые духи, главным образом великаны, антропоморфного, иногда и зооморфного облика, часто с двумя, тремя, семью головами. Д. обладают огромной силой. Живут в горах, в пещерах, в глубоких и тёмных ущельях, в пустынях. Действуют обычно группами - три, семь, сорок братьев. Владеют большими сокровищами. Похищают красавиц, царевен, соблазняют их. Герои, воюющие против Д., всегда их побеждают. Иногда Д. вступают в дружбу с героями, помогают им в их подвигах. Матери Д. - тоже великанши, имеют огромные груди, переброшенные через плечи; более дружелюбны по отношению к людям, чем их сыновья.
C . Б. А.
В грузинской мифологии и фольклоре дэви (от Иран. дэв) - злые духи. Д. зооморфны, рогаты и волосаты, многоглавы (от трёх до ста голов). С увеличением числа голов возрастает их сила, на месте срубленной головы вырастает новая. Д. обитают в подземельях, но могут жить и на земле, владея дворцами и богатствами. Обычно вместе живут семь - девять братьев Д. Занимаются Д. скотоводством и охотой, похищают и держат в неволе красавиц. У горцев Грузии Д. выступают как синонимы угнетателей и поработителей, против них борются местные божества. Женские персонификации Д. - великанши - менее злы, они дают приют и огонь пришельцам и охраняют их от своих сыновей-людоедов.
М. Ч.
В мифологии дагестанских народов Д. (от иран. дэв, у цахуров именуется Абрак) - антропоморфные одноглазые чудовища огромных размеров. Обычно обитают по нескольку братьев с матерью в пещере, в неприступной крепости; живут охотой. Разрушают человеческое жильё, убивают людей.
Согласно одному варианту мифа, один из Д. занимался овцеводством; людей, забредавших в его пещеру, жарил вместе с дичью и съедал. Но нашёлся герой, благодаря смекалке спасшийся от него. Попав в пещеру Д., он выжег у спящего чудовища глаз. Проснувшись утром, Д. стал ощупью просчитывать своих овец, но человека, уцепившегося снизу за овечью шерсть, не обнаружил, и герой вместе с овцами выбрался из пещеры.
Х. Х.
В мифологиях тюркоязычных народов Малой и Средней Азии, Казахстана, Кавказа, Западной Сибири, Поволжья и гагаузов (тур. dev; узб., гагауз. дев; туркм. дов; кирг. доо; казах. дэу; каракалп. д?у; карачаев., балкар. деу; у казанских татар дию, у западносибирских татар тив, у башкир дейе?) Д. - злые духи. В мифологиях тюркоязычных народов образ Д. индоевропейского происхождения. Д. представлялись обладающими огромной силой великанами, иногда с несколькими головами, мужского или женского пола. Иногда Д. имеют облик циклопа (у народов Средней Азии и Казахстана, а также у турок). У турок и гагаузов Д.-великанши имеют, как и албасты, длинные груди, которые они забрасывают за плечи. По представлению башкир, казанских и западносибирских татар, Д. имеют своё подземное царство. В мифах народов Средней Азии сохранились представления о былой благодетельной роли Д., в частности в мифах узбеков Хорезмского оазиса Д. выступают как строители многих крепостей и городов, в шаманских мифах узбеков, казахов и киргизов они фигурируют в числе духов - помощников шаманов. (Обычно, однако, считалось, что Д. причиняют человеку болезнь, а шаман должен изгнать её или умилостивить Д.)
Как мифологический персонаж Д. наиболее распространены среди узбеков, а у других народов они чаще выступают как сказочные образы (хотя и сохраняют мифологические черты). У тюркоязычных народов Поволжья Д. часто сближаются и объединяются в единый образ с пари (духи дию пэрие).

 

ЕРВАНД И ЕРВАЗ, Еруанд и Еруаз, в армянской мифологии братья-близнецы, рождённые от связи с быком женщиной из царского рода Аршакуни, отличавшейся огромным ростом, крупными чертами лица, чрезмерной чувственностью. Е. и Е. наделены функциями культурных героев. Ерванд, став царём Армении, строит город, храмы; главным жрецом нового храма в Багаране он назначает Ерваза. От взгляда Ерванда, наделённого магической силой (дурным глазом), лопался гранит. В эпосе «Випасанк» Ерванд - то злой вишап, то добрый царь (ср. Артавазд). Согласно другому варианту, Ерванд как злой вишап заключается каджами в мутные воды рек.


КАДЖИ, Каджк (кадж, «храбрец»), в армянской мифологии духи бури и ветра. Выступают то уродливыми (иногда их отождествляют со злыми духами - с вишапами и др.), то светлыми, красивыми и добрыми. Согласно более поздним мифам (после распространения христианства), К. имеют человеческое происхождение: во время потопа в ковчеге у Ноя рождаются сын и дочь. Когда после потопа бог спрашивает Ноя, имеются ли у него дети, он отвечает отрицательно, и тогда дети становятся невидимыми; К. и пари - их потомки.
К. живут на высоких горах, в скалах, пещерах, в глубоких оврагах, имеют там дворцы. Эхо в оврагах и на горах - это голос К. Они с пари по ночам бродят группами, обычно со свадебным шествием, с музыкой, песней, танцами. К. женского пола рядятся в женские одежды, которые крадут, а к утру возвращают обратно (чтобы К. не украли одежду, в неё втыкают иглы). Иногда К. появляются среди людей в образе их знакомых, совращают их, уводят к колодцу, на скалы, к пропастям, и люди погибают. На свои свадьбы К. приглашают музыкантов, цирюльников, во время родов - повивальных бабок и щедро вознаграждают их труд. Считается, что К. похищают детей, особенно из колыбели, подменяя их своими - больными и уродливыми. К. иногда мучат лошадей в хлевах, взбираются на них и скачут до утра. Существует поверье: если лошадей помазать смолой, то можно поймать К.; если воткнуть в К. иглу, они перестают быть невидимыми. Получившие удар от К. сходят с ума (их называют каджкакох, каджкакал, «захваченный каджем»).


КАРАПЕТ («предшественник», «предвестник»), в армянской мифологии персонаж, идентифицируемый (после принятия армянами христианства) с Иоанном Крестителем. Большинство сюжетов и мотивов, с ним связанных, имеют дохристианское происхождение; сам персонаж перенял функции древних богов. К. в мифах, сказаниях, верованиях и песнях выступает подобно Михру победителем всех дэвов; он заключает их в темницу, но один из них - Хромой дэв - просит К. избавить его от тюрьмы, обещая служить в монастыре, посвящённом К., до судного дня - выметать из него золу. В средневековом эпосе («Таронская война») и мифологизированных «сказаниях К. подобен богу-громовержцу; это гремящий в облаках длинноволосый муж с пурпурной короной на голове, с крестом, в одежде, сверкающей, как пламя. Он - хранитель армян. При наступлении врага К. помогает армянским героям, которые благодаря ему побеждают и истребляют вражеские войска. Его назвали Мшо Султан (Султан Муша-Тарона - места его монастыря) или Султан Святой К. К. (подобно архаическому богу Тиру) - покровитель искусств, одаривающий людей способностями к музыке, поэзии, приносящий удачу в спортивных состязаниях (Сурб Карапеты твац, «одарённый святым К.»). К нему обращали свои молитвы народные певцы-музыканты (ашуги), канатные плясуны (пахлеваны), акробаты и борцы.


МАРДАГАЙЛ («человек-волк»), в армянской мифологии человек-оборотень (обычно женщина-оборотень), обладающий способностью превращаться в волка. Считалось, что бог, желая наказать какую-нибудь женщину, заставляет её отведать предназначенную М. пищу (которая сыплется с неба, подобно граду). После этого с неба на неё падает волчья шкура и женщина становится М., бродит ночью вместе с волками, пожирает трупы, похищает детей и раздирает их. Днём М. снимает с себя шкуру, прячет её подальше и принимает женский облик. По прошествии семи лет волчья шкура возвращается в небо, и М. снова становится обычной женщиной. С М. связывалось происхождение Млечного пути: когда М. пыталась сожрать пришедшего к ней гостя, он ударил её кинжалом в грудь;
молоко из груди разбрызгалось по небу.


МАСИС, в армянской мифологии гора (Арарат). По одному из мифов, М. поссорилась со своей сестрой Арагац, из-за чего была с ней разлучена. В древнейших мифах М. - жилище змей и вишапов. В эпосе «Випасанк» у подножия М. живут потомки вишапов (вишапазунк, вишапиды). По некоторым вариантам, в одной из пещер М. каджи заковали в цепи Артаваэда. На вершине М. находится царь змей с драгоценным камнем на голове. Раз в семь лет все змеи, обитающие вокруг М., являются к своему царю. В армянском переводе Библии в мифе о всемирном потопе ковчег Ксисутра (Ноя) остановился на горе М.
С вершины М. Ксиеутр спустился на землю.


МИХР, Мгер (от пехл. Mihr, Митра), в армянской мифологии бог небесного света и солнца, сын Арамазда.
В древней Армении М. были посвящены храм в Багааридже (на территории современной Турции), жертвенник Мхери дур («дверь Мхера», от пехл. Der-i Mihr) в горах близ города Ван, а также, по-видимому, и храм в Гарни (1 в. н. э.). Следы почитания М. обнаруживаются: в древнеармянском календаре в названиях восьмого дня каждого месяца - михр, седьмого месяца (февраль) - мехекан; в армянской ономастике (включая топонимику) - более 150 наименований производны от имени М. Влияние культа М. после распространения христианства проявилось в армянских духовных песнях (шараканы), сложившихся в 5-8 вв. В них Христос отождествляется с божеством света, его называют «свет», «творец света», «излияние света», «солнце правды», «мысленный свет», «солнечный свет», «источник света».
В трансформированном виде образ М. перешёл в эпос «Сасна црер», где вместо единого М. выступают Мгер Старший (дед) и Мгер Младший (внук). Мгер Старший, сын Санасара и Дехцун, дочери царя каджей,- исполин, наделённый богатырской силой. Подобно Митре, Мгер совершает ряд подвигов. Он вступает в бой с чудовищным львом, преградившим дорогу, по которой в Сасун доставляли хлеб; руками он раздирает льва на части (отсюда его прозвище «львораздиратель»), после этого жители Сасуна получили хлеб в изобилии. Мгер одолевает дэвов; убив чёрного быка (символ тьмы и преисподней) и лишив тем самым главного Белого дэва магической силы, Мгер сражает его в битве.
Мгер Младший, сын Давида и Хандут-хатун, проводит жизнь в странствиях, в постоянной борьбе с несправедливостью, со злыми силами. Он побеждает дэва Купа, старуху-людоедку, иноземные полчища, угрожавшие Са-суну; спасает город Джезиру от наводнения, сбросив утёс в протекавшую через него реку и тем самым разделив её на два рукава. Встретив возвращающегося в Сасун Давида, Мгер, не ведая, что это его отец, вступает с ним в единоборство и валит его наземь (вариант: отца и сына разнимает Габриел Хрештак). Опозоренный Давид проклинает сына: он обрекает его на бессмертие и бездетность.
Мгер оказался не в силах истребить несправедливость в мире; его больше не держит земля: Мгер и его конь (Куркик Джалали) вязнут в земле. Мгер идёт за решением своей судьбы к могилам родителей. Он слышит их голоса, предлагающие ему удалиться в скалу и ждать изменения мира. Согласно варианту, путь к скале Мгеру указывает вещий ворон (аграв), поэтому скала получила название Аграва-кар («воронова скала»). От удара меча Мгера скала разверзлась и приняла его вместе с конём. Один раз или дважды в год (вариант: в каждую субботу) Мгер выходит из скалы и пробует, не окрепла ли земля. Убедившись, что по-прежнему она не выдерживает его тяжести, Мгер возвращается в скалу. Одному пастуху, увидевшему Мгера в приоткрывшейся скале, он сказал, что совсем оставит скалу, когда разрушится старый и будет создан справедливый мир, когда пшеничное зерно будет крупнее ореха, а ячменное - больше ягоды шиповника. Согласно отдельным версиям сказаний, в скале, в которой пребывает Мгер, горит вечная свеча (или лампада), вращается чархи-фалак («колесо судьбы»); когда колесо остановится, Мгер выйдет из скалы и разрушит несправедливый мир. Существует вариант мифа, по которому Мгер Младший оказывается по воле верховного божества прикованным к скале и ворон клюёт его почки. Этот мотив возник, по-видимому, под влиянием представлений о богоборцах, об Артавазде, прикованном цепями в пещере, с которым древнеармянская мифология связывала спасение мира. Образ Мгера нашёл отражение в эпической поэме А. Исаакяна «Мгер из Сасуна» (1919).


НАНЭ, Нанэа, в армянской мифологии богиня, дочь верховного божества Арамазда. Имя Н. восходит к имени аккадской богини Нанайи. Предполагают, что в Армении почитание Н. было перенято от сирийцев. Культ Н. переплетался, по-видимому, с культом богини-матери Анахит, Н. чтилась также как Великая мать (в народной армянской речи имя Н. приобрело нарицательное значение - бабушка, мать). Скорее всего, Н. были присущи функции богини войны: в эллинистическую эпоху она отождествлялась с греческой Афиной.


НЕМРУТ, в армянской мифологии иноземный царь, вторгшийся в Армению. Чтобы возвеличить себя, Н. воздвиг на вершине горы великолепный дворец необычайной высоты. Решив убить бога, чтобы занять его место, Н. поднялся на крышу дворца и прицелился из лука в небо. Бог подставил большую рыбу под стрелу, пущенную Н. Увидев кровь, Н. и его приближённые возликовали, уверенные, что бог убит. Бог разгневался - ударила молния, и Н. вместе с дворцом провалился в разверзшуюся пропасть, из которой образовалось озеро. Гора стала называться Немрут (современный вулкан Немрут расположен у западного берега озера Ван, в его кратере находится озеро). По другому варианту, Н. создал гору из земли, чтобы, поднявшись на неё, вступить с богом в борьбу, но бог низвергнул его в недра земли.
Отождествление в древнеармянской литературе Бэла, соперника Хайка, с библейским Нимвродом привело к возникновению мифа, где вместо Н. выступает Бэл. Деспот Бэл с многочисленными войсками вторгся в Армению, но был разбит. Труп Бэла, убитого армянским царём, подняли на вершину горы и сожгли. По воле бога оставшийся от него пепел превратился в воду, а воины Бэла и караваны его верблюдов от страха окаменели.


САНАСАР И БАГДАСАР, Санасар и Абамелик (Аслимелик, Аднамелик), в армянском эпосе «Сасна црер» братья-близнецы, зачатые матерью Цовинар от выпитых ею двух пригоршней морской воды; от полной пригоршни родился Санасар (С.), во всём превосходящий своего брата, от неполной (из-за того, что иссяк морской источник) - Багдасар (Б.) (по более позднему варианту, они родились от двух пшеничных зёрен). С. и Б. уже в пять-шесть лет отличались богатырской силой. Багдадский халиф (вариант: ассирийский царь Сене-керим), супруг Цовинар, хотел убить С. и Б. как незаконнорожденных (вариант: принести их в жертву своим идолам). Братья покинули дом халифа и отправились в армянские земли. Когда они пришли к морю, давшему им жизнь, С. бросился в море. Воды расступились перед ним, и он посуху спустился на дно морское. В подводном царстве он добыл чудесного коня Куркик Джалали, меч-молнию, чудесные доспехи. Искупавшись там в водоёме и испив ключевой воды, С. стал таким исполином, что Б. не узнал брата, когда тот вышел на сушу. Мифологичность образа С. сказывается в его тесных связях с живительной плодотворной стихией - водой. Он рождён от воды; чудесные доспехи, коня он получил от воды; испив воды, стал исполином.
После долгих странствий С. и Б. у истока чудесного ручья в высоких горах выстроили из огромных каменных глыб крепость и город Сасун (согласно народному толкованию слова, «ярость»), который заселили 40 семьями (построив для них 40 домов). Так они положили начало государству Сасун. С. женился на красавице Дех-цун,. дочери царя Пхынце Кахак («медный город»), из-за которой ему пришлось воевать с вишапами, и пехлеванами (богатырями). С. - родоначальник нескольких поколений сасунских героев, у него и Дехцун родилось три сына, среди них Мгер Старший (см. Михр).


САРКИС, в армянской мифологии персонаж, идентифицируемый (после принятия армянами христианства) с одноимённым христианским святым. Большинство связанных с ним сюжетов и мотивов имеют дохристианское происхождение. С. перенял функции древнего божества ветра и бури; он также - повелитель зооморфных духов тумана, хозяин волков (когда возникает угроза нападения волков, люди обращаются с молитвами к С.).
По мифологическим представлениям, С. - красавец, вооружённый всадник, выступающий на быстроходном белом коне; поднимает ветер, бурю, метель. Душит тех, кто его не почитает, помогает взывающим к нему о помощи. С. питается мукой. По поверьям, в последнюю ночь посвящённого ему поста (в феврале) С. со своей возлюбленной посещает дома всех армян; для него выставляют на крышах или за дверями муку из жареной пшеницы (похинд) или кашу, приготовленную из этой муки. Считается доброй приметой обнаружить на муке или каше след копыта коня С. В эту же ночь С. навевает девушкам и юношам сны, в которых показывает им их суженых. С. всегда содействует влюбленным, которые обращаются к нему за помощью (поэтому С. часто называют «осуществляющим заветную мечту»).


СПАНДАРАМЕТ, Сандарамет (восходит к богине Спента Армайти, Арматай), в армянской мифологии дух подземного мира и сам подземный мир. Возможно, С. был наделён и функциями божества плодородия и растительности. У историка 9 в. Товмы Арцруни, передающего народные сказания, земля - постоялый двор бога С.


ТИР, в армянской мифологии бог письменности, наук и искусств, писец бога Арамазда, прорицатель судьбы. Автор 5 в. Агатангехос называет Т. учителем жреческой мудрости. Т. внушал сны людям и тем открывал им их будущее. В храме Т. (между городами Вагаршапатом и Арташатом) жрецы толковали эти сны, там же обучали наукам и искусствам. По-видимому, Т. считался также и проводником душ в подземное царство. В эллинистическую эпоху Т. отождествлялся с Аполлоном. Арташес I (2 в. до н. э.), основав город Арташат, ставший столицей Великой Армении, перенёс сюда из культового центра Багаран статую Т. (Аполлона).
Следы культа Т. обнаруживаются в именах Тиридат («дар Т.»), Тиран [«рождённый (происходящий) от Т.»], Тирайр («человек Т.») и др. Вероятно, к имени Т. восходит название четвёртого месяца древнеармянского календаря - трэ.


ТОРК АНГЕХ, Турк Ангех, Турк Ангехеа, Торг Ангех, в армянской мифологии бог, правнук Хайка. Культ Т. А. сложился, вероятно, в результате слияния представлений о богах Ангехе и Тарку. Древне-армянскому богу Ангеху поклонялись в землях бассейна озера Ван. В армянском переводе Библии именем Ангех заменено упоминаемое имя шумеро-аккадского бога Нергал. Ангех (арм., «гриф»), видимо, связывался с тотемическими представлениями армян. Район распространения культа этого божества называли Ангех-тун («дом Ангеха»). Вероятно, на той же территории почитался Тарку, или Тургу (скорее всего, митаннийско-хеттского происхождения), бог плодородия и растительности. В дальнейшем появилась новая форма имени - Турк, или Торк (согласно народной этимологии, турк, «дар»). Вследствие общности района поклонения обоим богам Турк стал отождествляться с Ангехом или рассматриваться как его потомок; утвердилось его наименование Турк Ангехеа («дар Ангеха»). Позднее эпитет Ангехеа был переосмыслен как «безобразный» (от тгех, «некрасивый»), и Т. А. стали связывать не с Ангехом, а с великаном Хайком.
Согласно мифам, Т. А. - исполин безобразной наружности: с грубыми чертами лица, со сплюснутым носом, ввалившимися глазами, диким взглядом, неуклюжий. Т. А. - каменотёс-ваятель; руками откалывает гранитные скалы, ногтями обтёсывает их, создавая гладкие плиты, на которых ногтями же гравирует рисунок (изображения орлов и др.). Разъярившись, он отламывает огромные скалы и швыряет их в корабли недругов.


ХАЙК, Гайк (по народной этимологии, «исполин»), в армянской мифологии герой, первопредок - эпоним армян. Согласно древним представлениям, X. - астральный герой (в переводе Библии на армянский язык созвездие Орион названо Хайком), лучник-охотник божественного происхождения, великан, красавец. X. слыл также распорядителем времени: месяцы древнеармянского календаря считались сыновьями и дочерьми X. (о чём упоминает космограф 7 в. Анания Ширакаци). В эпосе, переданном Мовсесом Хоренаци (5 в.) и епископом Себеосом (7 в.), X. выступает героем, родоначальником армян. Когда после вавилонского столпотворения деспот Бэл (восходит к семитскому богу Белу), воцарившийся в Вавилоне, вознамерился подчинить себе всех людей на земле и стал требовать, чтобы его почитали как бога, X. воспротивился этому. После рождения у X. в Вавилоне сына Арменака он со своим потомством (включавшим около 300 мужчин) отправляется из Вавилона на север и поселяется на землях к юго-востоку от озера Ван. Построив у подножия одной горы дом, он оставляет его Кадмосу, сыну Арменака, а сам отправляется дальше на север. На горной равнине Харк («отцы») X. основывает селение Хайкашен («построенная Хайком»). Бэл требует от Хайка признать его власть и вернуться в Вавилон. Непреклонность X. вызывает гнев Бэла, и он со своими войсками является к дому Кадмоса. X., извещённый внуком, выступает против полчищ Бэла. Туго натянув свой огромный («широкий, как озеро») лук, X. пронзает стрелой Бэла и обращает его войска в бегство. На месте сражения X. создаёт поселение Хайк, давшее название всей стране.
Образ X. нашёл отражение в искусстве и литературе. На высотах Норк-ского массива в Ереване поставлена бронзовая статуя X. (скульптор К. Нуриджанян). X. посвящена поэма А. Багратуни «Хайк-богатырь».


ЦОВИНАР, Цовян («морская»), в армянской мифологии дух грозы, персонификация молнии или зарницы. Согласно мифам, Ц. - гневная огненная женщина, во время грозы скачущая на огненном коне в облаках; она посылает людям живительный дождь или вредоносный град.


ЧАРКИ («злые»), в армянской мифологии общее наименование злых духов. Согласно поверьям, существовало большое число разновидностей Ч.: швот (дух зимы), айсы (духи сильного ветра) и шидарк, сводящие человека с ума ударом, и др. Термин «чарк» употребляется и как определение одной из категорий злых духов: антропозооморфных существ с вывороченными (пятками вперёд) ступнями, напоминающими козлиные. Часто Ч. отождествляют с каджами.


ШАМИРАМ, в армянской мифологии богиня любви и сладострастия (перенявшая функции Астхик и Анахит), царица Ассирии. Её имя, вероятно, восходит к имени реально существовавшей в 9 в. до н. э. царицы Ассирии Шаммурамат - невестки царя Салманасара III, воевавшего с царями Урарту. Согласно эпосу, переданному М. Хоренаци, сладострастная Ш. возжелала иметь своим мужем Ара Гехецика, властелина Армении. Когда все её ухищрения добиться его любви оказались тщетными, оскорблённая, она идёт на Армению войной. После гибели на поле брани Ара Гехецика Ш. продолжает вести распутный образ жизни. Сыновей, выразивших недовольство её поведением, она приказывает умертвить, оставив в живых лишь младшего сына Ниния. В покорённой Армении Ш. строит на берегу озера Ван великолепную летнюю резиденцию (город Ван), названную Шамирамакертом (с её именем эпос связывает и многие другие сооружения, приписывает ей также стелы с урартскими надписями). Когда Ш. отправлялась в Армению, управление страной она передавала остававшемуся в Ниневии родоначальнику мидян магу Зрадашту. Во время одной из отлучек Ш. он решает захватить царскую власть. Начавшая против него войну Ш. терпит поражение. Спасения она ищет в Армении, но там её убивает сын Ниний. Согласно варианту, Ш., убегающая от Зрадашта в Армению, изнемогая от жажды, останавливается по пути в поисках, где бы напиться. Её настигают воины Зрадашта близ моря (озеро Ван), тогда она забрасывает в море своё ожерелье-талисман, а сама превращается в камень (существовала песнь, связанная с этим мифом, - «Ожерелье Ш. в море»).




АМАНОР И ВАНАТУР, в армянской мифологии божества нового года, связанные с культом плодородия. Аманор (А.; «новый год») приносит первые плоды нового года (начинавшегося по древнеармянскому календарю в августе), Ванатур (В.; «приютодатель») даёт приют многочисленным участникам новогодних праздников (устраивавшихся в Багаване, близ современного города Диядин на территории Турции). Пережитки культа А. и В. сохранились до 20 в., они прослеживаются в хвалебных песнях о «Нубаре» («новый плод»). Согласно мнению некоторых исследователей (Н. Эмин), В. - лишь эпитет А., а не собственное имя отдельного божества.
С. Б. Арутюнян


АЖДАХАК, в армянской мифологии вишап (дракон). Соответствует иранскому Ажи-Дахака. В эпосе «Випасанк» А. - царь маров (мидян), выступает противником армянского царя Тиграна. Опасаясь Тиграна, покорившего многие народы, А. замышляет убить его. Добившись руки Тигрануи - сестры Тиграна, А. рассчитывает использовать её для его умерщвления. Однако Тигрануи тайно даёт знать брату о готовящемся против него заговоре. Тигран, узнав о коварстве А., идёт на него войной, высвобождает сестру, убивает А. в бою, берёт в плен первую жену А. Ануйш и множество маров, которых переселяет в Армению, к востоку от Масиса (согласно народной этимологии, мар - «змея, вишап», поэтому Ануйш называли «мать вишапов»). Сказание, отражающее исторические события (завоевание Тиграном II столицы Великой Мидии Экбатаны; брак царя Малой Мидии, союзника армян, с дочерью Тиграна), включает и чисто мифологический материал, действующие лица выступают в нём и как люди, и как вишапы. Мифологическим персонажем является сам А. В древнем «грозовом» мифе вишап грозы похищает сестру или жену бога грозы и держит её у себя; эти роли в эпосе играют А., Тигран и Тигрануи.


АЛЫ, а л к, в армянской мифологии злые духи, вредящие роженицам и новорождённым. Согласно народной традиции, А. имеют антропозооморфный облик; они мохнаты, с огненными глазами, медными когтями, железными зубами, бывают мужского и женского пола; живут в горах, песчаниках, часто - в углах домов или хлевах, а их царь - в глубоком ущелье. А. душат рожениц, поедают их мясо, особенно печень; причиняют вред ребёнку ещё в утробе матери; похищают новорождённых и уносят их к своему царю. В христианизированном мифе бог создал А. в качестве подруги для Адама, но Адам, будучи существом во плоти, не полюбил А., которая была огненной, и тогда бог создал Еву; с этих пор А. враждебны к женщинам и их потомству.


АНУШАВАН СОСАНВЕР [от Иран. Ануширван и армянского сосанвер (соси - «платан» и нвер - «дар, посвящение»)], в армянской мифологии внук Ара Гехецика, умный, одарённый юноша; воплощение платана или священной рощи платанов близ Армавира (столица и религиозный центр древнеармянского Араратского царства). К А. С. как к духу священного платана обращались за предсказанием будущего (в роще гадали по шелесту листьев деревьев). Этимология имени свидетельствует, по-видимому, о том, что А. С. ассоциировался с вечной цикличностью возрождения растительности.


АПОП ( ':pp), в египетской мифологии огромный змей, олицетворяющий мрак и зло, извечный враг бога солнца Ра. Заклинания против А. постоянно встречаются в текстах солярных мифов, в которых он обычно выступает как собирательный образ всех врагов солнца. А. обитает в глубине земли, где и происходит его борьба с Ра. Когда ночью Ра начинает плавание по подземному Нилу, А., желая погубить его, выпивает из реки всю воду. В сражении с А. (повторяющемся каждую ночь) Ра выходит победителем и заставляет его изрыгнуть воду обратно. В другом мифе Ра в образе рыжего кота отрезает голову змею-А. В поздний период А. сближали с Сетом


АРАМАЗД, в армянской мифологии верховное божество, создатель неба и земли, бог плодородия, отец богов Анахит, Михра, Нанэ и др. Восходит к иранскому Ахурамазде. Его эпитет - «ари» («мужественный»). Культ А. пришёл в Армению из Ирана, возможно, в 6-5 вв. до н. э., при Ахеменидах, слившись с культом местных божеств. В эллинистическую эпоху А. отождествлялся с Зевсом. Главное святилище А. находилось в культовом центре древней Армении (являвшемся местом погребения царей династии Аршакидов) Ани (современный Камах на территории Турции). Храм А. в Ани был разрушен в кон. 3 в. н. э. при распространении христианства.


АРАГАЦ, в армянской мифологии гора (Арагац), сестра Масис (Арарат). Согласно мифу, любящие друг друга А. и Масис однажды поссорились. Тщетно пыталась их помирить гора Марута Cap; разгневанная, она прокляла обоих - они оказались навсегда разлучёнными.
По мифу, сложившемуся после распространения христианства, на вершине А. молился Григор Просветитель (проповедник христианства, первый католикос Армении, кон. 3 - нач. 4 вв.), ночами ему светила свешивавшаяся с неба (без верёвки) лампада.


АРА ГЕХЕЦИК, Ара Прекрасный, в армянской мифологии умирающий и воскресающий бог. Древний миф об А. Г. и богине Шамирам является вариантом мифов об Осирисе и Исиде, Таммузе и Иштар, Адонисе и Астарте, сложившимся, по-видимому, во 2-м тыс. до н. э. у протоармян Армянского нагорья. В эпосе А. Г. выступает царём армянского государства, Шамирам - царицей Ассирии. Шамирам, пожелавшая иметь своим мужем А. Г., славившегося красотой, после смерти её супруга Нина отправляет послов с дарами к А. Г., предлагая ему стать царём Ассирии, либо, удовлетворив её страсть, с миром вернуться в свою страну. Разгневанная его отказом, Шамирам идёт войной на Армению. Своим военачальникам она велит взять А. Г. живым. Однако на поле брани он был убит. Шамирам находит труп А. Г. По её приказу аралезы зализывают раны А. Г., и он оживает (согласно «Истории» М. Хоренаци, Шамирам лишь распускает слух о том, что аралезы воскресили А. Г.). По-видимому, миф об А. Г. лёг в основу изложенного Платоном мифа об Эре: Эр был убит в сражении, но десять дней спустя его тело было найдено на поле битвы целым и невредимым. Когда на двенадцатый день при совершении погребального обряда его тело положили на костёр. Эр ожил и рассказал об увиденном им на том свете (Plat. R. Р., Х 614).
По имени А. Г., согласно преданию, названы Араратская равнина, гора Цахкеванк (около Еревана), второе название которой-«Ара»; легенда об оживлении А. Г. связывается с холмом в селе Лезк (близ города Ван). А. Г. посвящена картина В. Суреньянца «Шамирам у трупа Ара Прекрасного», трагедия Н. Зарьяна «Ара Прекрасный» и др.


АРАЛЕЗЫ, арлезы, в армянской мифологии духи, происходящие от собаки. Они спускаются с неба, чтобы зализать раны убитых в сражении и воскресить их. Так, А. воскресили Ара Гехецика. АРАМ


АРАМ, в армянской мифологии герой, предок - эпоним армян. По его имени, согласно древним преданиям, стала называться другими народами страна армян [греками - Армен, иранцами и сирийцами - Армени(к)].
А., из потомства Хайка, защищает границы армянских земель, вступая в борьбу с Мидией, Ассирией и Каппадокией. Он отражает нашествие войск мидян под предводительством Нюкара Мадеса, самого Нюкара Мадеса приводит в Армавир и пригвождает к стене башни на обозрение проходящим, а на его страну налагает дань и подчиняет себе. В войне с Ассирией противником А. выступает Баршам (Баршамин), которого А. побеждает в бою. Мотив борьбы А. с Ассирией, возможно, восходит к войнам урартского царя Араме с ассирийским царём Салманасаром III (9 в. до н. э.). Согласно мифам, А. воюет в Каппадокийской Кесарии, где сталкивается с детьми титанов (титанидами), побеждает титанида Пайаписа Кахья (Папайос Химерогенес), которого изгоняет на остров Азийского моря (Средиземное море). Миф о борьбе А. с титанидами, с Пайаписом, по мнению исследователя И. Марквардта, - вариант мифа о борьбе Зевса с титанами и Тифоном (согласно «Илиаде», жилище Тифона находится в стране аримов в районе вулканической горы Аргей, близ Мажака - Кесарии, Hom. П. II 783). Этот миф протоармяне (аримы) освоили в то время, когда жили в Каппадокии, связав его с именем своего предка Арима. В дальнейшем имя Арим превратилось в А. (под влиянием имени либо урартского царя Араме, либо упоминаемого в Библии Арама, предка жителей Сирии и Месопотамии - арамейцев), содержанием трансформированного мифа стала борьба предка армян с враждебными племенами.



Артавазд (возможно, от авест. ашавазда, «бессмертный»), мифологический персонаж армянского эпоса «Випасанк», сын царя Арташеса. А., не найдя места для своего дворца в основанном его отцом городе Арташат, отнял у вишапов их владения к северу от реки Ерасх (Аракс). Восставших против него вишапов, включая их предводителя и отца Аргавана, он истребил. Когда умер Атрашес, А. позавидовал посмертной славе отца, за что был им проклят. Однажды во время охоты он был пойман каджами, закован в цепи в одной из пещер Масиса. Две собаки непрерывно грызут его цепи, а А. силится выйти из пещеры и положить конец миру. Но от звука ударов кузнечных молотов оковы снова укрепляются (поэтому, чтобы укрепить цепи А., по воскресеньям кузнецы трижды ударяют молотом по наковальне). Встречаются иные мифы об А., по одному из них А. выкрали младенцем вишапиды (женщины из рода Аждахака) и на его место положили дэва (злого духа), согласно другому, - при самом рождении А. вишапиды околдовали его, отсюда - его злой нрав. В другом варианте мифа главный персонаж - сумасшедший сын армянского царя А., Шидар, который, вопреки воле отца, после его смерти объявил себя царём. Именно он оказывается закованным , в цепи (повторение сюжета, ранее связанного с А.). В некоторых версиях Шидар - прозвище А. Имеется архаический вариант мифа, в котором некий герой А. заточён злыми духами, но когда-нибудь он высвободится и овладеет миром. В этом мифе, по-видимому, выражалась надежда армян на освобождение их страны от иноземноно ига. Миф о закованном цепями А. первоначально, вероятно, был вариантом распространённого у многих народов мифа о прикованных к горе героях. В дальнейшем образ А. претерпел изменения под влиянием иранского мифа о борьбе злого Заххака с Феридуном; отсюда в различных вариантах сказаний «Випасанка» выступает двойственный характер А.: он - то герой, то дэв. Образу А. посвящено стихотворное произведение И. Иоаннисяна «Царь Артавазд».
С. Б. Арутюнян.


АРЭВ, Арэгак («солнце», в переносном значении - «жизнь»), в армянской мифологии персонификация солнца, иногда в виде колеса, излучающего свет, чаще в образе юноши. Согласно мифам, дворец А. находится на востоке, на краю света. Вечером, воспламенённый и усталый, А. возвращается к матери (заход солнца по-армянски - «майрамут», «вход к матери»). А. купается, мать вытаскивает его из воды, укладывает в постель, кормит грудью. Отдохнув, он снова пускается в путешествие. По другому мифу, А. купается и отдыхает в озере Ван, на дне которого находится его ложе. Перед рассветом ангелы облачают А. в огненную одежду. Когда А. умывается, горы и равнины покрываются росой. На высокой горе на востоке поднимаются 12 телохранителей А. и огненными посохами ударяют по горе, которая вместе с другими горами преклоняет свою голову перед царём А. Тогда А., голова которого покрыта огненными волосами, поднимается на небо. По некоторым мифам, А. сопровождает огромная птица, её крылья раскрыты, чтобы от лучей А. не загорелась земля. Арэв мчится по небосводу, сидя на льве. Лев своим огромным мечом защищает его от злых духов. Культ А. с древних времён был распространён среди армян. В 5 в. до н. э. в жертву богу солнца приносили лошадей (Xenoph. Anab. IV 35). Ещё в 12 в. в Армении существовали сектанты - солнцепоклонники (арэвордик), преследуемые армянской христианской церковью. Восьмой месяц древнеармянского календаря и первый день каждого месяца назывались Арегом (т. е. А.). Следы культа А. сохранились в народных молитвах и клятвах до 20 в.
Во многих мифах А. и Лусин. (луна) выступают как брат и сестра. Чаще всего в них А. - сестра, а Лусин - брат. В одном варианте оба они - дети бога. По велению отца они должны днём и ночью поочерёдно сторожить мир. По жребию А. должна была действовать ночью. Из-за этого между А. и Лусином возник спор. Вмешался бог и повелел Лусину сторожить мир ночью, а А. - днём. Отец даёт А., стесняющейся людей, массу игл, чтобы она колола глаза тому, кто будет на неё смотреть. По другим мифам, в спор между братом Лусином и сестрой А. вмешивается их мать, державшая в руках в этот момент тесто. Она даёт пощёчину Лусину и выгоняет его ночью из дома (до сих пор видны следы теста на лице Лусина). Согласно другой версии, А. - брат, а Лусин - сестра. Сначала они вместе ходили по небосклону. Но красавицу Лусин сглазили, и она заболела оспой. Лусин попросила А. колоть глаза тем, кто смотрит на неё, а сама от стыда стала ходить по ночам.
С. Б. Арутюнян


АРЭВАМАНУК («солнечный юноша»), в армянской мифологии охотник, наказанный солнцем. Разгневанный неудачной трёхдневной охотой, А. решил убить солнце, чтобы оно упало с неба и весь мир покрылся тьмой. Когда А. натянул тетиву своего лука, чтобы выстрелить в восходящее солнце, оно дало А. пощёчину, огненной рукой схватило его за волосы и бросило в пустыню. А. был мёртв днём и оживал только ночью. Мать А. отправилась к матери солнца с мольбой спасти её сына, и та разрешила ей набрать воды из водоёма, где купалось солнце после своего дневного путешествия, и этой водой обрызгать А. для его полного оживления. По другому мифу, А. попросил солнце задержать свой заход, чтобы его мать закончила вязать для него носки. Солнце исполнило желание юноши. Но, когда мать солнца узнала причину его опоздания, она прокляла А.: он стал умирать днём и оживать ночью, а его мать не может закончить вязку носков.


АЧУЧ-ПАЧУЧ, Ачоч-Мачоч, в армянской мифологии карлики, проживающие на краю света; последняя человеческая раса перед концом мира. Согласно поверьям, люди постепенно уменьшаются, достигая в конце концов размера, позволяющего им пройти через игольное ушко


БАРШАМИН, Баршимниа, Баршам, в армянской мифологии божество, выступающее противником богов и героев (Вахагна, Арама и др.). Образ восходит, по-видимому, к западносемитскому Баалшамему, культ которого был распространён в Армении. Построенный в честь Б. храм и статуя из слоновой кости, вывезенная из Месопотамии Тиграном II (1 в. до н. э.) и установленная в селении Тордан (к юго-западу от современного города Эрзинджан в Турции), были разрушены после принятия в Армении христианства (4 в.).


БАХТ («судьба»), в армянской мифологии персонификация судьбы. Б. в облике седобородого старца, сидящего на небе или на высокой горе, определяет судьбу каждого человека. Его предначертания фиксируются Грохом в особых книгах или на лбах людей. В народных поверьях Б. именуют также духа счастья, посылаемого богом или судьбой отдельной семье, отдельному человеку (этого духа называют иногда Долватом, «благосостояние»). Он может иметь облик юноши или старца. У кого живёт Б., тому сопутствует удача, а кого он покидает, того преследует невезение. Б. часто появляется в белой одежде в домах, в хлевах или на пастбищах, где сторожит скот. Он уходит из дома, в котором его оскорбили. Чтобы вернуть обратно или пригласить Б., в конце года или в начале нового года совершают особые церемонии: девушки садятся на кочерги и скачут на них, старухи выходят из дома с посохами, стучат по земле и особыми заклинаниями просят Б. вернуться в их дом. Иногда Б. отождествляется с духами предков.


ВАХАГН, Ваагн, в армянской мифологии бог грозы и молнии. Согласно мифу, его рождали в муках небо и земля, а также пурпуровое море; к рождению был причастен и красный тростник (которым разрешилось море), извергавший дым и пламя; из пламени появился В. - юноша с огненными волосами, с пламенной бородой и глазами, подобными двум солнцам. Родившись, В. вступает в борьбу с вишапами (отсюда его эпитет «Вишапаках» - «вишапоборец») и побеждает их. Миф о В. сложился, вероятно, в сер. 1-го тыс. до н. э. на основе индоиранских мифов о грозовых божествах, борющихся и побеждающих змееобразных демонов. В истоке этимологии имени В. - эпитет Индры «Вритрахан» («убийца Вритры»). Борьба В. с вишапами - «грозовая борьба» бога против злой персонификации бури, смерча или грозовых облаков (вишапа-демона).
В эллинистическую эпоху В. отождествлялся с Гераклом. Согласно варианту мифа, В., предок армян, суровой зимой украл у родоначальника ассирийцев Баршама солому и скрылся в небе. Когда он шёл со своей добычей по небу, он ронял на своём пути мелкие соломинки; из них образовался Млечный путь (по-армянски называемый «дорога соломокрада»). По иной версии, В. - не бог, а сын царя Тиграна-вишапоборца, убившего Аждахака.
В честь В. были построены храмы в Аштишате, в Ахевакане, Малом Ахбаке (ныне в Турции).
Образу В. посвящены картины современных художников А. Коджояна, О. Минасяна, стихи И. Иоаннисяна и Е. Чаренца.


ВИШАПЫ, в армянской мифологии драконы, хтонические существа. Выступают в зооморфном (чаще всего - в виде змеи) или антропоморфном облике, персонифицируют грозовую бурю, смерч или грозовые облака.
Согласно мифам, большой В. поглощает солнце, отчего происходит затмение. В. живут в высоких горах, в больших озёрах, на небе, в облаках. Поднимаясь на небо или спускаясь вниз, особенно на озёра, производят грохот, сметают всё на своём пути. Доживший до тысячи лет В. может поглотить весь мир. Часто во время грозы постаревшие В. с высоких гор или озёр подымаются на небо, а небесные В. спускаются на землю. В основе мифов о борьбе с В. - распространённый мифологический мотив о борьбе хаоса с космосом. С утверждением христианства мифы о В. подверглись модификации, вишапоборца Вахагна вытеснили архангел Гавриил (Габриел Хрештак) и ангелы, они вступают в сражение с В., которые во время грозы вместе со злыми духами пытаются проглотить солнце (воспламеняющиеся грозовые тучи - огненные тела В., гром - их крик, а молния - стрела Габриела Хрештака, посох или прут ангелов). Ангелы вздымают В. к самому солнцу, от лучей которого В. превращаются в пепел и сыплются на землю.
В эпосе В. - чудовища, завладевшие водными источниками; они вынуждают людей приносить им в жертву девушек; воды и девушек высвобождают герои, убивающие В. В эпосе «Випасанк» выступают В., живущие у подножия Масиса, потомки вишапа Аждахака и его жены Ануйш - «матери вишапов» (этих потомков иногда называют «вишапидами», по-армянски - «вишапазунк»). Предводитель и отец В. Аргаван пригласил к себе во дворец на обед царя Арташеса с сыновьями. Во время обеда Аргаван строит козни против царя. Разгневанный Арташес, вернувшись в Арташат, посылает сына Мажана с войском для уничтожения В. Однако тот не выполнил приказания отца. Истребил их, включая Аргавана, Артавазд.


ГАБРИЕЛ ХРЕШТАК, в армянской мифологии персонаж, идентифицируемый (после принятия армянами христианства, 4 в.) с архангелом Гавриилом, перенявший функции духа смерти Гроха и бога грозы и молнии Вахагна. В народной традиции и верованиях встречаются и поныне три наименования духа смерти (Г. X., Грох, Хогеар). Г. X. - пламенный, грозный и бесстрашный, вооружён огненным мечом (зарница - блеск его меча). Живёт на небесах под началом у бога; одна его нога - на небесах, другая - на земле. Как ангелу смерти люди оказывают сопротивление Г. X. В одном мифе герой Аслан Ага вступает в борьбу с Г. X., чтобы добиться для людей бессмертия, но терпит поражение. Как бог грозы и молнии Г. X., один или вместе с другими ангелами, борется против вишапов. Г. X. выступает также посредником между богом и людьми. В эпосе «Сасна Црер» Г. X. спускается с неба и разнимает борющихся между собой отца и сына (Давида и Мгера).
ГИШЕРАМАЙРЕР


ГИШЕРАМАЙРЕР («матери ночи»), в армянской мифологии персонификации ночной тьмы, злые ведьмы, со дня создания мира со змеями в руках преследующие солнце. Вечером Г. поднимаются из-под гор вверх на землю, чтобы поймать солнце, но оно уже заходит. Тогда они все начинают дуть, и мир покрывается тьмой. Г. группами ищут солнце в лесу, в горах, деревнях. Не найдя его, через разрушенные мельницы и высохшие родники они спускаются под землю и продолжают поиски там. Едва они спускаются вниз, как на востоке поднимается солнце. Если бы Г. удалось увидеть солнце, погибли бы все люди, а земля покрылась бы змеями (тьмой).


ГРОХ («записывающий», «пишущий»), в армянской мифологии дух смерти, персонификация ангела смерти Хогеара. Г. на лбу человека записывает его судьбу, а в своей книге - его грехи и благие поступки, которые станут известными на божьем суде. Г. иногда отождествляется с цаверами (духи болезни).


ДЕМЕТР И ГИСАНЭ, в армянской мифологии божества. Согласно мифу, князья Д. и Г., братья, родом из Индии, навлёкшие гнев своего правителя, бежали в Армению. Царь Вагаршак жалует им страну Тарон (территория на востоке современной Турции), в которой они строят город Вишап. Через 15 лет царь убивает обоих братьев, а власть в Тароне передаёт их трём сыновьям, которые воздвигают на горе Каркэ статуи богов Д. и Г., а служение им поручают своему роду. Так как Гисанэ был длинноволосым, то и служители его культа отпускали длинные волосы; приняв христианство, в память своей древней веры они стали оставлять на голове детей косу. Имя Деметр, по-видимому, восходит к имени богини Деметры (называвшейся иногда армянами Сандарамет); вероятно, в районе, где стояли идолы Д. и Г., у древних армян почиталось божество Сандарамет-Деметр, а т. к. слово «сандарамет» означает по-армянски также «земля, недра земли, ад» (джохк), эта местность считалась воротами ада. Имя Гисанэ («длинноволосый») сначало было, скорее всего, эпитетом Деметра, позднее было переосмыслено как самостоятельный персонаж - брат Деметра.


ДЭВЫ, дайва (авест.), дивы (фарси), в иранской мифологии злые духи, противостоящие благим духам - ахурам. Представления о Д. восходят к эпохе индо-иранской и индоевропейской общности; в древнеиндийской мифологии дева - божества (как и родственные им персонажи других индоевропейских традиций - см. Индоевропейская мифология), а асуры - демоны. Д., против которых направлена «антидэвовская надпись» Ксеркса, иранского царя 5 в. до н. э., почитались, по-видимому, в одной из областей Ирана как боги: Ксеркс уничтожил их святилище и насадил культ Аурамазды (Ахурамазды). «Видевдат» (среднеиран. «Кодекс против Д.») - свод законов и религиозных предписаний против Д. Они - порождение «злой мысли, лжи» (Друга, «Ясна» 32, 3), они служат Ангро-Майнью (Ахриману). Их бесчисленное множество, образы Д. слабо индивидуализированы. Легендарные иранские цари и богатыри выступают как дэвоборцы; в «Яштах» Ардвисура Анахита дарует победу и власть над Д. Йиме, Кай Кавусу и др. Главный дэвоборец - Рустам. Согласно дошедшему до нас фрагменту раннего согдийского сочинения 5 в., Рустам осадил Д. в их городе, и те, решив погибнуть или избавиться от позора, пошли на вылазку: «многие взобравшиеся на колесницы, многие на слонах, многие на свиньях, многие на лисицах, многие на собаках, многие на змеях и ящерицах, многие пешком, многие шли летая, как коршуны, а также многие шли перевёрнутыми вниз головой и ногами кверху... Они подняли дождь, снег, град и сильный гром; они издавали вопли; испускали огонь, пламя и дым». Но Рустам одолел Д. «Шахнаме» изобилует сюжетами борьбы с Д.: сын первого царя Каюмарса Сиямак погибает от руки чёрного Д., но Хушанг (авест. Хошйанга), сын Сиямака, вместе с дедом убивает чёрного Д. и восстанавливает уничтоженное им царство добра. Царь Ирана Кай Кавус, желая уничтожить злых духов, отправляется в поход против Мазендерана - царства Д., и, ослеплённый их колдовством, попадает с дружиной в плен к белому Д. Кай Кавус призывает на помощь Рустама, и тот побеждает шаха Мазендерана Аршанг-Д. (шах тщетно пытается спастись от героя, превратившись в камень), а затем убивает белого Д., освобождает царя и возвращает ему зрение снадобьем из печени Д.
Представления о Д. сохранились в фольклоре иранских народов; у таджиков Д. - великаны, покрытые шерстью, с острыми когтями на руках и ногах, ужасными лицами. Д. живут в своих логовищах (дэвлох), в диких, труднодоступных местах, или внутри гор, на дне озёр, в недрах земли. Там они стерегут сокровища земли - драгоценные металлы и камни; славятся ювелирным искусством. Обвалы в горах и землетрясения объяснялись работой Д. в своих мастерских или тем, что «Д. бушует». Д. ненавидят людей, убивают их или держат в темницах в своих жилищах и пожирают каждый день по два человека - на обед и на ужин. Они бесчувственны к мольбам пленников и на заклятия именем бога отвечали богохульствами. Однако у таджиков встречаются и представления о Д. как о благодетельных существах: такова Дэви Сафед («белая богиня»), покровительница прях, которые почитали её по пятницам, поднося ей лепёшку и воздерживаясь от работы.
Лит.: Семенов А. А., Этнографические очерки Зарафшанских гор, Каратегина и Дар-ваза, [М.], 1903; Абаев В. И., Антидэвовская надпись Ксеркса, в кн.: Иранские языки, [т. I], М. - Л., 1945.
И. С. Брагинский.
В армянской мифологии и эпосе Д. (от Иран. дэв) - злые духи, главным образом великаны, антропоморфного, иногда и зооморфного облика, часто с двумя, тремя, семью головами. Д. обладают огромной силой. Живут в горах, в пещерах, в глубоких и тёмных ущельях, в пустынях. Действуют обычно группами - три, семь, сорок братьев. Владеют большими сокровищами. Похищают красавиц, царевен, соблазняют их. Герои, воюющие против Д., всегда их побеждают. Иногда Д. вступают в дружбу с героями, помогают им в их подвигах. Матери Д. - тоже великанши, имеют огромные груди, переброшенные через плечи; более дружелюбны по отношению к людям, чем их сыновья.
C . Б. А.
В грузинской мифологии и фольклоре дэви (от Иран. дэв) - злые духи. Д. зооморфны, рогаты и волосаты, многоглавы (от трёх до ста голов). С увеличением числа голов возрастает их сила, на месте срубленной головы вырастает новая. Д. обитают в подземельях, но могут жить и на земле, владея дворцами и богатствами. Обычно вместе живут семь - девять братьев Д. Занимаются Д. скотоводством и охотой, похищают и держат в неволе красавиц. У горцев Грузии Д. выступают как синонимы угнетателей и поработителей, против них борются местные божества. Женские персонификации Д. - великанши - менее злы, они дают приют и огонь пришельцам и охраняют их от своих сыновей-людоедов.
М. Ч.
В мифологии дагестанских народов Д. (от иран. дэв, у цахуров именуется Абрак) - антропоморфные одноглазые чудовища огромных размеров. Обычно обитают по нескольку братьев с матерью в пещере, в неприступной крепости; живут охотой. Разрушают человеческое жильё, убивают людей.
Согласно одному варианту мифа, один из Д. занимался овцеводством; людей, забредавших в его пещеру, жарил вместе с дичью и съедал. Но нашёлся герой, благодаря смекалке спасшийся от него. Попав в пещеру Д., он выжег у спящего чудовища глаз. Проснувшись утром, Д. стал ощупью просчитывать своих овец, но человека, уцепившегося снизу за овечью шерсть, не обнаружил, и герой вместе с овцами выбрался из пещеры.
Х. Х.
В мифологиях тюркоязычных народов Малой и Средней Азии, Казахстана, Кавказа, Западной Сибири, Поволжья и гагаузов (тур. dev; узб., гагауз. дев; туркм. дов; кирг. доо; казах. дэу; каракалп. д?у; карачаев., балкар. деу; у казанских татар дию, у западносибирских татар тив, у башкир дейе?) Д. - злые духи. В мифологиях тюркоязычных народов образ Д. индоевропейского происхождения. Д. представлялись обладающими огромной силой великанами, иногда с несколькими головами, мужского или женского пола. Иногда Д. имеют облик циклопа (у народов Средней Азии и Казахстана, а также у турок). У турок и гагаузов Д.-великанши имеют, как и албасты, длинные груди, которые они забрасывают за плечи. По представлению башкир, казанских и западносибирских татар, Д. имеют своё подземное царство. В мифах народов Средней Азии сохранились представления о былой благодетельной роли Д., в частности в мифах узбеков Хорезмского оазиса Д. выступают как строители многих крепостей и городов, в шаманских мифах узбеков, казахов и киргизов они фигурируют в числе духов - помощников шаманов. (Обычно, однако, считалось, что Д. причиняют человеку болезнь, а шаман должен изгнать её или умилостивить Д.)
Как мифологический персонаж Д. наиболее распространены среди узбеков, а у других народов они чаще выступают как сказочные образы (хотя и сохраняют мифологические черты). У тюркоязычных народов Поволжья Д. часто сближаются и объединяются в единый образ с пари (духи дию пэрие).



АМАНОР И ВАНАТУР, в армянской мифологии божества нового года, связанные с культом плодородия. Аманор (А.; «новый год») приносит первые плоды нового года (начинавшегося по древнеармянскому календарю в августе), Ванатур (В.; «приютодатель») даёт приют многочисленным участникам новогодних праздников (устраивавшихся в Багаване, близ современного города Диядин на территории Турции). Пережитки культа А. и В. сохранились до 20 в., они прослеживаются в хвалебных песнях о «Нубаре» («новый плод»). Согласно мнению некоторых исследователей (Н. Эмин), В. - лишь эпитет А., а не собственное имя отдельного божества.
С. Б. Арутюнян


АЖДАХАК, в армянской мифологии вишап (дракон). Соответствует иранскому Ажи-Дахака. В эпосе «Випасанк» А. - царь маров (мидян), выступает противником армянского царя Тиграна. Опасаясь Тиграна, покорившего многие народы, А. замышляет убить его. Добившись руки Тигрануи - сестры Тиграна, А. рассчитывает использовать её для его умерщвления. Однако Тигрануи тайно даёт знать брату о готовящемся против него заговоре. Тигран, узнав о коварстве А., идёт на него войной, высвобождает сестру, убивает А. в бою, берёт в плен первую жену А. Ануйш и множество маров, которых переселяет в Армению, к востоку от Масиса (согласно народной этимологии, мар - «змея, вишап», поэтому Ануйш называли «мать вишапов»). Сказание, отражающее исторические события (завоевание Тиграном II столицы Великой Мидии Экбатаны; брак царя Малой Мидии, союзника армян, с дочерью Тиграна), включает и чисто мифологический материал, действующие лица выступают в нём и как люди, и как вишапы. Мифологическим персонажем является сам А. В древнем «грозовом» мифе вишап грозы похищает сестру или жену бога грозы и держит её у себя; эти роли в эпосе играют А., Тигран и Тигрануи.


АЛЫ, а л к, в армянской мифологии злые духи, вредящие роженицам и новорождённым. Согласно народной традиции, А. имеют антропозооморфный облик; они мохнаты, с огненными глазами, медными когтями, железными зубами, бывают мужского и женского пола; живут в горах, песчаниках, часто - в углах домов или хлевах, а их царь - в глубоком ущелье. А. душат рожениц, поедают их мясо, особенно печень; причиняют вред ребёнку ещё в утробе матери; похищают новорождённых и уносят их к своему царю. В христианизированном мифе бог создал А. в качестве подруги для Адама, но Адам, будучи существом во плоти, не полюбил А., которая была огненной, и тогда бог создал Еву; с этих пор А. враждебны к женщинам и их потомству.


АНУШАВАН СОСАНВЕР [от Иран. Ануширван и армянского сосанвер (соси - «платан» и нвер - «дар, посвящение»)], в армянской мифологии внук Ара Гехецика, умный, одарённый юноша; воплощение платана или священной рощи платанов близ Армавира (столица и религиозный центр древнеармянского Араратского царства). К А. С. как к духу священного платана обращались за предсказанием будущего (в роще гадали по шелесту листьев деревьев). Этимология имени свидетельствует, по-видимому, о том, что А. С. ассоциировался с вечной цикличностью возрождения растительности.


АПОП ( ':pp), в египетской мифологии огромный змей, олицетворяющий мрак и зло, извечный враг бога солнца Ра. Заклинания против А. постоянно встречаются в текстах солярных мифов, в которых он обычно выступает как собирательный образ всех врагов солнца. А. обитает в глубине земли, где и происходит его борьба с Ра. Когда ночью Ра начинает плавание по подземному Нилу, А., желая погубить его, выпивает из реки всю воду. В сражении с А. (повторяющемся каждую ночь) Ра выходит победителем и заставляет его изрыгнуть воду обратно. В другом мифе Ра в образе рыжего кота отрезает голову змею-А. В поздний период А. сближали с Сетом


АРАМАЗД, в армянской мифологии верховное божество, создатель неба и земли, бог плодородия, отец богов Анахит, Михра, Нанэ и др. Восходит к иранскому Ахурамазде. Его эпитет - «ари» («мужественный»). Культ А. пришёл в Армению из Ирана, возможно, в 6-5 вв. до н. э., при Ахеменидах, слившись с культом местных божеств. В эллинистическую эпоху А. отождествлялся с Зевсом. Главное святилище А. находилось в культовом центре древней Армении (являвшемся местом погребения царей династии Аршакидов) Ани (современный Камах на территории Турции). Храм А. в Ани был разрушен в кон. 3 в. н. э. при распространении христианства.


АРАГАЦ, в армянской мифологии гора (Арагац), сестра Масис (Арарат). Согласно мифу, любящие друг друга А. и Масис однажды поссорились. Тщетно пыталась их помирить гора Марута Cap; разгневанная, она прокляла обоих - они оказались навсегда разлучёнными.
По мифу, сложившемуся после распространения христианства, на вершине А. молился Григор Просветитель (проповедник христианства, первый католикос Армении, кон. 3 - нач. 4 вв.), ночами ему светила свешивавшаяся с неба (без верёвки) лампада.


АРА ГЕХЕЦИК, Ара Прекрасный, в армянской мифологии умирающий и воскресающий бог. Древний миф об А. Г. и богине Шамирам является вариантом мифов об Осирисе и Исиде, Таммузе и Иштар, Адонисе и Астарте, сложившимся, по-видимому, во 2-м тыс. до н. э. у протоармян Армянского нагорья. В эпосе А. Г. выступает царём армянского государства, Шамирам - царицей Ассирии. Шамирам, пожелавшая иметь своим мужем А. Г., славившегося красотой, после смерти её супруга Нина отправляет послов с дарами к А. Г., предлагая ему стать царём Ассирии, либо, удовлетворив её страсть, с миром вернуться в свою страну. Разгневанная его отказом, Шамирам идёт войной на Армению. Своим военачальникам она велит взять А. Г. живым. Однако на поле брани он был убит. Шамирам находит труп А. Г. По её приказу аралезы зализывают раны А. Г., и он оживает (согласно «Истории» М. Хоренаци, Шамирам лишь распускает слух о том, что аралезы воскресили А. Г.). По-видимому, миф об А. Г. лёг в основу изложенного Платоном мифа об Эре: Эр был убит в сражении, но десять дней спустя его тело было найдено на поле битвы целым и невредимым. Когда на двенадцатый день при совершении погребального обряда его тело положили на костёр. Эр ожил и рассказал об увиденном им на том свете (Plat. R. Р., Х 614).
По имени А. Г., согласно преданию, названы Араратская равнина, гора Цахкеванк (около Еревана), второе название которой-«Ара»; легенда об оживлении А. Г. связывается с холмом в селе Лезк (близ города Ван). А. Г. посвящена картина В. Суреньянца «Шамирам у трупа Ара Прекрасного», трагедия Н. Зарьяна «Ара Прекрасный» и др.


АРАЛЕЗЫ, арлезы, в армянской мифологии духи, происходящие от собаки. Они спускаются с неба, чтобы зализать раны убитых в сражении и воскресить их. Так, А. воскресили Ара Гехецика. АРАМ


АРАМ, в армянской мифологии герой, предок - эпоним армян. По его имени, согласно древним преданиям, стала называться другими народами страна армян [греками - Армен, иранцами и сирийцами - Армени(к)].
А., из потомства Хайка, защищает границы армянских земель, вступая в борьбу с Мидией, Ассирией и Каппадокией. Он отражает нашествие войск мидян под предводительством Нюкара Мадеса, самого Нюкара Мадеса приводит в Армавир и пригвождает к стене башни на обозрение проходящим, а на его страну налагает дань и подчиняет себе. В войне с Ассирией противником А. выступает Баршам (Баршамин), которого А. побеждает в бою. Мотив борьбы А. с Ассирией, возможно, восходит к войнам урартского царя Араме с ассирийским царём Салманасаром III (9 в. до н. э.). Согласно мифам, А. воюет в Каппадокийской Кесарии, где сталкивается с детьми титанов (титанидами), побеждает титанида Пайаписа Кахья (Папайос Химерогенес), которого изгоняет на остров Азийского моря (Средиземное море). Миф о борьбе А. с титанидами, с Пайаписом, по мнению исследователя И. Марквардта, - вариант мифа о борьбе Зевса с титанами и Тифоном (согласно «Илиаде», жилище Тифона находится в стране аримов в районе вулканической горы Аргей, близ Мажака - Кесарии, Hom. П. II 783). Этот миф протоармяне (аримы) освоили в то время, когда жили в Каппадокии, связав его с именем своего предка Арима. В дальнейшем имя Арим превратилось в А. (под влиянием имени либо урартского царя Араме, либо упоминаемого в Библии Арама, предка жителей Сирии и Месопотамии - арамейцев), содержанием трансформированного мифа стала борьба предка армян с враждебными племенами.



Артавазд (возможно, от авест. ашавазда, «бессмертный»), мифологический персонаж армянского эпоса «Випасанк», сын царя Арташеса. А., не найдя места для своего дворца в основанном его отцом городе Арташат, отнял у вишапов их владения к северу от реки Ерасх (Аракс). Восставших против него вишапов, включая их предводителя и отца Аргавана, он истребил. Когда умер Атрашес, А. позавидовал посмертной славе отца, за что был им проклят. Однажды во время охоты он был пойман каджами, закован в цепи в одной из пещер Масиса. Две собаки непрерывно грызут его цепи, а А. силится выйти из пещеры и положить конец миру. Но от звука ударов кузнечных молотов оковы снова укрепляются (поэтому, чтобы укрепить цепи А., по воскресеньям кузнецы трижды ударяют молотом по наковальне). Встречаются иные мифы об А., по одному из них А. выкрали младенцем вишапиды (женщины из рода Аждахака) и на его место положили дэва (злого духа), согласно другому, - при самом рождении А. вишапиды околдовали его, отсюда - его злой нрав. В другом варианте мифа главный персонаж - сумасшедший сын армянского царя А., Шидар, который, вопреки воле отца, после его смерти объявил себя царём. Именно он оказывается закованным , в цепи (повторение сюжета, ранее связанного с А.). В некоторых версиях Шидар - прозвище А. Имеется архаический вариант мифа, в котором некий герой А. заточён злыми духами, но когда-нибудь он высвободится и овладеет миром. В этом мифе, по-видимому, выражалась надежда армян на освобождение их страны от иноземноно ига. Миф о закованном цепями А. первоначально, вероятно, был вариантом распространённого у многих народов мифа о прикованных к горе героях. В дальнейшем образ А. претерпел изменения под влиянием иранского мифа о борьбе злого Заххака с Феридуном; отсюда в различных вариантах сказаний «Випасанка» выступает двойственный характер А.: он - то герой, то дэв. Образу А. посвящено стихотворное произведение И. Иоаннисяна «Царь Артавазд».
С. Б. Арутюнян.


АРЭВ, Арэгак («солнце», в переносном значении - «жизнь»), в армянской мифологии персонификация солнца, иногда в виде колеса, излучающего свет, чаще в образе юноши. Согласно мифам, дворец А. находится на востоке, на краю света. Вечером, воспламенённый и усталый, А. возвращается к матери (заход солнца по-армянски - «майрамут», «вход к матери»). А. купается, мать вытаскивает его из воды, укладывает в постель, кормит грудью. Отдохнув, он снова пускается в путешествие. По другому мифу, А. купается и отдыхает в озере Ван, на дне которого находится его ложе. Перед рассветом ангелы облачают А. в огненную одежду. Когда А. умывается, горы и равнины покрываются росой. На высокой горе на востоке поднимаются 12 телохранителей А. и огненными посохами ударяют по горе, которая вместе с другими горами преклоняет свою голову перед царём А. Тогда А., голова которого покрыта огненными волосами, поднимается на небо. По некоторым мифам, А. сопровождает огромная птица, её крылья раскрыты, чтобы от лучей А. не загорелась земля. Арэв мчится по небосводу, сидя на льве. Лев своим огромным мечом защищает его от злых духов. Культ А. с древних времён был распространён среди армян. В 5 в. до н. э. в жертву богу солнца приносили лошадей (Xenoph. Anab. IV 35). Ещё в 12 в. в Армении существовали сектанты - солнцепоклонники (арэвордик), преследуемые армянской христианской церковью. Восьмой месяц древнеармянского календаря и первый день каждого месяца назывались Арегом (т. е. А.). Следы культа А. сохранились в народных молитвах и клятвах до 20 в.
Во многих мифах А. и Лусин. (луна) выступают как брат и сестра. Чаще всего в них А. - сестра, а Лусин - брат. В одном варианте оба они - дети бога. По велению отца они должны днём и ночью поочерёдно сторожить мир. По жребию А. должна была действовать ночью. Из-за этого между А. и Лусином возник спор. Вмешался бог и повелел Лусину сторожить мир ночью, а А. - днём. Отец даёт А., стесняющейся людей, массу игл, чтобы она колола глаза тому, кто будет на неё смотреть. По другим мифам, в спор между братом Лусином и сестрой А. вмешивается их мать, державшая в руках в этот момент тесто. Она даёт пощёчину Лусину и выгоняет его ночью из дома (до сих пор видны следы теста на лице Лусина). Согласно другой версии, А. - брат, а Лусин - сестра. Сначала они вместе ходили по небосклону. Но красавицу Лусин сглазили, и она заболела оспой. Лусин попросила А. колоть глаза тем, кто смотрит на неё, а сама от стыда стала ходить по ночам.
С. Б. Арутюнян


АРЭВАМАНУК («солнечный юноша»), в армянской мифологии охотник, наказанный солнцем. Разгневанный неудачной трёхдневной охотой, А. решил убить солнце, чтобы оно упало с неба и весь мир покрылся тьмой. Когда А. натянул тетиву своего лука, чтобы выстрелить в восходящее солнце, оно дало А. пощёчину, огненной рукой схватило его за волосы и бросило в пустыню. А. был мёртв днём и оживал только ночью. Мать А. отправилась к матери солнца с мольбой спасти её сына, и та разрешила ей набрать воды из водоёма, где купалось солнце после своего дневного путешествия, и этой водой обрызгать А. для его полного оживления. По другому мифу, А. попросил солнце задержать свой заход, чтобы его мать закончила вязать для него носки. Солнце исполнило желание юноши. Но, когда мать солнца узнала причину его опоздания, она прокляла А.: он стал умирать днём и оживать ночью, а его мать не может закончить вязку носков.


АЧУЧ-ПАЧУЧ, Ачоч-Мачоч, в армянской мифологии карлики, проживающие на краю света; последняя человеческая раса перед концом мира. Согласно поверьям, люди постепенно уменьшаются, достигая в конце концов размера, позволяющего им пройти через игольное ушко


БАРШАМИН, Баршимниа, Баршам, в армянской мифологии божество, выступающее противником богов и героев (Вахагна, Арама и др.). Образ восходит, по-видимому, к западносемитскому Баалшамему, культ которого был распространён в Армении. Построенный в честь Б. храм и статуя из слоновой кости, вывезенная из Месопотамии Тиграном II (1 в. до н. э.) и установленная в селении Тордан (к юго-западу от современного города Эрзинджан в Турции), были разрушены после принятия в Армении христианства (4 в.).


БАХТ («судьба»), в армянской мифологии персонификация судьбы. Б. в облике седобородого старца, сидящего на небе или на высокой горе, определяет судьбу каждого человека. Его предначертания фиксируются Грохом в особых книгах или на лбах людей. В народных поверьях Б. именуют также духа счастья, посылаемого богом или судьбой отдельной семье, отдельному человеку (этого духа называют иногда Долватом, «благосостояние»). Он может иметь облик юноши или старца. У кого живёт Б., тому сопутствует удача, а кого он покидает, того преследует невезение. Б. часто появляется в белой одежде в домах, в хлевах или на пастбищах, где сторожит скот. Он уходит из дома, в котором его оскорбили. Чтобы вернуть обратно или пригласить Б., в конце года или в начале нового года совершают особые церемонии: девушки садятся на кочерги и скачут на них, старухи выходят из дома с посохами, стучат по земле и особыми заклинаниями просят Б. вернуться в их дом. Иногда Б. отождествляется с духами предков.


ВАХАГН, Ваагн, в армянской мифологии бог грозы и молнии. Согласно мифу, его рождали в муках небо и земля, а также пурпуровое море; к рождению был причастен и красный тростник (которым разрешилось море), извергавший дым и пламя; из пламени появился В. - юноша с огненными волосами, с пламенной бородой и глазами, подобными двум солнцам. Родившись, В. вступает в борьбу с вишапами (отсюда его эпитет «Вишапаках» - «вишапоборец») и побеждает их. Миф о В. сложился, вероятно, в сер. 1-го тыс. до н. э. на основе индоиранских мифов о грозовых божествах, борющихся и побеждающих змееобразных демонов. В истоке этимологии имени В. - эпитет Индры «Вритрахан» («убийца Вритры»). Борьба В. с вишапами - «грозовая борьба» бога против злой персонификации бури, смерча или грозовых облаков (вишапа-демона).
В эллинистическую эпоху В. отождествлялся с Гераклом. Согласно варианту мифа, В., предок армян, суровой зимой украл у родоначальника ассирийцев Баршама солому и скрылся в небе. Когда он шёл со своей добычей по небу, он ронял на своём пути мелкие соломинки; из них образовался Млечный путь (по-армянски называемый «дорога соломокрада»). По иной версии, В. - не бог, а сын царя Тиграна-вишапоборца, убившего Аждахака.
В честь В. были построены храмы в Аштишате, в Ахевакане, Малом Ахбаке (ныне в Турции).
Образу В. посвящены картины современных художников А. Коджояна, О. Минасяна, стихи И. Иоаннисяна и Е. Чаренца.


ВИШАПЫ, в армянской мифологии драконы, хтонические существа. Выступают в зооморфном (чаще всего - в виде змеи) или антропоморфном облике, персонифицируют грозовую бурю, смерч или грозовые облака.
Согласно мифам, большой В. поглощает солнце, отчего происходит затмение. В. живут в высоких горах, в больших озёрах, на небе, в облаках. Поднимаясь на небо или спускаясь вниз, особенно на озёра, производят грохот, сметают всё на своём пути. Доживший до тысячи лет В. может поглотить весь мир. Часто во время грозы постаревшие В. с высоких гор или озёр подымаются на небо, а небесные В. спускаются на землю. В основе мифов о борьбе с В. - распространённый мифологический мотив о борьбе хаоса с космосом. С утверждением христианства мифы о В. подверглись модификации, вишапоборца Вахагна вытеснили архангел Гавриил (Габриел Хрештак) и ангелы, они вступают в сражение с В., которые во время грозы вместе со злыми духами пытаются проглотить солнце (воспламеняющиеся грозовые тучи - огненные тела В., гром - их крик, а молния - стрела Габриела Хрештака, посох или прут ангелов). Ангелы вздымают В. к самому солнцу, от лучей которого В. превращаются в пепел и сыплются на землю.
В эпосе В. - чудовища, завладевшие водными источниками; они вынуждают людей приносить им в жертву девушек; воды и девушек высвобождают герои, убивающие В. В эпосе «Випасанк» выступают В., живущие у подножия Масиса, потомки вишапа Аждахака и его жены Ануйш - «матери вишапов» (этих потомков иногда называют «вишапидами», по-армянски - «вишапазунк»). Предводитель и отец В. Аргаван пригласил к себе во дворец на обед царя Арташеса с сыновьями. Во время обеда Аргаван строит козни против царя. Разгневанный Арташес, вернувшись в Арташат, посылает сына Мажана с войском для уничтожения В. Однако тот не выполнил приказания отца. Истребил их, включая Аргавана, Артавазд.


ГАБРИЕЛ ХРЕШТАК, в армянской мифологии персонаж, идентифицируемый (после принятия армянами христианства, 4 в.) с архангелом Гавриилом, перенявший функции духа смерти Гроха и бога грозы и молнии Вахагна. В народной традиции и верованиях встречаются и поныне три наименования духа смерти (Г. X., Грох, Хогеар). Г. X. - пламенный, грозный и бесстрашный, вооружён огненным мечом (зарница - блеск его меча). Живёт на небесах под началом у бога; одна его нога - на небесах, другая - на земле. Как ангелу смерти люди оказывают сопротивление Г. X. В одном мифе герой Аслан Ага вступает в борьбу с Г. X., чтобы добиться для людей бессмертия, но терпит поражение. Как бог грозы и молнии Г. X., один или вместе с другими ангелами, борется против вишапов. Г. X. выступает также посредником между богом и людьми. В эпосе «Сасна Црер» Г. X. спускается с неба и разнимает борющихся между собой отца и сына (Давида и Мгера).
ГИШЕРАМАЙРЕР


ГИШЕРАМАЙРЕР («матери ночи»), в армянской мифологии персонификации ночной тьмы, злые ведьмы, со дня создания мира со змеями в руках преследующие солнце. Вечером Г. поднимаются из-под гор вверх на землю, чтобы поймать солнце, но оно уже заходит. Тогда они все начинают дуть, и мир покрывается тьмой. Г. группами ищут солнце в лесу, в горах, деревнях. Не найдя его, через разрушенные мельницы и высохшие родники они спускаются под землю и продолжают поиски там. Едва они спускаются вниз, как на востоке поднимается солнце. Если бы Г. удалось увидеть солнце, погибли бы все люди, а земля покрылась бы змеями (тьмой).


ГРОХ («записывающий», «пишущий»), в армянской мифологии дух смерти, персонификация ангела смерти Хогеара. Г. на лбу человека записывает его судьбу, а в своей книге - его грехи и благие поступки, которые станут известными на божьем суде. Г. иногда отождествляется с цаверами (духи болезни).


ДЕМЕТР И ГИСАНЭ, в армянской мифологии божества. Согласно мифу, князья Д. и Г., братья, родом из Индии, навлёкшие гнев своего правителя, бежали в Армению. Царь Вагаршак жалует им страну Тарон (территория на востоке современной Турции), в которой они строят город Вишап. Через 15 лет царь убивает обоих братьев, а власть в Тароне передаёт их трём сыновьям, которые воздвигают на горе Каркэ статуи богов Д. и Г., а служение им поручают своему роду. Так как Гисанэ был длинноволосым, то и служители его культа отпускали длинные волосы; приняв христианство, в память своей древней веры они стали оставлять на голове детей косу. Имя Деметр, по-видимому, восходит к имени богини Деметры (называвшейся иногда армянами Сандарамет); вероятно, в районе, где стояли идолы Д. и Г., у древних армян почиталось божество Сандарамет-Деметр, а т. к. слово «сандарамет» означает по-армянски также «земля, недра земли, ад» (джохк), эта местность считалась воротами ада. Имя Гисанэ («длинноволосый») сначало было, скорее всего, эпитетом Деметра, позднее было переосмыслено как самостоятельный персонаж - брат Деметра.


ДЭВЫ, дайва (авест.), дивы (фарси), в иранской мифологии злые духи, противостоящие благим духам - ахурам. Представления о Д. восходят к эпохе индо-иранской и индоевропейской общности; в древнеиндийской мифологии дева - божества (как и родственные им персонажи других индоевропейских традиций - см. Индоевропейская мифология), а асуры - демоны. Д., против которых направлена «антидэвовская надпись» Ксеркса, иранского царя 5 в. до н. э., почитались, по-видимому, в одной из областей Ирана как боги: Ксеркс уничтожил их святилище и насадил культ Аурамазды (Ахурамазды). «Видевдат» (среднеиран. «Кодекс против Д.») - свод законов и религиозных предписаний против Д. Они - порождение «злой мысли, лжи» (Друга, «Ясна» 32, 3), они служат Ангро-Майнью (Ахриману). Их бесчисленное множество, образы Д. слабо индивидуализированы. Легендарные иранские цари и богатыри выступают как дэвоборцы; в «Яштах» Ардвисура Анахита дарует победу и власть над Д. Йиме, Кай Кавусу и др. Главный дэвоборец - Рустам. Согласно дошедшему до нас фрагменту раннего согдийского сочинения 5 в., Рустам осадил Д. в их городе, и те, решив погибнуть или избавиться от позора, пошли на вылазку: «многие взобравшиеся на колесницы, многие на слонах, многие на свиньях, многие на лисицах, многие на собаках, многие на змеях и ящерицах, многие пешком, многие шли летая, как коршуны, а также многие шли перевёрнутыми вниз головой и ногами кверху... Они подняли дождь, снег, град и сильный гром; они издавали вопли; испускали огонь, пламя и дым». Но Рустам одолел Д. «Шахнаме» изобилует сюжетами борьбы с Д.: сын первого царя Каюмарса Сиямак погибает от руки чёрного Д., но Хушанг (авест. Хошйанга), сын Сиямака, вместе с дедом убивает чёрного Д. и восстанавливает уничтоженное им царство добра. Царь Ирана Кай Кавус, желая уничтожить злых духов, отправляется в поход против Мазендерана - царства Д., и, ослеплённый их колдовством, попадает с дружиной в плен к белому Д. Кай Кавус призывает на помощь Рустама, и тот побеждает шаха Мазендерана Аршанг-Д. (шах тщетно пытается спастись от героя, превратившись в камень), а затем убивает белого Д., освобождает царя и возвращает ему зрение снадобьем из печени Д.
Представления о Д. сохранились в фольклоре иранских народов; у таджиков Д. - великаны, покрытые шерстью, с острыми когтями на руках и ногах, ужасными лицами. Д. живут в своих логовищах (дэвлох), в диких, труднодоступных местах, или внутри гор, на дне озёр, в недрах земли. Там они стерегут сокровища земли - драгоценные металлы и камни; славятся ювелирным искусством. Обвалы в горах и землетрясения объяснялись работой Д. в своих мастерских или тем, что «Д. бушует». Д. ненавидят людей, убивают их или держат в темницах в своих жилищах и пожирают каждый день по два человека - на обед и на ужин. Они бесчувственны к мольбам пленников и на заклятия именем бога отвечали богохульствами. Однако у таджиков встречаются и представления о Д. как о благодетельных существах: такова Дэви Сафед («белая богиня»), покровительница прях, которые почитали её по пятницам, поднося ей лепёшку и воздерживаясь от работы.
Лит.: Семенов А. А., Этнографические очерки Зарафшанских гор, Каратегина и Дар-ваза, [М.], 1903; Абаев В. И., Антидэвовская надпись Ксеркса, в кн.: Иранские языки, [т. I], М. - Л., 1945.
И. С. Брагинский.
В армянской мифологии и эпосе Д. (от Иран. дэв) - злые духи, главным образом великаны, антропоморфного, иногда и зооморфного облика, часто с двумя, тремя, семью головами. Д. обладают огромной силой. Живут в горах, в пещерах, в глубоких и тёмных ущельях, в пустынях. Действуют обычно группами - три, семь, сорок братьев. Владеют большими сокровищами. Похищают красавиц, царевен, соблазняют их. Герои, воюющие против Д., всегда их побеждают. Иногда Д. вступают в дружбу с героями, помогают им в их подвигах. Матери Д. - тоже великанши, имеют огромные груди, переброшенные через плечи; более дружелюбны по отношению к людям, чем их сыновья.
C . Б. А.
В грузинской мифологии и фольклоре дэви (от Иран. дэв) - злые духи. Д. зооморфны, рогаты и волосаты, многоглавы (от трёх до ста голов). С увеличением числа голов возрастает их сила, на месте срубленной головы вырастает новая. Д. обитают в подземельях, но могут жить и на земле, владея дворцами и богатствами. Обычно вместе живут семь - девять братьев Д. Занимаются Д. скотоводством и охотой, похищают и держат в неволе красавиц. У горцев Грузии Д. выступают как синонимы угнетателей и поработителей, против них борются местные божества. Женские персонификации Д. - великанши - менее злы, они дают приют и огонь пришельцам и охраняют их от своих сыновей-людоедов.
М. Ч.
В мифологии дагестанских народов Д. (от иран. дэв, у цахуров именуется Абрак) - антропоморфные одноглазые чудовища огромных размеров. Обычно обитают по нескольку братьев с матерью в пещере, в неприступной крепости; живут охотой. Разрушают человеческое жильё, убивают людей.
Согласно одному варианту мифа, один из Д. занимался овцеводством; людей, забредавших в его пещеру, жарил вместе с дичью и съедал. Но нашёлся герой, благодаря смекалке спасшийся от него. Попав в пещеру Д., он выжег у спящего чудовища глаз. Проснувшись утром, Д. стал ощупью просчитывать своих овец, но человека, уцепившегося снизу за овечью шерсть, не обнаружил, и герой вместе с овцами выбрался из пещеры.
Х. Х.
В мифологиях тюркоязычных народов Малой и Средней Азии, Казахстана, Кавказа, Западной Сибири, Поволжья и гагаузов (тур. dev; узб., гагауз. дев; туркм. дов; кирг. доо; казах. дэу; каракалп. д?у; карачаев., балкар. деу; у казанских татар дию, у западносибирских татар тив, у башкир дейе?) Д. - злые духи. В мифологиях тюркоязычных народов образ Д. индоевропейского происхождения. Д. представлялись обладающими огромной силой великанами, иногда с несколькими головами, мужского или женского пола. Иногда Д. имеют облик циклопа (у народов Средней Азии и Казахстана, а также у турок). У турок и гагаузов Д.-великанши имеют, как и албасты, длинные груди, которые они забрасывают за плечи. По представлению башкир, казанских и западносибирских татар, Д. имеют своё подземное царство. В мифах народов Средней Азии сохранились представления о былой благодетельной роли Д., в частности в мифах узбеков Хорезмского оазиса Д. выступают как строители многих крепостей и городов, в шаманских мифах узбеков, казахов и киргизов они фигурируют в числе духов - помощников шаманов. (Обычно, однако, считалось, что Д. причиняют человеку болезнь, а шаман должен изгнать её или умилостивить Д.)
Как мифологический персонаж Д. наиболее распространены среди узбеков, а у других народов они чаще выступают как сказочные образы (хотя и сохраняют мифологические черты). У тюркоязычных народов Поволжья Д. часто сближаются и объединяются в единый образ с пари (духи дию пэрие).



 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Язица /Нация/* - не имеющая свое происхождение - не родившаяся Язица. Язица - не имеющая своё наследие - мертвая Язица. Наследие Язицы - это не простая последовательность событий. Наследие - это жизненный опыт Язицы. Но наследие становится жизненным опытом, если поколения Язицы вновь и вновь переживают факты наследия и осмысливают их.
Осмысление Язицей своей истории находит выражение в Мифообразных Преданиях. Фактически Языческая /национальная/ Мифология - это образно-чувственное осмысление наследия как жизненного опыта. И поэтому Язица, не имеющая своей Мифологии, не имеет генезиса, не обладает наследием как жизненным опытом. Значит эта Язица не родилась и не жила. Она существует как несовершенный выкидыш, поддерживающий свое существование паразитическим присвоением чужого наследия, чужих верований, чужих нравов и, как таковой, не играющий никакой роли и не имеющий места в жизни.

И если Язица рождена и живет, то она обязательно должна иметь свои Священные Предания в виде Мифологии.

Конечно, пережитые катастрофы беспощадно уничтожали материальные и духовные ценности Арийских Язиц. Но по воле Творца - ничто естественное не исчезает бесследно. Наше происхождение тоже не исчезло окончательно. Оно сохранилось в народе столетиями, тысячелетиями, хотя и неосознанно, хотя и в раздробленном, расчлененном и искаженном виде. И как мы раскапываем в земле наши материальные ценности, так и в душе Язицы мы можем раскопать ее духовные ценности.
В результате многолетних поисков были найдены осколки, обрывки Арийских духовных ценностей Арарата. И по этим обрывкам были восстановлены, воссозданы наши древнейшие легенды. Органическое единство, система этих архаических легенд и представляет собой Араратскую Мифологию, как носителя Священных Преданий.
Истоки Араратской Мифологии восходят к тем временам, когда один из Родов Человечества - Арийский Род, возникший и начавший свою историю в Арарате, здесь же творил свои Предания. И эти Арийские Родовые Предания могут быть твердой основой для восстановления своих Языческих Мифологий всех Арийских Язиц, истоки которых, тем не менее, берут начало в Арарате. Ведь впоследствии, сформировавшиеся в результате исхода с Арарата различные Арийские Язицы, начав жить своей отдельной жизнью, стали обладателями своей специфической языческой истории. При этом и каждая Арийская Язица формировала свою специфическую Мифологию, как органическое языческое продолжение Араратских Родовых Преданий.

 

СЛАК КАКОСЯН

 

Верховный Жрец Арарата

ТАИНСТВО ТВОРЕНИЯ

 

Изначально был Ар*. И Ара* - Арарич (Творец, Род Небесный). Ара не имеет начала и абсолютен Он. И вне времени сотворил Он Мир. Потому и Мир не имеет начала и так же абсолютен.
Арарич - один, а Богов - множество. И многобожественен сотворенный Родом Небесным Мир.
И каждый Бог - дитя Ара, каждый Бог - лучезарный Дух, каждый Бог - космическая Сила, каждый Бог - бессмертная Мощь. И эти Боги утверждали волю Ара во всем Мире, управляли каждым движением, отношением, ощущением, волей, мыслью и любовью.
И Анаит* была Матерью Богов. Матерью - вожделенной тайной творения, целым миром плодоношения, восхвалением милосердия, литургией надежды, мелодией любви, тайником тоски, ароматом счастья.
Анаит рождала детей для Ара - бессмертных Богов - и своей материнской теплотой питала и голубила их.
Абсолютен был Ара, и совершенны были Его Дети. Совершенен был и Ваагн*. Но неспокойным совершенством был он - огненным юношей, самым грозным сыном Ара, самым сильным Богом Мира. Ваагн в беспредельном мироздании - космическая сила, среди всех Солнц - огонь опаляющий, среди звезд - источник света, среди всех духов - самый величавый, среди Богов - Бог Мощи.
И рождение его ознаменовалось весьма сильным космическим сотрясением. И возликовали Боги при виде Ваагна. Астхик* запечатлела поцелуй любви на его лбу и привязала к его руке
сплетенный из звезд Крест Войны, чтобы несокрушимой была мощь Ваагна. Умелец Тир открыл Ваагну тайну созидания, чтобы стоял он на его страже. А испускающий свет Мигр /Митра/* подарил Ваагну булаву, выкованную из тысячи и одного солнца.
Очень полюбилась Ваагну игра с булавой. Ни один из Богов не мог соперничать с ним в метании булавы. Ваагн бросал булаву и затем находил ее на далеких планетах.
И однажды, метнув булаву, как обычно отправился искать ее. На многих планетах побывал Ваагн, пока добрался до планеты Земля. И там нашел свою булаву, наполовину увязнувшую в земле. И прямо на глазах Ваагна булава, не отрываясь от земли, увеличилась в размерах и заняла обширную возвышенную территорию. Затем покрылась густой зеленью, из которой зубья булавы блестели, как голые скалы, обращенные к небу. Красивое то было зрелище. И восхищенный Ваагн долго не мог оторвать от него глаз. Затем обратился к Земле:
- Ты своей мощью не могла бы удержать булаву всемогущего Бога на своей груди как украшение.
И ответила Земля:
- О, всемогущий Ваагн, выше тебя только Ара - Прародитель твой и мой. По воле Ара эта булава вонзилась мне в грудь, чтобы я, питаясь мощью тысячи и одного солнца, рождала божественные блага и чтобы бессмертные Боги наслаждались ими.
Понравился Ваагну ответ Земли и призвал он всех Богов. Боги удивились и обратились к мудрому Тиру, чтобы он объяснил это явление.
И сказал прозорливый Тир:
- Все это свершилось по воле Ара. Отец-Ара сотворит нового Бога. И Мать Анаит родит этого Бога именно здесь, на Земле. Это будет Земной Айг* - первый Земной Бог. И это место станет колыбелью Земного Бога - Араратом.*
И Боги решили украсить будущую колыбель, придать ей вид, достойный Богов. Тир своими искусными пальцами вылепил горные хребты на севере и на юге, чтобы защитить новорожденного Бога от ветров, дующих из степей. Царица вод Цовинар на западной и на восточной границах колыбели создала моря, а саму колыбель украсила озерами и реками.
Ваагн в небе, прямо над колыбелью, зажег Солнце, чтобы всегда светло и тепло было в колыбели. Любвеобильная Астхик, рассыпала цветы и розы, напоила воздух благоуханием, наполнила птичьим щебетанием и развела различных животных, чтобы новорожденный Бог жил как подобает Богу в Арарате. А Бог правосудия Мигр прямо посреди колыбели вырастил Животворное Дерево, чтобы нежным шелестом листьев оно всегда напоминало новому Богу божественный животворный завет.
Создали Боги колыбель Земного Бога и сами восхитились ею. Такой чудесной, красивой получилась эта колыбель, что даже сам Ара и Богоматерь Анаит не остались равнодушными к ее красоте, и иногда спускались, чтобы погулять там.
Боги часто наведывались на Землю. Они поднимались на двуглавый Масис, откуда был виден весь Арарат, и развлекались там. А умелец Тир на вершине горы Арагац воздвиг роскошный трон, на котором иногда восседал Отец Ара. Боги являлись к нему, получали отеческое благословение и опять улетали на Масис - продолжать свои игры.


РОЖДЕНИЕ АРИЯ


Однажды Богоматерь Анаит гуляла по Арарату. Солнце уже зашло за горы и собирало свои лучи. Один маленький лучик не спешил покинуть Арарат. Играя с цветами, он не заметил захода Солнца и забыл, что наступило время сна.
Внезапно Солнце снова поднялось из-за гор и начало бегать по небу в поисках своего лучика. Нашло его, обняло и стало целовать с неутолимой нежностью, проливая счастливые слезы.
Богоматерь Анаит увидела это и загрустила, затосковала. Пошла к Ара.
- Что случилось, Мать Богов? - спросил Ара.
И Анаит ответила:
- О, Великий Творец, я счастлива, что являюсь Матерью Бессмертных Богов, что мои дети - властелины вселенной, что они вечны и всемогущи. Все совершенно. Но мое материнство - нет.
- Чего не достает твоему материнству? - спросил Ара.
- Страдания, - сказала Анаит, - да, страдания. Что за материнство без страдания, без боли?.
- Чего же ты желаешь?
- Я хочу истинного материнства, хочу испытать родовые муки, хочу с болью родить, хочу лелеять сына с сердечной тоской, жаждать, мечтать, мысленно терять, искать, оплакивать, дрожать от испуга и затем находить, прижимать к груди, лить счастливые слезы на волосы ребенка и улыбаться, улыбаться... Я хочу родить Земного Бога, чтобы он всегда жил на Земле и всегда нуждался в материнской заботе.
Улыбнулся Отец Ара и сказал:
- Твое желание приятно мне. Я сотворю Земного Бога. Он всегда будет жить на Земле и нуждаться в материнском попечении. Но знай, что он не будет бессмертным. У него будут дети, внуки. И материнство будет заветом земной жизни. И ты сама наделишь всех матерей божественным даром материнства - способностью в страданиях быть счастливой.
И Ара собрал из всех болей мира одну гроздь, из всех любовей - букет, из всех волнений - пригоршню, из снов - самые тревожные, собрал море иллюзий и из всего этого сотворил Материнство Анаит.
И в муках, в страданиях родила Анаит на Земле в созданной Богами Колыбели прекрасного ребенка - сильного и здорового, солнцеликого, светозарного.
Отец Ара обнял малыша, залюбовался им и сказал:
- Этот мой ребенок - первое мое творение на Земле как Айг. И пусть он носит мое имя, как сын Ара, и называется Арием. Пусть Айг Арий живет в Арарате вместе с Бессмертными Богами как Земной Бог. Но он не будет бессмертен как Боги. Он своей жизнью будет утверждать время, поскольку время - это ожидание. Арий всегда будет ждать и, в вечном ожидании, состарится и умрет. Но смерть не будет концом. Его бесконечность - в единстве жизни и смерти. Он умрет, но снова родится на свет - во внуке своего внука. Так, непрерывно умирая и рождаясь, он будет бессмертным, как и все его потомство.
Рос Арий в буйном разноцветье Арарата, купался в прозрачных озерах и быстрых горных реках, взбирался на устремленные в небо горы Арарата, играл с орлами. И отдыхал в тени Животворного Дерева, и Животворное Дерево нежным шелестом своих листьев сообщало ему божественные истины.
И поскольку Арий был не так могуч, как его братья - Бессмертные Боги, Мать Анаит постоянно следила за ним, и когда он спал, и когда бодрствовал. Не отрывала от него глаз, когда он плавал или взбирался на кручи, и всячески лелеяла его. По ночам прикрывала его своей божественной пелериной, чтобы не простыл, пела колыбельные и насылала приятные сны.
Боги любили Ария, с удовольствием играли с ним и покровительствовали ему. И рос Арий здоровым, сильным, жизнелюбивым и шаловливым.

СВЕТ И ТЬМА


Боги управляли Вселенной. Каждый делал свое дело. Затем собирались все на Земле, в Арарате - для забав, для божественных утех, приправленных виноградным вином. В этих пирах принимал участие и их земной брат - Арий.
Резвым и веселым был Арий. Он любил Богов, и Боги любили его. Забавны были охмелённые Боги. И однажды малыш Арий решил подшутить над ними. Он направил лучи солнца в глаза охмелённых Богов. Они пробовали защититься от солнечных лучей, а Арий весело смеялся. Когда Боги отрезвели, они присоединились к затеянной Арием игре.
Один лишь Вишап * досадовал. Хотя и был он Богом, но слаб был глазами. Он рассердился на Солнце, но еще больше - на Ария, что осмелился смеяться над Бессмертными Богами. Ведь Боги зажигали свет Солнца, а Арий жил благодаря его животворному теплу.
Сильно охмелел Вишап, померк его рассудок, и только страсть и ярость владели этим грозным Богом. Он бешено накинулся на Ария, готовый растерзать его. Удивился Арий, что его невинная шутка смогла так разъярить Вишапа. Но увидев, что Вишап и вправду может растерзать его, напряг все силы, чтоб защититься.
Вишап нападал, шипя и брызгая ядовитой слюной. И защищался Арий, всей силой своих мощных кулаков. Ведь был он Богом, хотя и Земным. Боролись Бессмертный Бог и Земной Бог. Могуч был Вишап, и в злобе он нещадно портил деревья Арарата, топтал животных и убивал птиц.
Вмешался Мигр, сделал попытку прекратить стычку и примирить их. Но Вишап со всей своей силой оттолкнул его. Вмешательство других Богов также не дало результата. Вишап уже побеждал Ария. Ведь Вишап был Бессмертным Богом, а Арий - хотя и Богом, но смертным, и в силе уступал Вишапу. И понял Мигр, что его правосудие утвердится только мощью Ваагна.
В то время Ваагн гулял в далеких космических садах с прекрасной Астхик. В блаженстве пребывал Ваагн и не знал, что происходит на Земле. Мигр нашел Ваагна и обратился к нему:
- О Ваагн, Вишап губит Арарат и собирается убить нашего брата Ария, спеши на помощь.
Очнулся Ваагн и поспешил на Землю. Он встал против взбешенного Вишапа:
- Остановись, Вишап, отрезвись, сдержи свою злобу. Ты немилосердно бьешь своего брата и разрушаешь, оскверняешь Арарат.
Вишап гневно прошипел:
- Я ненавижу этого Земного Бога, он лишен совершенства, но садится за стол с Бессмертными Богами. Несовершенный не может быть братом совершенного, я убью его.
Рассердился Ваагн:
- Арий брат мне, и он совершенен как Земной Бог. И по воле Отца Ара я защищу его.
И стали биться два Бога. Прямо в Арарате произошла эта грандиозная битва между Ваагном и Вишапом. От их ударов содрогалась Земля, и эхом отзывалась бездонность мироздания. Долго бились они. Боги с ужасом следили за их поединком. Только Отец Ара спокойно смотрел сверху, обдумывая свое решение.
Наконец Вишап стал отступать. Ваагн победил. Но Ара призвал соперников к себе и запретил им встречаться в дальнейшем, чтобы их единоборство не продолжалось вечно.
И Ара назначил Ваагна властелином света, а Вишапа - властелином тьмы. Вишап больше не появлялся в Арарате, поскольку там был Ваагн и было светло. И возненавидел он Ваагна, возненавидел Солнце и Ария. Иногда спускался он с Неба на Землю, прятался в степных песках и злобно шипел в сторону Арарата.

ЗЕМЛЕРОЖДЕННЫЙ ТИТАН


Одинок был Вишап и в Небе, и на Земле. Кругом была тьма, и он - единственный властелин этой тьмы. Вначале ему было приятно, ведь он был абсолютным владыкой царства тьмы. Но затем он стал тяготиться своим положением. Да, он был абсолютным правителем, но кем он правил, кто поклонялся ему, кто приносил ему жертвы?
И загрустил Вишап. Он часто спускался на Землю и издали наблюдал за Араратом, где летали птицы, бегали животные, где росли деревья и травы. Он завидовал другим Богам, развлекавшихся на лоне природы и игравшими с Арием. А он был один: не было никого, с кем он мог бы поиграть, побеседовать, кому мог бы покровительствовать. Именно по этой причине Вишап еще более злился на Ария, ведь тот своим существованием доставлял удовольствие Богам и подчеркивал несчастье Вишапа. Хоть бы Ария не было, или Вишап тоже имел бы подобного ему.
И Вишап обратился к Ара:
- О, Отец мой, я одинок, и грустно течет моя жизнь. В Арарате есть жизнь, и там есть Арий, который радует Богов. Даруй мне подобного Арию, чтобы я опекал его. Ведь даже владыка тьмы имеет потребность радости.
- Я выполню твое желание, - сказал Ара, - вокруг распространи свое зловонное дыхание, и пустыня оживет. Затем замеси степную глину водой из реки Иордох и слепи из глины похожую на Ария фигуру. Дунь на нее, и она оживет. Но знай, что это сотворенное из земли создание будет лишь внешне походить на Ария. Оно не будет Богом, поскольку не сотворено Творцом. Оно будет Титаном. И ему имя будет - Чарий /не Арий/.
Довольным вернулся Вишап на Землю. Распространил вокруг свое зловонное дыхание, и на степных песках выросли колючие кусты и травы, и множество скорпионов, змей и ящериц обрели дыхание и оживили прежде пустынную степь. Затем Вишап замесил степную глину водой из реки Иордох и слепил фигуру Титана Чария, дунул на нее, и она ожила.
Обрадовался Вишап - царство тьмы обрело свою жизнь и своего человека. Вишап полюбил Титана, заботился о нем и неустанно наставлял:
- Ты вырастишь, возмужаешь, будешь иметь потомство и распространишь мое владычество на всю Землю, и опираясь на мое могущество, уничтожишь род Ария в Арарате, и покроешь тьмой Арарат, чтобы и там я был владыкой.
И Чарий Титан копил в себе могучую злобу и ненависть к живущему в Арарате Богу Арию. Он всегда мечтал завоевать Арарат и сделать его подвластным Вишапу.

ЛИЛИТ


Возмужал Арий, стал здоровым, сильным и жизнелюбивым юношей. Но временами какая-то тоска овладевала им. Это не ускользнуло от внимания Матери Анаит, и она сказала Отцу Ара:
- О, Всевышний Творец, твой сын Арий уже созрел для любви.
И Ара взял земной огонь, и из его волнующегося пламени сотворил Лилит.
Лилит была резвой, полной жизни девушкой. Она гуляла по благоухающим долинам Арарата, пила воду из холодных горных ручьев, слушала чарующее пение соловьев. Красива была Лилит, и красиво было все вокруг нее. И она была рада жизни, рада, что живет в окружении чудес. Она и себя воспринимала как одно из чудес.
Однажды вечером Лилит, сидя возле холодного родника и слушая хрустальные переливы, загляделась на небо Арарата. Огненные гроздья звезд, висящие над головой, наполняли сердце таинственным желанием. И Лилит, охмелённая видом неба, заснула на травах, а утром ее разбудили любовные песни соловьев. Лилит открыла глаза и внезапно увидела чей-то прекрасный облик. То был Арий, который простоял всю ночь, любуясь девушкой. В ночной темноте лицо Лилит излучало свет, освещая все вокруг. Пламенная Лилит зажгла огонь в сердце юноши.
Лилит встала на ноги и возлюбовалась Арием. Его лучезарное лицо, горящие глаза пленили ее. Она улыбнулась, и от ее улыбки, казалось, ожили все цветы вокруг нее.
- Кто ты, прекрасная девушка? - взволнованно спросил Арий.
- Я Лилит, - нежно сказала она, - меня Творец сотворил из огня, а ты кто?
- Я Арий, сын Ара и первый Земной Бог.
Счастлив был Арий, и счастлива была Лилит. Взявшись за руки, юные влюбленные гуляли по Арарату. Все было прекрасно, и Лилит была в восторге, в особенности, когда чувствовала пожатие руки Ария.
- Как прекрасно все в Арарате, - часто восхищенно восклицала Лилит, и Арий улыбкой подтверждал ее слова.
Но однажды Лилит загадочно улыбнулась и спросила:
- О, Земной Бог, скажи мне, я тоже красива среди всех этих чудес?
Казалось, само переполненное любовью сердце Ария ответило:
- О, ты царица всех красавиц, ты украшение Арарата, твоей красоты достойна лишь Бессмертная Богиня.
Польщена была Лилит. И после этого она часто задавала тот же вопрос, заставляя Ария произносить все новые и новые дифирамбы в свой адрес. И она поверила, что является самой красивой в Арарате, и захотела увидеть себя собственными глазами.
Арий привел Лилит к горному прозрачному озеру. Лилит опустилась на колени, увидела свое отражение и убедилась в своей красоте. Она не могла оторвать глаз от отражения своего лица. Увидела Лилит, что Солнце не такое яркое, как огонь ее глаз, небо не такое бездонное, как глубина ее глаз. Она самая совершенная, а озеро и весь Арарат освещены светом, излучаемым ее лицом. И в этот момент в ней умерла любовь и победило неутолимое тщеславие. Она самодовольно улыбнулась.
Внезапно она увидела на поверхности воды, рядом со своим отражением, лицо Ария, о котором она совсем забыла, любуясь собой. Она стремительно встала с колен, гневно вспыхнули ее глаза.
- Что взволновало твою нежную душу? - удивленно спросил Арий.
- Твое тупоумие, - гневно ответила Лилит, - ты не ценишь мою красоту, ты оскорбил меня, смешав твое отражение с моим.
- Ты красива, Лилит, - сказал огорченный Арий, - но твоя красота не принадлежит тебе. У твоей красоты есть хозяин, и этот хозяин - я.
- Я самая красивая в Арарате, - запротестовала гордая Лилит, - и все, что есть, существует для того, чтобы подчеркнуть мою красоту. Я самая совершенная, я царица всех красивых. И ты должен поклониться моей красоте.
И Лилит, своим властным огненным взглядом попробовала подавить Ария, но когда их взгляды встретились, Лилит испугалась. Она почувствовала, что от Ария исходит огромная, страшная сила, что он способен обуздать ее гордость и свести на нет все ее грезы.
И, в ужасе от силы Ария, Лилит убежала, чтобы спасти иллюзию своей наисовершенной красоты. Долго, очень долго бежала Лилит. И по дороге безжалостно топтала цветы и ломала деревья. Она теперь не замечала их красоты и не жалела их. Наконец Лилит добежала до царства тьмы, где владыкой был Вишап.
- Прекрасная Лилит, - услышала она голос Вишапа,- лишь в моем царстве твоя красота будет оценена по достоинству.
Самолюбие Лилит было польщено, и она последовала за Вишапом. Он повел ее к Титану и, обратившись к нему, сказал:
- Вот твоя подруга - красавица Лилит. Посмотрите друг на друга, полюбите друг друга. Плодитесь и размножайтесь. И ты, Титан, хотя и являешься властелином этой пустыни, во всем повинуйся Лилит, она - твоя повелительница.
Лилит внимательно посмотрела на Титана, и запах глины ударил ей в нос. Она почувствовала тяжелый, земляной взгляд на себе.
Титан понял, что его сердце навеки принадлежит Лилит. И он, нежно взяв ее руку, сказал:
- О, прекрасная из прекрасных, в этом царстве все будет служить твоей красоте. Ты - владычица моя и всего царства тьмы.
Колючие кусты и травы склонялись перед ее красотой. В шипении змей и шелесте скорпионов она слышала песни в ее честь. А Титан с величайшей верностью служил ей, исполнял ее любое желание.
Но запах глины, исходящий от Титана, угнетал Лилит. И она содрогалась от каждого его прикосновения. И даже ослепительный блеск бриллиантов и жемчугов не мог подавить то отвращение, которое она чувствовала в объятиях Титана. А вожделенная роль владычицы теперь уже как тяжкое бремя давила на нее.
Раскаяние и сожаление жгли ее душу. Неужели не лучше было быть служанкой света, чем владычицей тьмы? Неужели не приятнее было повиноваться Земному Богу, чем повелевать Титаном, сделанным из глины? И слезы текли из ее глаз.
Титан видел, что за его беспредельную преданность Лилит не удостаивает его даже слабой улыбки, он чувствовал, что она не принадлежит ему. И это приводило его в отчаяние.
И однажды Лилит, чтобы избежать изнуряющих, кровенящих поцелуев Титана, выскользнула из его объятий, выбежала из жилища и исчезла в ночной мгле. Обратно она не вернулась.
Титан был сломлен; проклиная Бога и бессмертие, он мечтал о смерти. Вишап понял, что Лилит ушла безвозвратно, и ему стало жаль Титана. И по воле Творца, он усыпил Титана и из его ребра создал для него новую подругу - Еву, чтобы она, в силу своего происхождения, была покорна Титану, могла любить только его и множила его род.
А Лилит вернулась в Арарат и сразу же увидела царящую там неописуемую красоту. Она пришла к Арию.
Он сидел под Животворным Деревом, погруженный в себя. Появление Лилит было для него неожиданностью. Он молча смотрел на нее.
- О, Земной Бог,- сказала Лилит со смешанным чувством сожаления и гордости, - моя красота достойна только тебя.
Арий молча взял ее за руку и повел к тому горному озеру, в котором она впервые увидела себя. Лилит наклонилась над водой, увидела свое отражение и ужаснулась - ее прекрасный облик изменился до неузнаваемости, глаза померкли, губы посинели, исчезла ее былая лучезарность, и ее внешность уже более не соответствовала красоте окружающей природы.
- Что это случилось со мной? - с содроганием спросила Лилит, - ведь я была огненной.
Арий насмешливо сказал:
- Да, ты была огневой. Но огонь воспламеняется только любовью. Твой огонь потух здесь тогда, когда умерла твоя любовь, гордость и тщеславие потушили твой огонь.
Лилит от стыда закрыла лицо и убежала в горы, не желая показаться даже животным. Ей было горько, она жалела о содеянном, и это сожаление родило в ней неприязнь ко всякой красоте.

АРПИ


Богоматерь Анаит обратилась к Отцу Ара:
- О, Великий Творец, твой сын Арий уже пришел в себя после кошмара неудачной любви. Сотвори для него новую подругу, чтобы она была более красивой, чем Лилит, более нежной, кроткой и более любящей, чем Лилит, чтобы она могла воспламенить его сердце и была бы преданной и покорной.
И Ара из наилучшего на свете сотворил Арпи: от солнца взял горячую любовь, от Луны - печаль, от звезд - улыбку, чистоту - от Неба, волнение - от Земли, грацию - от зефира, стон - от бури, журчание - от ручья, от дождя - слезы, от полей - смиренность, от гор - гордость.
Арпи своей красотой и мягкостью затмила все чудеса Арарата. Цветы расцветали при виде ее, птицы радостно вились и щебетали вокруг нее. Солнце посылало ей поцелуй любви.
Лишь Лилит, завидуя красоте Арпи, копила злобу против нее.
Все любили Арпи. И Арпи любила всех и все в Арарате. Но больше всех она любила юного Ария. А Арий не замечал ее.
Арий лазил на скалы, мерялся силой со львами, строил орлиные гнезда на вершинах голых утесов, и затем до утра пировал с Богами. И не замечал красоты Арпи, хотя она повсюду следовала за ним. Страдала от любви красавица Арпи и молила Богиню Любви, чтобы обратила взгляд Ария на нее и пробудила любовь в его сердце.
Прекрасной Астхик - Богине Любви, которая зажгла чувство в сердце Арпи, понравилась ее чистая, жертвенная преданность. Она явилась Арпи и сказала:
- Арий до зари пирует с Богами на озере Ван, после чего отправляется к озеру Капутан, чтобы испить его холодной, чистой воды и утолить свою жажду. Я брошу в озеро Капутан пригоршню соли. Арий выпьет соленой воды, и его жажда увеличится. Тогда ты принесешь в кувшине воду из холодных горных ручьев, он выпьет эту воду, утолит жажду и заметит твою красоту.
Так и сделали. Но Лилит, наблюдавшая за всем этим, не могла стерпеть предстоящего счастья Арпи и решила помешать ей. Она шепнула Арпи:
- Красавица Арпи, Арий могуч, он Бог, хотя и Земной. Что сможет сделать с ним одна пригоршня соли в этом большом озере? Еще одну пригоршню соли брось в озеро ты.
Арпи последовала совету Лилит. Тайно от Астхик она бросила в озеро пригоршню соли. И вода в озере стала чрезмерно соленой. И когда после ночного пиршества Арий испил воды из озера, он почувствовал внутри ужасный жар. Он задыхался от жажды.
Арпи принесла в кувшине холодной воды, но она не утолила жажду Ария. Арпи снова принесла воды - и это не помогло. Снова и снова Арпи бежала с одного конца Арарата на другой, чтобы принести воды, но жажда Ария все усиливалась.
Арпи обессилев упала на землю и заплакала от отчаяния. Она проклинала и Лилит, и саму себя за то, что последовала злому совету.
Астхик услышала ее плач и сразу же прилетела к ней. Упрекнула Арпи, затем взяла Ария за руку и велела, чтобы Арпи поддержала его с другой стороны. И повели они его в те горы, где брали начало двадцать восемь холодных речушек. Но и эти речки не утолили жажды Ария.
Тогда Астхик призвала на помощь Бога-Умельца Тира. Тир соорудил в горах дамбу, чтобы воды всех рек скопились в одном месте и оставил одно отверстие, откуда вода могла вытекать. Так возникло горное озеро с холодной вкусной водой, его назвали Севан. А вода озера Капутан навсегда осталась очень соленой.
Арий выпил воды из новосозданного озера и утолил жажду. Поднял голову и посмотрел на Арпи.
- Ты потушила мой внутренний жар этой холодной водой, - сказал он, - но воспламенила новый огонь во мне своей красотой. Скажи, какой источник может притушить этот пожар в моей груди?
Как раз в этот миг Лилит незаметно приблизилась к Арпи и шепнула:
- Молча удались и спрячься от него, пусть он ищет тебя, чтобы его любовь стала сильнее.
Арпи мгновенно забыла прежнюю интригу Лилит, ей запал в голову этот новый совет. И она ничего не ответила Арию, пожала плечами и удалилась.
Удивился Арий, не знал, как объяснить поведение Арпи. Но в его душе уже запечатлелся облик Арпи во всей своей жестокой красе. Он целыми днями искал ее, но она убегала и пряталась от него.
Опечаленный Арий обратился к Богоматери Анаит:
- Почему она убегает от меня, почему заставляет бегать за собой?
Мать Анаит сказала:
- Это сущность Лилит. Она преследует Арпи и запутывает своими советами. И оттого Арпи становится легкомысленной и капризной. Ее прихотям не будет предела. Чем больше будешь потакать ее капризам, тем их будет больше, и она, пользуясь твоей любовью как повадкой, будет тащить тебя за собой. Пусть она никогда не узнает силу твоей любви. Тогда она сама будет следовать за тобой и будет покорна тебе. Таким образом она сделает счастливым тебя и сама будет счастливой.
И после этого Арий, мысленно разыскивая Арпи, тоскуя по ней, сгорая от любви, никогда не шел за ней следом. В минуты острой тоски бегал по всему Арарату, не замечая животных и птиц, слагал песни о своей любви и пел их тайно на склонах Масиса - так, чтобы слышали только Боги.
Опечалилась Арпи - Арий больше не искал ее. А Лилит продолжала нашептывать:
- Потерпи, еще немного потерпи. Его упорство будет сломлено, и он придет к тебе.
И терпела Арпи, сдерживая свои чувства, но Арий не приходил. И страх потерять Ария заполнил ее душу. Она плакала, проклинала Лилит и саму себя и обращалась с мольбами к Богоматери Анаит.
Мать Анаит была тронута ее мольбами и явилась ей. Арпи на коленях попросила ее положить конец своим страданиям. Мать Анаит стала по матерински наставлять ее:
- До тех пор, пока ты будешь следовать советам Лилит, ты будешь страдать сама и причинять страдания Арию. Знай, что Отец Ара сотворил тебя из всех совершенств именно для Ария. Твоя красота не принадлежит тебе. Арию принадлежат твоя красота и твоя любовь, ему будут принадлежать рожденные тобой дети. Арий - твой властелин. Такова воля Отца Ара. Ты всегда должна следовать за Арием, твоя гордость должна подчиниться твоей любви, принадлежащей Арию.
Арпи убедилась, что Лилит желает ей зла, решила - никогда более не следовать ее советам! Она пошла за Арием. И когда Арий захотел испить воды из озера Севан, Арпи встала перед ним с кувшином в руке.
- О, Земной Бог, - обратилась она к Арию, - Отец Ара сотворил меня для тебя, ты мой властелин. Позволь мне утолить твою жажду.
Арий, который в душе ликовал и желал обвить ее стан, тем не менее сдержал свой восторг и холодно улыбнулся:
- Вода этого озера холодна и приятна на вкус, а вода в твоем кувшине уже нагрелась и безвкусна.
Лилит незаметно шепнула на ухо Арпи: § Он оскорбляет твою любовь ¦. И обиделась Арпи. Но тут же вспомнила наставление Матери Анаит и сама себе сказала: § На кого мне обижаться - на свою любовь, которая принадлежит ему? . И она смиренно попросила:
- Разреши мне набрать воды из озера и подать тебе.
- Нет, - отказался Арий, - кувшин не сохраняет вкуса воды.
Тогда Арпи набрала воды из озера в свои ладони и поднесла к губам Ария. Арий улыбнулся и выпил воду.
И после этого Арпи всюду следовала за Арием. Арпи обожала Ария и была счастлива в своей покорности. Но все-таки однажды, когда они гуляли в роще, Арпи спросила:
- Красива ли я?
И понял Арий, что, любя Арпи, он всегда должен будет защищать свою любовь от сущности Лилит, которая вечно преследовала Арпи.

ЖИВОТВОРНЫЙ ПЛОД *


В блаженстве были Арий и Арпи. Рука об руку гуляли они в очаровательной природе Арарата, бегали по долинам, купались в горных ручейках. Светлой юношеской любовью любили они друг друга. Их любовь была нежна как зефир, бурной - как ураган, теплой - как солнце, чистой - как вода, бесстрастной - как небо. И даже свою наготу не чувствовали они. Боялись смотреть друг другу в глаза, боялись дотрогаться даже. Каждый в чувствах другого являлся эфирным существом, который может внезапно испариться и исчезнуть безвозвратно. И с большим опасением сохраняли друг друга.
Восхищалась Богиня Астхик их любовью и покровительствовала им. Однажды Богоматерь Анаит сказала Астхик:
- Эфирная любовь Ария и Арпи прекрасна, чиста, но не долговечна. Ты должна обеспечить увековечение их любви.
- Неужели их любовь не вечна? - удивилась Астхик.
И Богоматерь Анаит сказала:
- Земные Боги на себе несут воздействие времени. Эфирная любовь - это монополия юношества, это весна юношества и, как весна, лучезарна она, бурна и бесстрастна. Но вместе с весной пройдет эта любовь, если она не перерастет в любовь плодородия. Любовь плодородия выражается в создании потомства и передается через их детей. Это и есть увековечение любви.
- Мать, - сказала Астхик, - а как можно обеспечить увековечение их любви?
И Богоматерь сказала:
- Как только они устыдятся своей наготы, они прикроют ее. И с этого момента они будут тяготиться друг к другу.
И Астхик сказала:
- Скажи мне, Мать, а как они почувствуют свою наготу?
И Богоматерь Анаит сказала:
- Они должны вкушать животворный плод, чье семя сам Ара бросил в землю Арарата.
Богиня Астхик явилась Арпи и сказала:
- О, прекрасная Арпи, если хочешь увековечить вашу любовь, то должна исполнить мой наказ, что исходит от Богоматери Анаит. Найди животворный плод и половину этого плода вкушай ты сама, а другую половину дай вкушать Арию.
- О, Богиня, - сказала Арпи, - священна для меня воля Мать Анаит, но скажи мне, как же я найду животворный плод среди множества разновидных плодов Арарата?
И Богиня Астхик сказала:
- Это единственный плод, который рукой делится на две равные части.
Сказала Астхик и исчезла. А Арпи начала искать животворный плод. Она ничего не говорила Арию и с ним гуляя, она срывала различные плоды и пробовала рукой разделить их на две равные части. Не делились. Вдруг на вершине одного пышного дерева она заметила один единственный плод, который сиял солнечным цветом.
По просьбе Арпи, Арий вскарабкался на дерево и сорвал этот единственный солнцеликий плод. Арпи рукой легко поделила его, и ее радостный вскрик удивил Ария. Плод разделился на две равные части, и косточка отделившись упала на землю.
- О, Земной сын Ара, - сказала Арпи, - это животворный плод. По воле Богоматери Анаит мы должны вкушать его, чтобы наша любовь увековечилась.
Она одну половину плода отдала Арию, а вторую половину положила себе в рот. И вдруг Арпи словно очнулась от глубокой дремоты, посмотрела на Ария, посмотрела на себя, заметила свою и Ария наготу, постеснялась, убежала и спряталась в кустах.
Удивился Арий, ничего не мог понять. А Арпи крикнула из-за кустов:
- Вкушай эту половину плода, вкушай, иначе навсегда потеряешь меня. Вкушай и мы будем счастливы.
Арий вкусил свою долю плода. И сразу же почувствовал свою наготу, застыдился и убежал. Он бродил по лесу, не осмеливаясь появиться на глаза Арпи нагим. Он остановился перед большим фиговым деревом, который имел широкие и толстые листья. Оторвал один лист и прикрыл свой стыд. § Так хорошо ¦ - подумал он и обрадовался.
Арий сорвал еще один фиговый лист и отнес Арпи. Арпи тоже прикрыла свой стыд и вышла из за кустов. Посмотрели друг на друга Арий и Арпи, увидели друг друга таким реальным и таким притягивающим...
И увековечение любви утвердилось у них через плодоношение. И в создании потомства им покровительствовала Богоматерь Анаит.
А животворный плод назвался Циран /Абрикос/ .*

СИРАК *


Первый арий родился в Арарате. Арий сотворил ария. И первое счастье и страдание утвердились в Арарате.
Могучим был сын Ария, как его отец, ведь он был Богом, хотя и Земным. Но он не был счастливым как Боги. Ничего не любил он, ничем не довольствовался. И все в Арарате причиняло ему скуку и страдание.
- Сын мой, - сказал Арий, - в этом чудесном Арарате ты - первое родившееся создание. Но почему ты не счастлив своим рождением?
- Что такое счастье, я не знаю, - сказал сын Ария.
И Арий сказал:
- Счастье, когда чувствуешь, что ты принадлежишь Арарату и Арарат принадлежит тебе, и ты любишь все, что твое.
Сын Ария сказал:
- Все это не мое, а только лишь для меня.
И понял Арий, что он - первый Земной Бог, сотворил несовершенного ария. И он впал в большое горе.
- О, отец мой, Ара, - обратился он, - неужели возможно, чтоб от Ария родился чарий? Ты сотворил меня в Арарате, чтобы счастье и созидание утвердились на Земле. Но мое первое творение вышло несовершенным. Он не чувствует счастье рождения, счастье жизни, счастье творения. Вся его жизнь - одни страдания и скука. И он своим страданием только лишь страдание и скуку сеет вокруг себя.
Богоматерь Анаит появилась Арию и сказала:
- По воле Ара я пришла к тебе. Знай, сын мой, что от Ария чарий не родится никогда. Ты сотворил ария. Но знай, что твой сын несовершенный Бог, он только лишь Богочеловек. И он сам в себе должен сотворить свое совершенство и достичь божественности. Отец Ара этой ночью разделит ,,Я,, твоего сына на множество § я ¦. И твой сын отныне постоянно будет искать целостность своего §Я¦. И любя себя, он будет любить все и всех, что и кто является частью его §Я¦. Так он осчастливится. И осчастливившись, он станет совершенным и достигнет божественности. Он сам станет источником любви - Сирак и утвердит любовь в Ариях.
И ночью, когда сын Ария спал, Ара разделил его §Я¦ на многочисленные § я ¦.
Утром проснулся сын Ария. Посмотрел вокруг и увидел, что все изменилось, все по-новому. Солнце весело улыбалось ему, воды с журчанием пели для него, деревья грациозно искушали его... Удивился сын Ария, и ему казалось, что все живые, все дышат и говорят с ним. Он с восхищением наблюдал за этим чудом Арарата, чего до этого никогда не видел. И в этих чудесах он увидел и себя - себя вне себя.
<< Неужели я еще сплю ?>> - подумал он и протер глаза. Он убедился, что не спит. Но сам вне себя и во многих личностях... неужели это не сон? И он побежал к Арию.
- Отец мой, - крикнул он, - неужели я вижу сон на яву? Множество личностей, и все - я сам, а Солнце и камень, вода и цветок говорят со мной.
Улыбнулся Арий и сказал:
- Это не сон, сын мой, это действительность. По воле Ара это все - ты, это твоя целостность в разных личностях. И это все твое, а не для тебя. Ты живешь в них и через них. И сохраняя их - ты себя сохраняешь; и любя их - ты себя любишь. Ты постоянно должен искать свою целостность в них. И став целостным, ты достигнешь божественности.
И сын Ария начал искать свою целостность. И в поисках, он стал счастливым. В нем пробудилась божественная любовь - любовь к самому себе в своей целостности. И сам себя видел во всех, что являются частями его целостности. И он был предан всем им, усиливал их.
И так любовь и творение утвердились в Ариях. И сын Ария назвался Сирак.

ЯХВА*


Арий жил в Арарате со своими внуками и правнуками. Счастливы были они. Жили как подобает Богам, творили, созидали, и не было у них ни раздоров, ни болезней.
Арии говорили с Солнцем, держали совет со звездами. Приносили жертвы Богам, и Боги покровительствовали им. Разводили большие костры. Дым костров распространялся по всему Арарату, возносился к Небу. И все Боги с радостью являлись, усаживались за жертвенный стол, вкушали от благ Арарата и благословляли Ариев.
Всем Богам приносили жертвы Арии, не забывали никого. Но самые частые и обильные жертвы приносили они Отцу Ара и могущественному Ваагну. Это нисколько не раздражало других Богов, они и сами с любовью восславляли Ара и Ваагна.
Досадовал только Яхва. Арии определили для него только один день для жертвоприношений, да и то холодной зимой. Злоба душила его, но он не выказывал обиду, сдерживал себя и обдумывал, как унизить Ваагна перед Богами и Ариями.
Во время праздника Яхвы, когда Арии приносили ему жертвы, было холодно, был буран. Все Боги собрались за жертвенным столом и славили Яхву. Одновременно они восславляли также Ара и Ваагна. Все были веселы. Молчал лишь Яхва. Он ничего не ел, только пил да пил. Горько ему было, что на его празднике Ваагн восхвалялся больше, чем он. Яхва опьянел. Он не дождался окончания церемонии, полетел к Отцу Ара.
- Яхва, - рассердился Ара, - Богам не подобает оставлять обряд жертвоприношения, что ты замышляешь?
- Отец мой, - сказал Яхва, - я покинул жертвенный стол, так как крайне огорчен за тебя. Арии восславляли Богов и прежде твоего имени называли имя Ваагна.
- Ты клевещешь, Яхва, - рассердился Ара, - это не приличествует Богу. Арии всегда после меня славят Ваагна, поскольку Ваагн покровитель их мощи. Ты пьяным говоришь то, что трезвым замышляешь.
И Ара за клевету и злословие наказал Яхву - изгнал его с Неба и назначил властелином Подземного Царства:
- Когда тебя будет одолевать злоба, сотрясайся там, под землей, и это успокоит тебя.
И Яхва навсегда остался Властелином Подземного Царства и затаил в душе ненависть против Ваагна и покровительствуемых им Ариев. И с тех пор, когда его желчь накопляется сверх меры, он сотрясает Арарат, чтобы наказать Ариев.
И после этого Арии боялись Яхвы и не приносили ему жертв.

УВЕКОВЕЧЕНИЕ


Творец установил в Природе постоянную последовательность, смену естественных периодов, чтобы Природа вечно обновлялась, освежалась и тем самым обеспечивалось ее вечное существование. Установленный Творцом естественный период на Земле мы называем Годом.
На земле каждый период - год - начинается весенними потугами, когда тают снега, увлажняется почва и новые ростки жизни поднимаются из ее груди. Весна на Земле - начало Нового Года.
В Космосе каждый период начинается потугами Космической Весны, которая на Земле проявляется в виде Всемирного Потопа. Всемирный Потоп затопляет Относительную Сушу Земли. И жизнь на Земле в это время сосредоточивается вблизи своих корней, в Животворной Зоне, расположенной на высоком уровне и огражденной от воды горными цепями, тянущимися с запада на восток. Животворная Зона - это Вечная Суша Земли. В зоне Вечной Суши находится также Колыбель Земных Богов, Ариев - Арарат. И в потугах Космической Весны рождается Сын Ара - Ваагн - именно в Арарате, чтобы покровительствовать и руководить Родом Ариев, ведущих свое происхождение от Ара. Рождение Ваагна знаменует начало Нового Космического Года. Рождением Ваагна начинается новая жизнь на Земле, новое наследие, а в Арарате - новое летоисчисление.
В Арарате только сильные переживали Потоп. А от сильных рождались сильные. И жили Арии как Земные Боги. Благочестивы были Арии, следовали заветам Бессмертных Богов, приносили им жертвы. И Бессмертные Боги покровительствовали им.
Арии были счастливы и здоровы. Они не знали что такое болезнь и бессильная старость, всегда были сильными и крепкими. Смерть, завершая длинную жизнь, напоминала спокойный, тихий сон.
Космической Весной Арии были полны жизненных сил. Они любили жизнь, но не боялись и смерти, поскольку верили в свое бессмертие, которое утверждалось бесконечной сменой поколений.
За Космической Весной следовало Космическое Лето. Вода на Земле отступала, создавая ледники на полюсах. И постепенно открывалась Относительная Суша.
И переселенческие группы из Рода Ариев с Арарата расселялись на новой суше. Все они имели в Арарате своих предков, имели свои родовые качества, свои родовые ценности, традиции и обычаи... И все это уносили с собой, и на новых землях создавали новые ветви своего родового дерева. Эти родственные группы и становились основоположниками арийских Азгов /язиц/* и рядом с Отцовским Очагом закладывали свои Языческие* Дома.
И все эти многочисленные арийские Язицы - ветви одного дерева, сородичи, питались от одного Корня, пользовались огнем Отцовского Очага.
И арийские Язицы были здоровы постольку, поскольку питались от своего Корня, чувствовали свой Корень в Арарате и посредством его были связаны с Отцом Ара и Бессмертными Богами.
Но пришла Осень. Вода отступала, обнажая все новые земли, и уже не хватало воды. Вишап спустился на Землю, собирал воду у полюсов и замораживал ее. Недостаток воды особенно сильно чувствовался на Относительной Суше, вдали от Арарата. Жить становилось все труднее. А Вишап требовал жертв за воду, и не просто жертв, а Ариев. И Арии жертвовали друг друга. Арийские Язицы убивали друг друга и кровью своих братьев утоляли ненасытный голод Вишапа.
И уменьшалась божественная сила Ариев. И все более жестокими и кровавыми становились войны. Арийские Язицы забывали своих Богов и за глоток воды начинали поклоняться Вишапу. А Чарии Титаны становились все могущественнее, они не чувствовали недостатка воды, ведь они были детьми пустыни, да и Вишап покровительствовал им.
Арийские Язицы духовно отдалялись от Арарата. Они более не питались от своих Корней, не соблюдали родовые обычаи и теряли свое родовое обличие. И теряли свои родовые качества, как деревья - свои листья во время листопада.
И чем ближе подступала Зима, тем сильнее дули в Арарате северные и южные ветры, и орды Чариев со всех сторон окружали Арарат.
В Арарате Арии мужественно сражались. Их покровителем был Бог силы и мощи Ваагн, и могучим, сокрушительным был их удар.
Но пришла Зима - относительная смерть Земли. Вишап с ужасающим воем носился по Земле. И покровительствуемые Вишапом Чарии побеждали ослабевших Ариев. И Арии вне Арарата становились слугами Вишапа. Забыв свое арийское происхождение, отчужденные от своих корней, опьяненные гашишем смертотворных религий, блуждали в глубоком забытьи . И притупились их чувства, осквернителями стали созидающие Арии и, озверев, оскверняли самих себя, изменяли сами себе и своему Арарату.
А Чарии уничтожали уже не созданное Ариями, а самих созидателей. И хотели уже подрубить под корень Род Ариев, и Арийские Язицы помогали им.
А Арии в Арарате долгое время боролись против всех Чариев, проливали кровь, получали увечья, падали, воскресали вновь... И хотя они были Корнем Рода, хотя имели мощь Ваагна, но как долго могли выдержать натиск диких племен? Один Арарат против всего мира. И боролись бы еще, защищались бы от осквернителей, но как защищаться от своего же Рода, от Арийских Язиц?
И осквернился Арарат. И Арии изменили своему Отцу Ара, изменили Ваагну... И Боги больше не могли помочь Ариям, поскольку именно верой сильны Боги. Удалились Боги из Арарата, и один лишь смертоносный Вишап победно воссел в Арарате.
И именно с того времени, когда Арии отреклись от своих Богов - горе и изнурительные беды стали сопутствовать им. И не стало прежней мощи, исчезла любовь, исчезла страсть созидания. Дети уже не почитали родителей, друг предавал друга, не было любви меж братьями, женщина изменила своей сути, изменила самой жизни! Арии своими руками разоряли свои города, разрушали храмы, оскверняли память предков.
Везде господствовал Вишап, и его слуги были предводителями народа. И на долю Ариев остались лишь мучительные страдания, и не было у них защиты против зла.
Смертоносная Зима была на Земле и в Арарате. Холод сковал души и мысли Ариев.
Но... после Зимы должна прийти Весна.

АРИЙ МАН


Приносящие жертвы Арии - сами стали жертвами. И сотворенные из глины Титаны приносили ведущих свой род от Творца Ариев в жертву Вишапу. И Арии, забыв свое божественное происхождение, искали спасения в смерти.
Пусть склонившиеся перед могуществом Смерти с торжественным смирением пели славу смертоносному Вишапу. Арий Ман не признавал превосходства Вишапа.
Могуч был юный Ман - сильный из сильнейших, истинный Бог из всех Земных Богов. § Какой еще Бог Чария, когда я сам Бог, потомок Ара ¦, - твердил Ман. Гордый своим божественным происхождением, он желал действовать как подобает Богу.
Чувство своей арийской сущности внушало ему веру, питало его силу, вселяло любовь в сердце, просветляло его разум. Молод и силен был Ман, не признавал непобедимости Вишапа и решил бороться против него, даже в одиночку - полагаясь на помощь Ваагна.
И пошел Ман по полям и лесам, поднялся на Арагац, чтобы встретиться с Солнцем. А Солнце, почувствовав его желание, неподвижно ждало его на вершине Арагаца.
Наконец, Ман достиг вершины Арагаца, где некогда на четырех опорах стоял трон Ара - место его отдыха. Боги, развлекаясь на склонах Масиса, прилетали к Отцу Ара, чтобы получить его отеческое благословение, и снова возвращались на Масис. И с ними был пращур Мана - Земной Бог Арий.
Увидел Ман, что трон Ара пуст и покрыт снегом, и он загрустил.
Он принес жертву Отцу Ара и Всемогущему Ваагну и, воздев руки к небу, сказал:
- К тебе взываю, о, Отец Ара. Ты не можешь не слышать, когда сын твой обращается к тебе, когда он просит о помощи, когда сын твой имеет потребность в твоей поддержке. Сохрани Род твоего Земного Бога Ария, во славу и для увековечения твоей созидательной способности. И пошли в Арарат твоего могучего сына Ваагна, Бога мощи Ариев, чтобы он спас нас от осквернителя - Вишапа Зла.
И целый фейерверк огня вспыхнул вдали, в космической бездонности. И из этой бездонности появился и стал приближаться к Ману огненный облик - с волосами как пламя, глазами как огонь. Было ли это чудом? Нет, Ман не верил чудесам, но верил естеству, естественной силе. И эта сила в облике Солнца, приближалась к нему. И встал перед ним лучезарный Ваагн. Обнялись Ваагн и Ман, как сородичи, разделенные вечностью.
- О, достойнейший потомок Ария, - сказал Ваагн, - ты, достойным Богов своим поведением, заслужил любовь Отца Ара, и он послал меня, чтобы я передал тебе мою мощь, сделал тебя непобедимым. Ты должен бороться против Чариев. Я буду сражаться только с Вишапом, поскольку Бог сражается только против Бога - будь то на Небе или на Земле. Я появлюсь, когда начнутся потуги Неба и Земли. Следи за потугами. Из ствола тростника поднимется пламя. Ты должен с помощью этого огня выковать себе из подземных ископаемых Арагаца меч-молнию. Потуги будут длиться сорок дней. И на сороковой день, в первый день весны, по твоему призыву я явлюсь в Арарат. Ты своим мечом-молнией очистишь Арарат от Чарий Титанов, я же убью Вишапа, очищу мир от скверны.
И Ваагн одарил Мана своим божественным светом и теплом. И Ман ощутил необычайный прилив жизненных сил, веры и любви. Божественная энергия сконцентрировалась в нем, и он сам ужаснулся этой своей мощи.
Возможно те, кто склонял голову перед могуществом Смерти, сочли бы Мана безумцем, бесчувственным... Но какая забота Ману, что все с торжественным смирением пели гимн Смерти. Он не принимал превосходство Смерти и презирал жалкие вопли ее служителей. Он возвращался с заоблачных высот, неся в себе огонь и энергию Ваагна - чтобы вступить в поединок со Смертью и одолеть ее

 

 

ТРНДЕЗ*


Ман собрал Ариев и обратился к ним:
- Дорогие сородичи, я видел Бога Ваагна и передаю вам его наказ. Скоро начнутся божественные потуги, и тогда придет Ваагн, чтобы спасти наш Род от нечистых когтей Вишапа. Давайте раскопаем сокровища недр Арагаца и с помощью божественного огня выкуем меч-молнию. С первым весенним Солнцем придет Ваагн, освятит наш меч и мы победим Титанов и освободим наш Арарат.
Но Арии не стали слушать Мана. Вначале трясли кулаками, ругались, проклинали, называли неверующим и непокорным, затем стали издеваться над ним и, посчитав безумцем, удалились.
И Ман один пошел раскапывать недра Арагаца. Эхо ударов его кирки разносилось по всему Арарату и возбуждало любопытство подозрительных Ариев. Возле него собралась толпа. Высмеивали, бранились, иногда бросали в него камни. Но, безучастный ко всему, Ман настойчиво продолжал копать.
Это самоуверенное упорство Мана давило на толпу, люди притихли, насмешки прекратились, уступив место пугливой осторожности. Испытывая какой-то внутренний страх, толпа отступила и издали следила за действиями Мана. И хотя люди не понимали, что он делает, но внутреннее чувство подсказывало им, что готовится нечто ужасное, их подавляло могущество Мана.
Ман разогнул свою спину только тогда, когда тысяча и одна выкопанных им сокровищ Арагаца заблестели под лучами утреннего Солнца. Он вытер пот со лба и взглянул на небо.
Казалось далеко, очень далеко в небе лопнул плод граната, и из него вытекал сок. Понял Ман, что Потуги начались. Он обратился к толпе, не осмеливавшейся подойти к нему:
- Арии, посмотрите на небо, начинаются Божественные Потуги, они дадут нам мощь и силу.
Арии посмотрели на небо, и раздались панические крики:
- Это божье наказание, Вишап карает нас всех за ужасный грех Мана, это конец Света...
И убежали Арии, спрятались в своих домах, крепко закрыв двери и окна, и в страхе начали молиться.
А Божественные Потуги начались.
Потуги Неба, потуги Земли, потуги багрового моря, а в море тростник испытывал родовые муки. Из тростника шел дым, из тростника появилось пламя, взвившись до неба, смешалось с огнем Солнца. Солнце в потугах выбрасывало огонь вместо лучей, множество молний перекрещивались, терзая голубизну Неба, и раскатам грома вторило тяжелое эхо от далеких звезд. И от родовых схваток стонала Земля, и поверхность ее разрывалась от сильных сотрясений, извергая лаву, и багровое море бушевало, выбрасывая могучие ревущие волны на берег.
Объятые ужасом, Арии, запершись в своих домах, ожидая конца Света, плакали, проклинали Мана, проклинали потуги как зловещее предзнаменование. На коленях молили Вишапа наказать Мана и спасти их жизнь.
Но бессилен был Вишап предотвратить Божественные Потуги. Он сам выл от ужаса, предчувствуя свой близкий конец.
И лишь Арий Ман приветствовал Божественные Потуги. Он выбежал на берег моря и божественным огнем из ствола тростника зажег свой факел. И с факелом в руке, обходя дома, стучал в двери и призывал:
- Арии, откройте ваши двери и окна, это не конец Света, это новое начало мира. Вновь рождается Ваагн, наш спаситель. Выходите, соберите дрова, разожгите костры божественным огнем, сделайте Трндез - и пусть божественный огонь откроет ваши глаза, пусть ваши сердца загорятся божественным огнем. Освятитесь этим божественным огнем и восстановите вашу былую мощь.
Но очень мало дверей открылось. Только самые сильные осмелились взглянуть на божественный огонь и им разжечь костры. Огонь ударил им в лица, и из их сердец пропал страх, они почувствовали себя сильными. Они плясали вокруг огня, пели хвалебные песни, славили Ара и Ваагна. Новобрачные жены, испытывая тоску по материнству, прыгали через божественный огонь, чтобы освятить свое чрево и родить подобно Ваагну детей.
А в это время Ман расплавлял добытые им сокровища Арагаца в божественном огне и ковал меч-молнию. Могучие удары молота Мана были слышны по всему Арарату и пугали Вишапа. Очень немногие Арии - только те, которые освятились божественным огнем и обрели силу, присоединились к Ману.
Сорок дней сохранялся божественный огонь в кострах Трндеза, и сорок дней Арии танцевали и пели вокруг них. Слышались удары молотов - это Ман с несколькими обретшими силу Ариями ковал спасительное оружие.

РОЖДЕНИЕ ВААГНА


На сороковой день Божественных Потуг, в первый день весны, Ман встал во весь рост с выкованным мечом в руке, сверкающим под утренними лучами солнца. Горд был Ман и ощущал в себе огромную силу. Подняв меч вверх, он направил взгляд на Солнце и призвал:
- О, Ваагн...
Эхо отозвалось на зов Мана по всему Арарату. Казалось, все и все призывали Ваагна: и предки ушедшие - лучезарные души, и Масис гордый, устремленный в небо, и сама земля Арарата, стремившаяся обнять Солнце, все и все ожидали нового рождения огненного Ваагна, все прославляли Ваагна.
И снова прозвучал гордый, мощный голос Мана:
- О, Ваагн, властелин Космических Сил, Бог моего Арийского Рода, я, получивший от тебя мощь и силу, с мечом в руке, выкованным с помощью огня Божественных Потуг, выхожу на борьбу против Чарий Титанов, чтобы освободить свой Арарат и утвердить вечное существование моего Рода, ведущего свое происхождение от самого Ара. О, Ваагн, взываю к тебе, освяти мой меч-молнию и помоги мне в моем страшном, но богоугодном деле.
Затем Ман, убив тучного быка, принес жертву Отцу Ара и Всемогущему Ваагну. Смыл кровь с меча чистой - пречистой водой из горного ручья. Опалил жертву на костре Трндеза. Густой дым потянулся в небо.
И Арий Ман первым увидел рождающегося Ваагна. Из слившихся огней Земли и Неба рождался Ваагн - огненный юноша, и все у него было огненное - и волосы, и борода, и глаза.
И с безграничным душевным восторгом Ман воскликнул:
- Ликуй, о Араратская земля, рождается Ваагн - наш Бог-спаситель, сын Ара, Бог мощи, для нашей Земли - олицетворение силы, для Солнца - огненная мощь, для звезд - лучезарный юноша, для Луны - мелодия любви, для Неба - любимый малыш, для Ария - огненный брат, а для Вишапа - беспощадный враг.
И в космической беспредельности прозвучала хвалебная песня в честь родившегося Ваагна - ее пели звезды и Луна, Солнце палящее, Масис гордый, горы и долины, птицы и звери:
Небеса и Земля были в муках родин,
Морей багрянец был в страдании родин,
Из воды возник алый тростник,
Из горла его дым возник,
Из горла его пламень возник,
Из того огня младенец возник,
И были его власы из огня,
Была его брада из огня,
И, как солнце, был прекрасен лик.
(Перевод В. Брюсова)
Пришел Ваагн, со звездной короной на голове, с огненным плащом на могучих плечах, на левой руке у него был Крест Войны, отлитый из Солнца, в правой руке он держал Меч-Молнию, выкованный огнем тысяч и тысяч Солнц.
И Ваагн освятил обоюдоострый меч Мана.
И Арий Ман вышел на борьбу против потомков Чария Титана. Титаны выли от страха, но не было им спасения от ударов меча Мана, выкованного из подземных богатств Арагаца с помощью божественного огня и освященного самим Ваагном. Кто мог противостоять ударам этого меча? Тысячи убивало одно лезвие, тысячи - другое, тысячи падали от его излучения, тысячи умирали только от страха.
Чарии Титаны в панике убегали, даже не увидев блеск меча, поскольку меч Мана уже издали поражал своим излучением. Титаны убегали к Вишапу и укрывались под его крыльями.
И хотя Арий Ман был Богом, но - Земным, и не мог сражаться против Бессмертного Вишапа. С ним должен был сразиться Ваагн.
И грозный Ваагн, Бог Мощи, огненный юноша, встал перед смертоносным Вишапом, вызывая его на борьбу - лицом к лицу, как подобает Богам. И началась Битва Богов - прямо на Земле, перед изумленными людьми. Грозные Боги в своем материальном воплощении, жестокие, неуступчивые... Вишап Зла - со множеством голов, с кроваво-красными глазами, изрыгающий из поганых пастей смертоносный яд, и Ваагн, огненный юноша, с глазами ослепляющими подобно Солнцу, с Мечом-Молнией в руке.
Смертоносный Вишап со страшным воем корчился в предчувствии смерти, сжимая Землю в объятиях, желая задушить ее в предсмертных судорогах. Но испустил дух.
Могучий Ваагн сильными ударами раздробил головы Вишапа и закинул его труп в Небо, чтобы тысячи Солнц выжгли дотла эту пакость.
А Арий Ман во главе своих немногочисленных храбрецов преследовал Титанов и очищал от них Арарат.
Вишап был убит, его труп горел в Небе, но его мерзкие следы еще оставались в Арарате и зловоние распространилось по всей Земле.

ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП *


Одолев Титанов и очистив от них Арарат, Арий Ман принес большие жертвы Всемогущему Ваагну. И Ваагн сам с удовольствием принял участие в обряде жертвоприношения, восславил Отца Ара, а затем обратился к Ману:
- О, храбрый Ман, достойный потомок моего Земного брата Ария. По воле Отца Ара ты очистил Арарат от Чарий Титанов. Мир уже не во власти Вишапа. Но его зловоние еще царит на Земле. Эту мерзость можно смыть только водой. И я очищу Землю от скверного духа Вишапа Великим Потопом. Все уйдет под воду. Только Арарат останется вне потопа. Но в Арарате тоже переживут только могучие. Только могучим покровительствую Я. Слабым - Я не покровитель. Слабые не выдержат мощи сверхмогучей космической энергии, и они погибнут, поскольку Я должен сохранить Род богов Земных в их вотчине, а из слабых не рождаются боги.
Я наказываю тебе, о предводитель Ариев, - собери Ариев и поднимись на гору Масис,- жилище богов. Но знай, на Масис могут подняться только те Арии, кто освятился божественным огнем Трндеза, и почувствовал в себе божественное, поскольку Масис - место пребывания Богов, и туда могут подняться только Боги. Это воля Отца Ара.
И Ман с несколькими своими сподвижниками, которые уже почувствовали в себе божественное, и с их семьями направился к Масису. Прятавшиеся до этого момента Арии, вышли из своих домов и стали просить Мана.
-Не оставляй нас одних, возьми нас собой.
Невозможно было объяснить им что-либо: ужас смерти затмил их разум, и они в панике бежали за Маном.
- Э-э... - сказал Ман, - все в воле Ара, идите, если можете подняться на Священную Гору.
И большой табор Ариев двинулся в путь и вскоре остановился у подножия Масиса.
Там уже собрались, почуяв надвигающуюся опасность,, различные звери и птицы. Страх смерти разъярил зверей, они кидались друг на друга, а увидев Ариев, стали нападать на них. Слабые Арии, бросаясь то в одну сторону, то в другую сторону, умоляли Мана защитить их. Ман, пользуясь своей божественной властью, усмирил зверей. Слабые Арии, будучи не в силах подняться на Масис, снова стали взывать к Ману:
- Сжалься над нами, о Ман, не допусти, чтобы мы пропали, возьми нас с собой...
И Ман сказал:
- Волей Отца Ара я должен сохранить Род Земных Богов - Ариев. А от вас Боги не родятся. Если вы не в силах подняться на Масис, оставайтесь здесь, ни ваша жизнь, ни ваша смерть не нужны Ара.
И небольшой Табор Мана начал восхождение на Масис. Восхождение сильных Ариев на Масис сопровождалось доносившимися снизу рычанием и воплями.
По воле Ваагна нагрелись ледяные горы Земли и растаяли, и разорвались тучи в небе, и вода стремительно обрушилась на Землю, и Потоп уничтожил зловоние, оставшееся от Вишапа, и всех его почитателей.
На вершине Масиса - в жилище Богов, дружно и мирно жили Арии. И Боги покровительствовали им.
Лишь на душе Мана было беспокойно. Он чувствовал, что происходит в Арарате. Не выдержав мощи космической энергии, слабые Арии от ужаса смерти, именно в смерти искали свое спасение. Очень грустил Ман, но ничего делать не мог, та была воля Богов – слабым суждено было погибнуть, поскольку Арарат - вотчина только богов, и только богам жит там.
Вскоре в Арарате воцарилось мертвое спокойствие. По поручению Богоматери Анаит голубь, с ивовой ветвью в клюве, прилетел к Арий Ману. Это означало, что Арарат с тоской ждет своих могучих сыновей, для воцарения божественной животворной продолжительности.

БОЖЕСТВЕННЫЕ ЗАКОНЫ


Арии в последний раз ночевали на вершине Масиса. И на заре они должны были начать спуск. Все спали. Только Ман не спал. Он был неспокоен - начиналась новая жизнь, и он был в ответе за свой Род перед Ара. И в ночной темноте, подняв руки к небу, он призвал Ара:
- О, Отец мой, Ара, Ваагн принес Миру весну, Земле - новую историю, а Арарату - новое летоисчисление. Как мне управлять Ариями, чтобы они жили божественной жизнью?
Услышал Ара призыв Мана и послал к нему Бога правосудия Мигра. И Мигр передал Ману повеление Арарича /Творца/:
- О, Арий Ман, ты Бог, хотя и Земной. И должен жить божественной жизнью. Бессмертные Боги всегда с тобой и покровительствуют тебе. Но знай, если ты, или твое потомство отречетесь от Арарича и Бессмертных Богов, в тот же день обретет силу Вишап и спустится на Землю. И Чарии Титаны, пользуясь мощью Вишапа, принесут неисчислимые беды твоему Роду.
По воле Ара, ты - Наапет* Ариев и должен управлять своим Родом согласно Божественным Законам. Это Законы, утверждающие сотворение. Божественные Законы защищают происхождение, кровь, дух, созидание.
По воле Ара, Род ответственен перед Ара. Язица - перед Родом и Ара, Племя - перед Язицей, Родом и Ара. Семья ответственна перед Племенем, Язицей, Родом и Ара. А личность - перед Семьей, Племенем, Язицей, Родом и Ара. Это чувство ответственности - мать всех добродетелей. А право без ответственности - безнравственно, это источник всевозможных злодеяний.
Устанавливая законы своего управления, помни, что эти законы должны следовать принципам Божественных Законов, установленных самим Ара. При этом:
При возникновении противоречия между Родом и Язицей - право за Родом, при возникновении противоречия между Язицей и Племенем - право за Язицей, при возникновении противоречия между Племенем и Семьей - право за Племенем, при возникновении противоречия между Семьей и личностью - право за Семьей.
И знай, о Ман, хотя Божественные Законы, по воле Ара, утверждаю я, но эти Законы не принесут никаких результатов, если не будут освящены Мощью Ваагна.
И на дважды седьмой день после рождения Ваагна, с первыми лучами солнца, табор Мана начал спускаться с Масиса.
И началась новая жизнь в Арарате. Рождались дети, похожие на Ваагна - сильные, здоровые, красивые. От Арий Мана пошло и Родовое имя -Армен - Богочеловеки. И Род Ариев - Арменов вновь умножился в Арарате. И по Божественным Законам управлял Ариями Ман. И Бессмертные Боги покровительствовали им.
Богоматерь Анаит следила за каждым рождением и оберегала здоровье каждого ребенка. Всесильный Ваагн изгонял всякие признаки слабости из Ариев и питал их Божественной Мощью. Любвеобильная Астхик соединяла сердца Ариев божественной любовью. Поборник правосудия Мигр следил, чтобы жизнь Ариев подчинялась Божественным Законам. Всезнающий Тир учил Ариев божественной мудрости. И Отец Ара из своей выси с удовлетворением наблюдал за счастливой жизнью своих Земных Детей.

ЗАТИК *


На дважды седьмой день после рождения Ваагна табор Мана спустился с Масиса. Весеннее Солнце улыбалось Земле, и почва Арарата, тоскуя по любви, желая оплодотворения, ждала сеяльщиков.
Арии начали пахать. Но вскоре заметили, что новые всходы все серые. Исчезли цвета, смешались друг с другом, и вся растительность была однообразного серого цвета. Задумались Арии, обратились к Ману:
- О, Наапет Ариев, любимец Бессмертных Богов, эта серость убьет природу Арарата. Что бы мы ни посеяли, все равно - плод будет серым и горьким. В Арарате исчезли цвета, смешались друг с другом. Скажи, как нам разъединить, обособить их?
Арий Ман принес жертву Богоматери Анаит.
- О, Мать Анаит, - обратился он к ней, - ты Мать всех рождений, изгони серость из Арарата, отдели цвета один от другого, чтобы плоды были разноцветными, с различными вкусами и запахами.
Богоматерь Анаит услышала призыв Мана и явилась ему.
- Дитя мое, - сказала она,- Вишап своим ядом заразил все в Арарате и распространил серость. Исчезли все цвета, их Яхва спрятал в своем подземном царстве. Только ты можешь достать их из-под земли.
- О, Мать, - сказал Ман, - я Бог, хотя и Земной, и я отберу цвета у Яхвы и возвращу Арарату, если получу твое благословление.
- Благословляю тебя, дитя мое. Слушай меня внимательно. Есть Жар-Птица, которая по моей воле жила в Арарате, она свила гнездо высоко в горах. По ночам она светилась, а днем ее свечение сливалось с сиянием Солнца. Она пела волшебным голосом и несла разноцветные яйца, возобновляя этим свежесть красок Арарата. Теперь Жар-Птица находится в плену у Яхвы. Ты должен вернуть ее. Но знай, если не успеешь на рассвете Солнцедня /Воскресения/ после первого полнолуния со дня рождения Ваагна вернуть Жар-Птицу, почва Арарата станет бесплодной и навсегда останется серой. Тебе остался только один день.
И Ман пошел за Жар-Птицей. Девы, матери и дети кричали ему вслед пожелания успеха. Святые духи предков шептали ему пожелания успеха. Горы и ущелья откликались эхом с пожеланиями успеха. И сердце Мана полнилось мощью и верой в победу.
Ман поднялся на Масис, принес жертву Отцу Ара и Всемогущему Ваагну.
- О! Ваагн Могучий, - призвал он,- с благословления Матери Анаит, а иду на поединок с Яхвой, чтобы вернуть Жар-Птицу. Освяти мой меч!
Ваагн явился ему и сказал:
- О! храбрый Ман, разве ты не знаешь, что Яхва - могучий Бог? А ты, хотя и Бог, но Земной, и намного уступаешь ему в силе!
- О! Ваагн Всемогущий, Я - Арий, во мне кровь Отца Ара! Я получил благословление Богоматери Анаит, мне пожелали успеха наши матери, девы и дети, святые духи предков внушили мне уверенность в победе. Какое могущество устоит перед всем этим?
- В самом деле, ты накопил в себе огромную силу, - сказал Ваагн, - по воле Ара и я передаю тебе свое могущество на один день. Иди, вступи в поединок с Яхвой, как подобает Бессмертным Богам.
По приказу Ваагна, прилетел огромный орел, возраст его был несколько веков, и ему был знаком каждый уголок Земли. Орел на своих крыльях доставил Мана на край Земли и опустился возле одинокой черной горы.
- О! Яхва, - позвал Ман, - я хочу вступить в поединок с тобой, выходи!
Никто не откликнулся. Ман своим мечом-молнией расколол гору и увидел в пещере спящего Яхву.
- Проснись, Яхва!- крикнул Ман.
На его крик откликнулось лишь сильное эхо от стен пещеры. Яхва продолжал спать. Растерялся Ман, ведь было уже поздно. На помощь пришел старый орел. Он начал клевать Яхву - безрезультатно. Орел пощекотал его - Яхва сразу же вскочил. Он увидел Мана с мечом-молнией в руке.
- О! Арий Ман, - сказал с издевкой Яхва, - ты в гости пришел ко мне или на поединок? Если ты гость - то незванный, если враг - то бессильный.
- Я пришел бороться с тобой! Или верни Жар-Птицу, или же начнем поединок, как подобает Богам.
Засмеялся Яхва. Сильно дунул, чтобы свалить Мана. От его дыхания буря поднялась на Земле, но в Мане была мощь Ваагна, он устоял. Удивился Яхва. Испустил изо рта пламя, чтобы сжечь Мана. Пламя в виде вулканов объяло всю Землю, но в Мане была мощь Ваагна, он не сгорел. Сильно удивился Яхва и сказал:
- Арий Ман, ты сам по себе не устоял бы против моего дыхания и моего огня, в тебе есть мощь Ваагна. Но скажи мне, почему ты не ударил меня своим мечом, когда я спал, ведь, имея мощь Ваагна, ты мог меня победить?
И Ман сказал:
- Я Арий - Земной Бог, и не подобает мне поднимать меч на спящего.
И Яхва сказал:
- Бессмертный Бог не может уступать Земному Богу в великодушии. Я верну тебе Жар-Птицу. Но знай, я остаюсь твоим врагом и врагом твоего Рода.
Арий Ман взял Жар-Птицу и вышел на свет И орёл на своих сильных крыльях доставил Мана в Арарат как раз на рассвете. Арии, ждавшие Мана ночь напролет, обрадовались. Жар-Птица светилась всеми цветами радуги. И запела птица, и снесла яйца - множество разноцветных яиц. Арии прыгали от радости. С яйцами в руках пели, плясали, славили Отца Ара, Мать Анаит, Всемогущего Ваагна.
Богоматерь Анаит тоже радовалась. Она спустилась в Арарат. Собрала цвета яиц и разбросала по всему Арарату. Затем отпустила Жар-Птицу, наказав свить гнездо в горах Арарата и всегда сохранять разнообразие цветов в Арарате.
Затем Анаит сказала Ману:
- О, Арий Ман, теперь можете начинать пахоту и сев, земля Арарата даст разноцветные плоды.
И Арии с радостными песнями начали пахать и сеять. А дети, молодые девушки и невестки до вечера танцевали, пели и играли с разноцветными яйцами.

ОСВЯЩЕНИЕ УРОЖАЯ


В Арарате богоподобно жили Арии. Они не знали, что такое болезнь, что такое изнуряющая старость. Они были здоровы и счастливы. И долго жили они. Каждый из них чувствовал свою естественную роль в жизни и эту роль выполнял с большой преданностью. И когда оканчивал выполнение своей роли, то просто ночью засыпал и на утро не просыпался. Вот так Арии встречали смерть после долгого и здорового проживания.
Арии пахали землю, сеяли, выхаживали и затем вкушали араратское благо. В Арарате все жили хорошо или более хорошо. Не было нищих, не было богатых, так как Арии творили, созидали, а созидатель не может быть ни нищим, ни богатым. И цвел Арарат. И аромат разновидного урожая распространялся по всему миру, раздражая аппетит очень многих. И жителям Степи очень хотелось вкушать эти божественные блага Арарата.
И Арии из своего выращенного урожая с удовольствием выделяли долю и для Чариев Степи. При этом Арии работали еще больше, чтобы побольше благ создать. И более пышным и роскошным становилась природа Арарата. Арии безропотно работали и были довольны своей работой. Довольны были и Титаны. Они благословляли благо Арарата и самих благодателей - Ариев.
Недоволен был только Вишап. Он беспрерывно рычал от злости и от безвыходности. Наконец он обратился к хитрому Яхве:
- О, Великий Яхва, Арии Арарата питают мир своими продуктами и усиливаются. А Чарии благословляют их. Скажи, как мне осушить Арарат:
И Яхва сказал:
- О, Чарий Вишап, пусть продуктами нагруженные караваны идут не из Арарата в Степь, а из Степи в Арарат.
И под покровительством Вишапа, нагруженные продуктами караваны из Степи двинулись в Арарат. И в Арарате они свои продукты обменивали с Араратскими продуктами, на один отдавая десять. И обильно в Арарат ввозились из Степи виноград и персик, груши и яблоки, огурцы и помидоры, все то, что росло и в Арарате. Но ввезенные продукты были намного обильней и намного дешевле.
И Арии начали думать - а стоит ли проливать столько пота и энергии на обрабатывание земли и выращивание урожая, когда из Степи ввезенные продукты ничем не отличаются от местных, но намного обильней.
И поленились Арии и алчность завладела многими из них, и исступление обогащения укоренилось в них. И уже больше не обменивали благо на благо, а покупали и перепродавали ввезенные продукты золотом, серебром, драгоценными камнями.
Разрушались хутора и строились рынки, где обильно продавались ввезенные блага Степной земли. Арии поменяли плуг на весы. И создающие блага Арии уже только мерили и взвешивали чужое добро.
Опустошалась земля Арарата, уменьшалось благо Арарата. А Арии были довольны - без труда обильно питались благом Степи и благословляли Титанов.
Но неожиданно среди Ариев появились разные болезни, которые быстро распространялись и истощали их. Арии не понимали - откуда и как появились эти болезни и пристали к ним. И никакого спасения не было от этих болезней.
Встревоженные Арии обратились к мудрым Жрецам, чтобы выяснить причину этих странных болезней и способы спасения от них. Все жрецы собрались у Верховного Жреца Арарата. Собрались, долго размышляли и затем решили обратиться к Матери-Кормилице Арарата - Анаит. Разожгли большой костер, принесли жертву. И Верховный Жрец Арарата вознес руки к небу и воззвал:
- О! Мать Анаит, ты - Мать всех Богов и Богочеловеков, спаси своих детей от этих многочисленных незнакомых болезней, которые истощают нас.
Мать Анаит появилась им и сказала:
- По воле Ара я родила Земного Бога Ария именно в Арарате - в колыбели Богов. И Арарат является обителью Богов. И пища Богов - это благо земли Арарата. И вы - Богочеловеки, должны питаться только божественной пищей. И благо земли Арарата является единственной пищей для богов. Знайте, блага Степной земли только сортностью похожи на блага Арарата, качественно же они сильно отличаются. Блага Арарата рождаются из земли Арарата, самое живительное Солнце Арарата греет их, испущенной с неба самой чистой водой питаются они. А плоды Степи питаются выделенной из Арарата водой. И продукты Степи в себе имеют болотистый вкус и в себе несут несвойственные Богам болезни. Боги должны питаться божественной пищей.
Сказала Богоматерь Анаит и исчезла.
И Арии выгнали из Арарата все караваны, приехавшие из Степи, отказались от обильных продуктов, ввезенных из Степи. И затем Арии питались только благами Араратской земли. Малочисленны были продукты Арарата, но были они божественной пищей. И вскоре из Ариев исчезли эти изнуряющие болезни, выздоровели Арии. Разрушили рынки и создали хутора. Запахали Араратскую землю, посеяли, выхаживали. И земля Арарата дала обильный урожай.
Ликовали счастливые Арии. Песни и пляски сопутствовали плодосбору. Разжигали большие костры, водили хороводы, прославляли Ара и Мать Анаит.
Богоматерь Анаит тоже спустилась в Арарат, присоединиться к счастливому празднеству этого плодосбора. Она взяла гроздь винограда, благословила его, затем сдавила и виноградным соком освятила весь урожай и сказала:
- Дети мои, вот я благословила этот сладкий виноград и его соком освятила все благо земли Арарата. Вкушайте их и приготовленным из этого винограда святым напитком - вином всегда освящайте вашу божественную пищу.
И после этого Арии, каждый год во время сбора урожая, первый урожай винограда дарят Богоматери Анаит. И Мать Анаит благословляет виноград и соком этого винограда освящает урожай земли Арарата.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ВЕЧНОГО ГОРОДА


Весну принес Ваагн Миру, Земле – новое наследие, Арарату - новое летоисчисление.
Много лет прошло после рождения Ваагна. Ариев становилось все больше - Арарат процветал.
Справедливо, по божественным законам управлял Ариями Наапет Ман. Все были счастливы. Но самому Ману одна мысль не давала покоя. Задолго до Всемирного Потопа Чарии Титаны, пользуясь могуществом Вишапа, разрушили вечный город Арарата, сооруженным праотцом Арием и названный им по своему имени Ариаваном /Эреваном/ *. Потоп полностью уничтожил развалины этого города.
И часто по ночам приходил к Ману его пращур Арий и наказывал восстановить этот вечный город. Именно в этом городе должен сконцентрироваться дух Богов, отсюда он должен распространиться по всему Арарату и сохранить его могущество. Чарий Вишап знал про эту мощь Эревана, первым разрушил его, чтобы лишить Арарат источника его мощи.
И Ман чувствовал, что нужно восстановить этот вечный город, источник мощи Арарата и Рода Ариев. Но он не мог найти его местонахождение и не знал, какой вид имел этот город.
Ман принес жертву Ара и Бессмертным Богам и попросил раскрыть тайну вечного города. И всезнающий Тир, покровитель всех наук, ремёсел, искусств, сооружений, утешил Мана:
- О! праведный Ман, по воле Ара я сообщаю тебе тайну восстановления вечного города, которая известна только Богам и твоим пращурам. У тебя родится сын, который был дедом твоего деда. Он видел этот вечный город. Он был искусным архитектором и благочестивым жрецом. Он восстановит этот город на том же месте и в том же виде.
В пятисотый год от рождения Ваагна Ман сотворил Арама. Сметливым и сильным был Арам - любимец Богов. Его учителем был Тир, но Тир не научил его ничему новому, поскольку в мире ничего нового нет. Тир просто-напросто восстанавливал в Араме его прошлый опыт, прошлые знания и прошлую мудрость.
И когда Арам стал зрелым и многоопытным мужем, Ман наказал ему:
- Ты должен восстановить вечный город Эреван на том же месте и в том же виде, как его основал наш пращур Арий - как символ мощи нашего Арарата.
Арам, погруженный в свои мысли, кружил по всему Арарату, пытаясь вспомнить то, что видел в прошлой жизни. Он дошел до места, где было множество холмов, а из-под земли били холодные ключи, и бурная река протекала по ущельям. Он выпил воды и сел отдохнуть на гористом берегу реки.. Посмотрел в одну сторону - там величаво устремлялся в небо двуглавый Масис, местопребывание Богов. Посмотрел в другую сторону - увидел четырехглавый Арагац, где был трон Отца Ара. И удовлетворенно улыбнулся Арам - именно здесь был вечный город Эреван. Он закрыл глаза и мысленно увидел Эреван и себя в нем.
Арам привел Мана на это место. За ними следовали Арии. Арам разжег костер и принес жертвы Богам. Дым костра поднимался в небо и устремлялся к Масису и Арагацу.
И сказал Арам:
- Вот здесь был вечный город. Именно здесь, потому что разведенный здесь жертвенный огонь виден и с Масиса, и с Арагаца.
Обрадовался Ман. Дал в распоряжение Арама тысячу архитекторов, тысячу каменотесов, тысячу плотников, тысячу штукатуров и тысячи других строителей. И Арам начал строить Эреван.
Долго длилось строительство города. И когда город был построен, Арам увидел, что Эреван имеет прежний вид, и обрадовался. Ман приказал Ариям, чтобы они пошли в вечный город, принесли жертвы Богам и заселили его.
Однако ночью, Бог Подземного Царства Яхва, который пылал ненавистью к Ариям, стал сильно сотрясать город и до основания разрушил его.
Загрустил Арам. Долго думал и понял, что слишком мелкими были использованные камни. И решил построить город из больших, тяжелых камней, чтобы Яхва не смог разрушить его. Новых мастеров привел Арам, сильных великанов. Они притаскивали с гор огромные каменные глыбы, скрепляли их самым крепким раствором - строили на века.
Очень долго длилось это строительство. И когда оно закончилось, посмотрел Арам на город и обрадовался. Город получился пышным и приятным взору и очень был похож на прежний Эреван.
Снова Ман позвал Ариев, чтобы они заселили город. И снова Яхва ночью полностью разрушил его.
Очень сильно загрустил Арам. Он больше не стал приводить мастеров, в одиночку день и ночь кружил по тем местам, пытаясь найти тайну восстановления города.
Арам призвал души предков. И ночью, когда небо над Эреваном было украшено мириадами звезд, духи предков собрались вокруг Арама, и он упросил их раскрыть тайну восстановления вечного города.
Духи повелели Араму развести очаг. Арам развел огонь, и духи шептались вокруг него всю ночь, а на рассвете сказали:
- Разведи очаг, Арам. Это мы сохраняем крышу над домом, это мы сохраняем стены города. А мы там, где есть очаг.
Понял Арам мудрость предков. Собрал своих сыновей, невесток и внуков и привел их к Эреванским холмам, чтобы жили там, спали под открытым небом у горящего очага. Сыновья и невестки Арама весь день работали: пахали, сеяли, жали, дети весь день играли на холмах, а вечером все собирались вокруг очага и засыпали спокойным сном.
И Арам решил построить дом, чтобы его внуки могли укрыться от ветра и дождя. И вокруг очага он возвел стены, затем сделал крышу. И спали его внуки в теплом и сухом доме.
Когда дом был готов, Яхва начал сильно его трясти, но ему не удалось разрушить это жилье. Обрадовались дети, обрадовался Арам. Позвал своих братьев. Увидели они, что дом устоял, и удивились. И сказал Арам:
- Духи наших предков повелели мне, чтобы дом я строил над очагом.
Братья Арама принесли жертвы Богам и своим предкам. Затем и они пришли на холмы со своими сыновьями, невестками и внуками, развели очаги и над очагами построили дома.
После этого множество Ариев приходили в Эреван, работали там, пахали, сеяли, пекли хлеб, разводили очаги и возводили над очагами дома.
И восстановился вечный город, выстоял Эреван. И никакая сила не смогла разрушить его. Но и никогда не закончится его строительство.
И строительство Эревана продолжается до настоящего дня. Но как только погаснут очаги в домах - город разрушится.
Затем Ман собрал Ариев, зажег большой костер, принес жертву. По воле Ара он провозгласил Арама Наапетом Ариев и сам довольный ушел присоединиться с духами своих предков. А его тело, по традиции предков, сожгли на костре.

СЫНОВЬЯ АРАМА


Долго управлял Ариями сын Мана Арам. Управлял по божественным законам, установленным его отцом. То были законы, утверждающие творение, созидание. И Арии, руководствуясь этими законами, жили как Боги.
Творили Арии, созидали, строили. Были они благочестивыми, и Бессмертные Боги покровительствовали своим Земным Братьям.
Но была большая забота у Арама. Уже он был стар, должен был умереть, чтобы родились другие. Но что оставлял он этим будущим Ариям? То, что было создано в Арарате, удовлетворяло потребности лишь живущих. Ариев стало очень много, и для нарождающихся оставалось мало места. Земля Арарата не могла прокормить их. Арам должен был думать о будущих Ариях- таков завет Богов.
И Арам обратился к Создателю:
- О! Отец Ара, Арарат перенаселен, и это принесет множество несчастий моему Роду. Своей созидательной волей обеспечь продолжение жизни моего Рода и предотврати его возможные заблуждения.
Создателю понравилось обращение Арама, и он решил удовлетворить его просьбу.
Арам позвал своих сыновей. Друг за другом пришли они и встали перед отцом - Индра, Зевс, Алан, Ареш и юный Торгом - один другого мужественнее и краше, все готовые выполнить отцовскую волю.
И Арам сказал:
- Арарат перенаселен, и по воле Отца Ара вы получаете в наследство земли вне Арарата. Вы должны переселиться туда и взять с собой по сорок мужей и по сорок жен от каждого племени, чтобы каждое племя на новых землях имело свою ветвь. И из вас только Торгом, который еще юн, останется в Арарате.
- Отец мой, - сказал старший сын, - твоя воля от Ара. Скажи же, кто в каком направлении должен идти и где границы наших земель.
И Арам сказал:
- Этой ночью поднимитесь на Масис. Разожжете костер, принесете жертвы. Остальное в воле Богов.
Сыновья Арама поднялись на Масис, с ними был и юный Торгом, движимый любопытством. Они дошли до того места, где во время Великого Потопа остановился их дед - Арий Ман.
Разожгли большой костер и принесли жертвы. И Бессмертные Боги собрались вокруг костра. Там были и всемогущий Ваагн, и провосудец Мигр, умелец Тир, и прекрасная Астхик со своей неувядающей улыбкой. И даже Мать Анаит явилась, чтобы посмотреть на потомков рожденного ею Земного Бога - Ария.
Большой пир устроили братья. Боги и пращуры наслаждались дарами Араратской земли, запивая еду священным вином. До Неба возносились Гимны прославления в честь Отца Ара, Богов и предков. Пиршество длилось до рассвета.
И сказал Ваагн:
- По воле Отца Ара вы получите земли вне Арарата. А место и границы территории каждого из вас определит пущенная им стрела.
Первым к Ваагну подошел Индра. Ваагн дал ему стрелу, а Мать Анаит благословила его. Индра натянул тетиву, и стрела - молния взлетела в небо. Оставляя за собой огненный след, стрела устремилась ввысь, затем повернула на восток.
По очереди подходили к Ваагну сыновья Арама. Стрела Зевса полетела на Запад, Алана - на север, а Ареша - на юг.
Состязание закончилось, сыновья Арама получили свое наследство. Но к Ваагну подошел юный Торгом и сказал:
- О, Бог Мощи, позволь и мне испытать свою божественную силу и убедиться, что являюсь достойным наследником Земного Бога Ария и законным властелином Арарата.
Ваагну понравились слова Торгома, он и ему дал стрелу. Торгом опустился на колени перед Матерью Анаит и получил благословление.
Молод был Торгом, но - могуч. Он натянул тетиву, и стрела - молния устремилась вверх и на очень большой высоте разорвалась на тысячи кусков, и огненный дождь осветил весь Арарат. Все ликовали, поздравляли и славили Торгома.
И Ваагн сказал:
- О, дивный Торгом, ты в самом деле достойный наследник Земного Бога Ария, и я собственноручно надеваю на твою левую руку Крест Войны, чтобы ты был непобедимым владыкой Арарата.
Сыновья Арама спустились с вершины Масиса, собрались вокруг отца, чтобы получить его отцовское благословление. Арам зажег костер, принес жертвы Богам. Затем зажег от костра четыре факела, дал сыновьям и сказал:
- По воле Отца Ара вы получили свое наследство. Идите за своими стрелами. Понесете с собой огонь отцовского очага, и от него зажжете свои очаги. И до тех пор, пока этот огонь будет гореть там, вы останетесь душевно связанными с отцовским очагом, будете питаться его мощью и вечно будете обновлять в себе арийские качества. От ваших потомков возникнут новые арийские Язицы - ветви арийского древа, корни которого в Арарате. Волю Отца Ара, как завет, передавайте вашим потомкам - пусть никогда не отрываются от корней Родового древа, ибо только корнями живы ветви.
Сыновья Арама дали зарок, поклонились Отцу Ара и Бессмертным Богам, почтили души предков и с семьями тронулись в путь. И от каждого племени по сорок мужчин и по сорок женщин последовали за каждым из них.
На новых землях умножились потомки сыновей Арама и образовали новые арийские Язицы.
А хозяином и охранителем Арарата остались потомки Торгома.

СЛАК


Чудесная благоухающая долина раскинулась меж высоких гор. По долине текла прозрачноструйная Арацани с берегами, покрытыми пестрыми цветочными коврами. Особенно красива была долина в утренние часы, когда первые лучи солнца, отражаясь от водной глади, золотым дождем падали на буйное разнотравье.
Именно в это время Богиня Астхик спускалась на Арарат, чтобы искупаться в реке. Прохлада воды и аромат чудесных цветов дарили ей неземное блаженство.
Многие парни из ближних деревень, еще больше парней из дальних краев собирались там и, спрятавшись в густой прибрежной поросли, наблюдали за Астхик. Своей божественной красотой Астхик бередила молодые сердца.
Юноши, забыв обо всем, целыми днями оставались на берегу. По ночам разжигали костер и, собравшись вокруг него, моля о любви, слагали посвященные Астхик любовные песни, чарующие душу. А на заре они снова занимали свои места за кустами и нетерпеливо ждали, когда Астхик войдет в воду.
Но однажды Астхик почувствовала на себе взгляды сгорающих от любви юношей, зарделась от стыда и отгородилась от них розовым туманом. И теперь никто не мог увидеть ее. Долго ждали юноши в надежде, что рассеется туман и они снова увидят в речных водах Астхик. Но проходили дни, месяцы, а туман не рассеивался.
Юноши, потеряв надежду, начали понемногу покидать берег, чтобы поискать себе счастья среди арийских родов. И только один, по имени Слак, упорно продолжал ждать. Слак был внучатым племянником Арама из рода Мана. Неугасающая любовь к Астхик не позволяла ему покинуть берег.
Астхик была восхищена силой юношеского чувства и решила вознаградить Слака за любовь.
В одной из горных деревень жила девушка по имени Урик, красивая и нежная. Однажды во сне Урик увидела Ваагна и полюбила его. После этого дни и ночи девушка была наполнена мечтами о Ваагне. Каждое утро она первой встречала зарю в надежде, что увидит Ваагна. И молилась Урик, просила Богиню Астхик, чтобы Астхик пробудила любовь в сердце Ваагна, чтобы он хотя бы явился ей во сне. Астхик слушала мольбы Урик, жалела ее, но чем она могла помочь?
Но однажды у Астхик возникла идея: “Урик похожа на меня, Слак - на Ваагна”. И она явилась Урик.
- Прекрасная Урик, - сказала Астхик, - я давно слышала твои признания в любви, но не могла тебе помочь. Сейчас иди со мной, и ты увидишь милого твоему сердцу Ваагна.
Обрадовалась Урик и поспешила за Астхик. Они дошли до долины Торгома, встали на берегу. И Астхик сказала:
- При каждом восходе солнца я купалась в реке. Блаженство и счастье дарит эта вода. С первыми лучами солнца ты войди в реку.
Приближался рассвет. Урик вошла в воду. Астхик рассеяла туман вокруг нее и сама исчезла. И после этого Астхик никогда не появлялась на этом берегу.
На заре Слак спрятался за кустами и начал свое наблюдение. Когда первые лучи солнца упали на реку, Слак увидел, что туман исчез, в реке купается милая его сердцу Астхик и сияет своей красотой.
При виде Астхик Слак воодушевился и, не в себе от радости, бросился в воду, схватил девушку своими сильными руками и вынес на берег.
Прекрасная Урик не сопротивлялась, с удовольствием восприняла свое похищение, поскольку Слак был очень похож на Ваагна, которого она видела во сне и полюбила до самозабвения.
Слак видел в Урик - богиню Астхик и любил ее, Урик видела в Слаке - бога Ваагна и любила его. И с этой любовью они поженились. На берегу реки построили дом. И место это Слак назвал Муш.
Много детей и внуков имели Слак и Урик. Внуки Слака по имени своего прародителя назывались Слкуни.
Огонь Ваагна был в храбрых юношах рода Слкуни. Нежность Астхик была в кротких девах рода Слкуни. Со многими и многими родами ариев породнился род Слкуни - отдавал девушек, брал девушек.
По воле Отца Ара, под покровительством Матери Анаит рос и усиливался род Слкуни и стал хозяином всей этой долины, которая впоследствии стала называться Тарон.

ТОРГОМ И АРЕГНАЗ


От южных границ Арарата прибыл к Араму гонец с недоброй вестью:
- О, великий Наапет, знай, что из черных пустынь объявился у нас в горах огромный Вишап - змей, захватил все родники и не дает нам воды. Высыхают поля и сады, гибнут скот и дикие звери, от жажды умирают Арии. Силен этот Вишап - змей, и никто не может одолеть его. Найди средство, спаси нас от этой напасти.
Арам сказал Торгому:
- Сын мой, ты должен наследовать мое царство и стать царем Земных Богов. Настал твой час, ты должен показать свое могущество и защитить Ариев.
- Отец мой, - сказал Торгом, - твоя воля от Ара и не подлежит обсуждению. Я иду сражаться против Вишапа - змея. Если всемогущий Ваагн будет мне покровительствовать, я убью Вишапа - змея и докажу свое право управлять Ариями. Если же я окажусь недостойным покровительства Ваагна, я погибну, и Арии избегнут несчастья иметь своим правителем пигмея.
Арам благословил Торгома, принес жертвы Богам и обратился к Ваагну:
- О! всемогущий Ваагн, на трудную битву идет Торгом. Молод он и неопытен, а Вишап - змей силен и хитер. Не оставь Торгома, будь его покровителем и увенчай его борьбу победой.
Юный Торгом на своем огненном скакуне устремился к южным границам Арарата. Вечером он уже был на месте бедствия. Печальное зрелище явилось его взору - засохшие деревья, опаленная зноем растительность и обессиленные жаждой Арии, ожидавшие рассвета, чтобы пожертвовав молодую девушку, получить немного воды от Вишапа - змея.
Недалеко от поселения, в иссушенном поле прилег Торгом, отдохнуть ночью. Бесчисленные звезды мигали ему. Он почувствовал, что звезды родного неба верят в его победу. А за звездами видел он улыбку Ваагна. В блаженстве Торгом закрыл глаза, он слышал голос Ваагна: § Земной Бог, юный Торгом, я с тобой, ты победишь Вишапа – змея ¦. И Торгом спокойно заснул до рассвета.
Утром он проснулся от шума. Большой табор направлялся в горы. А впереди табора шла юная девица невиданной красоты. Молча и покорно шла она, не жалуясь на свой страшный жребий. И горько стало Торгому, что эта милая девица должна достаться Вишапу - змею.
Торгом последовал за табором. Недалеко от высокого голого утеса табор остановился, а девица пошла дальше одна и встала под утесом. Юный Торгом пришпорил своего коня и остановился рядом с девушкой.
Послышался ужасный вой, вздрогнула земля, и громадный Вишап - змей выполз из-за утеса.
- Хлеб, вино, вездесущий Бог, - воскликнул Торгом и, держа наготове меч, пошел на Вишапа - змея.
И начался поединок между юным Торгомом и страшным змеем. Дрожала земля, и пыль затмила Солнце.
Долго бились Торгом и Вишап - змей. Силен был Торгом, но неопытен - нападал спереди. Хитер и увертлив был змей - избегая прямых ударов, старался наносить удары в спину.
Девушка, почувствовав себя в безопасности за спиной Торгома, призвала Богиню Астхик:
- О, чистейшая Богиня, передай мою девичью любовь юному Торгому, разбереди его сердце пламенем моей любви, и пусть моя любовь умножит его силы и сделает его непобедимым.
Услышала Астхик мольбу девушки и передала ее любовь Торгому. И вспыхнул пожар любви в сердце Торгома, взглянул он на девицу, собрал все свои силы и, нанеся сокрушительный удар, разрубил змея надвое.
И после этого хлынула вода с гор.
Ликовали Арии, жадно пили воду и славили Торгома и Бога Мощи Ваагна. А девушка, прильнув к груди Торгома, плакала от счастья.
- Как твое имя, красавица? - спросил Торгом.
- Я забыла свое имя, - ответила девушка, - этой ночью все меня называли Жертвой. Ты вновь даровал мне жизнь, ты и дай мне имя.
- Твоя улыбка светла как солнце и нежна, я буду называть тебя Арегназ.
Торгом вернулся домой. И вскоре Арам послал сватов - просить руку Арегназа для Торгома.
Отец Арегназа сказал:
- По воле Ара моя дочь принадлежит Торгому. Но я очень давно дал обет, и если я по своей воле отдам дочь Торгому, я стану клятвопреступником, что не подобает Земному Богу. Видите вдали эту огромную серую землю? До Великого Потопа там текла река, а берега ее были цветущими лугами. Теперь там солончаки, и я поклялся отдать свою дочь тому, кто эти солончаки превратит в цветущее поле.
Услышав от посланцев ответ отца Арегназ, Арам велел Торгому исполнить это желание. Торгом, увидев солончаки, загрустил. Принеся жертвы Богам, он попросил у них помощи. И ему явился всезнающий Тир:
- О, благородный Торгом, по воле Ара я здесь. Слушай мое повеление. Русло реки давно закрыто засохшим илом. Очисть русло от ила, затем поднимись в горы, найди источники и направь их воду в русло реки.
С помощью Тира Торгом нашел русло реки. Собрал окрестных Ариев и сообща с ними очистил его. Затем поднялся в горы, нашел ручьи, речушки и направил их в русло реки. Река широко разлилась.
Тир собрал солнечные лучи, смешал их, превратил в порошок и посыпал землю, и почва очистилась от соли.
Торгом обратился к Богине Астхик:
- О, прекрасная Богиня, укрась это поле разноцветными цветами и розами Арарата.
Астхик исполнила просьбу Торгома. Собрались Арии, радовались, пировали, славили Отца Ара и Бессмертных Богов, славили Торгома и назвали поле - полем Торгома /в последствии - Тарон/.
И отец Арегназ, согласно своему обету, благословил дочь и отдал сыну Арама.
Семь дней, семь ночей длилась свадьба. На восьмой день Арам принес большие жертвы Отцу Ара, Бессмертным Богам и душам предков. Затем вручил Торгому полученный от предков меч-молнию, провозгласил сына владыкой Араратской земли и умер.

 

ТОРГОМ И МЕСРАИМ


Узнав о смерти Арама, Титан Месраим собрал большое войско и двинулся к границе Арарата. Недобрая весть дошла до Торгома. Он с небольшим отрядом встретил Месраима на границе, разделяющей Арарат и Царство Тьмы.
И Торгом сказал Месраиму:
- О! царь Титанов, почему ты с войском идешь на меня? Чего ты желаешь? Если света недостает в твоем краю, дам тебе света, недостает созидания - подарю его тебе, желаешь цветы растить - поднесу тебе цветы. Скажи же, чего ты желаешь?
И Месраим сказал:
-О! царь Земных Богов, мне свет не нужен - я почитаю тьму, мне созидание не нужно - я жажду разрушения, мне цветы не нужны - меня пьянят запахи колючек.
И Торгом сказал:
- О! Месраим, то, чего ты желаешь, есть в твоей стране и напрасно ты стремишься завладеть Араратом, здесь всего этого нет.
Месраима насмешила наивность Торгома:
- Храбр ты, о Торгом, но зелен, не усвоил еще мудрость Творца. Ты Бог, я Титан, ты Арий, я Чарий. И по воле Отца Ара твое дело - созидание, творение а мое дело - разрушение, опустошение.
И Торгом сказал:
- Месраим, если Творец предуготовил нам разные роли, Он предоставил нам и разные земли. Пусть каждый выполняет свою роль на своей земле.
- Не мудр ты, о храбрый Торгом,- сказал Месраим,- в своей Пустыне что я могу разрушить, коли там нет созидания? Созидание в Арарате, и только там я могу разрушать! Я пришел сразиться с тобой. Если я окажусь сильнее, завоюю Арарат, и под покровительством моего Бога Вишапа разрушу его и лишу света. Если же ты окажешься сильнее, завоюешь мою Пустыню и под покровительством твоего Бога Ваагна утвердишь там свет и созидание.
- Месраим,- сказал Торгом,- мне твоя земля не нужна. Если вы счастливы во тьме, живите без света на вашей земле. Я буду сражаться лишь за свою землю, за свой Арарат, который я унаследовал от предков и должен передать потомкам таким же светлым, богатым и цветущим. Я буду сражаться, чтобы Род Ариев вечно жил и творил в Арарате.
- Как будем сражаться?- спросил Месраим.
- Месраим,- сказал Торгом,- давай не будем подвергать опасности наших молодых воинов, давай сразимся вдвоем.
Увидев, какие храбрецы стоят за спиной Торгома, Месраим согласился.
- Как будем сражаться?- спросил Торгом,- мечами или стрелами, булавами или врукопашную? Выбирай.
Месраим заколебался: § Если будем сражаться мечами - от его меча-молнии нет спасения, если стрелами - он молод и остроглаз, если булавами - очень тяжела его булава. Быть может, я избегну смерти, если будем бороться в рукопашную ¦.
И Торгом с Месраимом сцепились друг с другом так, что земля задрожала под их ногами и пыль закрыла небо. Их страшные крики разносились далеко вокруг, так что Арии в своем Арарате говорили: § гроза грохочет в небе ¦, а Чарии в своем краю говорили: § от землетрясения падают горы.
Три дня и три ночи боролись они и не могли одолеть друг друга. Торгом был силен, а Месраим - хитер.
На четвертый день Месраим почувствовал, что убывают его силы, а Торгом становится все сильнее, и сказал:
- Стой, Торгом, ты непобедим не сам по себе, тебе передалась мощь твоего Бога - Ваагна.
- Да,- ответил Торгом,- но и ты увертлив не сам по себе, хитрость и изворотливость твоего Бога Вишапа передались тебе.
-Это так,- сказал Месраим,- мы никогда не сможем одолеть друг друга. Давай помиримся, я буду славить своего Бога, а ты - своего, и давай побратаемся и поклянемся: если я умру раньше - ты будешь защищать мою семью, если же ты умрешь раньше - я стану покровителем твоей семьи.
Подали друг другу руки и поклялись своими предками отныне быть братьями. Наивен был Торгом, и искренним было его примирение. Хитер был Месраим, и фальшивым был его обет.
Торгом вернулся в вечный город. Он был доволен собой, был уверен, что совершил богоугодное дело. И разжег большой костер, принес жертвы, восславил Отца Ара, Бессмертных Богов и святых предков. И удивился, когда увидел, что Боги и души предков не приняли участия в этом обряде. Понял Торгом, что Боги не принимают его жертву. Загрустил он, задумался. И явилась ему Мать Анаит. Он опустился перед ней на колени:
- О, Мать Анаит, скажи, в чем моя ошибка, почему Боги не приняли мою жертву, ведь я примирился, не пролив крови.
- Нет, дитя мое, ты обманут Месраимом. Знай, что хитрость - достоинство Чариев и их единственное оружие против Ариев. И этим оружием тебя поразили. И в силу данного тобой обета многие поколения Чариев будут бороться против Ариев, используя их же кровь.
И тревога овладела Торгомом, и стал он думать, как спасти свой Род от данного им обета, и возвел он неприступные крепости, но соорудить крепость против хитрости Титанов - он не смог.

ТОРГОМ И ТИТАНИДА ХАТУН


Спустя некоторое время Месраим умер. Перед смертью позвал он к себе жену - Титаниду Хатун и сказал:
- Жена, по воле нашего Бога Вишапа нам, Титанам, предназначена миссия объять тьмой Арарат и превратить его в пустыню. Но Боги сильны своим Ваагном. И против них нужно бороться с помощью их же крови.
После смерти Месраима задумалась Хатун: § Пошлю человека к Торгому, пусть придет ко мне в гости, пусть ляжет в моей комнате, и я рожу от него сына - храбреца.
Она послала двух молодцов в Арарат с письмом к Торгому.
Молодцы вручили Торгому записку Хатун: § Если ты Бог, будь верен своему обету Бога - приходи и позаботься обо мне, как поклялся.
Задумался Торгом, не знал, как поступить. Но не мог он нарушить свою клятву и сказал жене:
- Жена, Титанида Хатун зовет меня в Степь. Наверно она попала в тяжелое положение, и я должен отправиться к ней.
Арегназ сказала:
- Торгом, не уходи. Эта Хатун хитра, как змея, она тебя обманывает. Она твою силу хочет, она от тебя сына хочет.
Вспомнил Торгом слова Богоматери Анаит и понял, что Хатун нужна его кровь, чтобы затем обратить эту кровь против Рода Ариев. Понял, но он дал обет и не мог от него отказаться. Ночами не спал Торгом, все искал выхода. Он воззвал к Отцу Ара, но ответа не получил. Воззвал к Матери Анаит, и она услышала и явилась ему.
- Мать Анаит, - сказал Торгом, - Титанида Хатун зовет меня к себе. Знаю, она хочет от меня крови. Что мне делать?
- Сын мой, - сказала Анаит, - ты уже был обманут Масраимом и дал клятву Бога. Хатун тоже обманывает тебя. Но ты связан клятвой и не можешь ее нарушить. Это воля Отца Ара.
- Мать, - сказал Торгом, - неужели Отец Ара не может освободить меня от этой клятвы?
- Нет, Отец Ара любит тебя, но установленные им Законы никто не может нарушить, даже Он сам. Ты должен идти. Иди, защити Хатун от происков тамошних князей, но помни повеление Ара - не входи к ней в комнату. Только этим ты можешь искупить свою вину.
Торгом обещал не сходить с коня и отправился в Царство Тьмы.
Титанида Хатун велела украсить дорогу к своему дому коврами, зажечь свечи, сама нарядилась и стоя на балкончике ждала Торгома. Увидев вдали наездника, обрадовалась.
Торгом подъехал, поздоровался и сказал:
- Титанида Хатун, верный своему слову, я приехал сюда, позови своих князей, я заставлю их повиноваться тебе.
- Вах, - сказала Хатун, - ты устал с дороги, ты мой гость, сойди с коня, войди ко мне, отдохни, потом займешься делами.
- Нет, - ответил Торгом, - я дал слово, что не спущусь с коня, позови князей.
- Торгом, - сказала Хатун, - неужели я не красива и не привлекательна?
- Ты красива и привлекательна, - ответил Торгом, - но не мне принадлежит твоя красота. Ты - Титанида, я - Армен. И мне принадлежит только красота Арменской женщины.
- Торгом, - не сдавалась Хатун, - среди Титанов я самая красивая женщина. Сойди с коня и стань властелином моей красоты и всего Пустынного Царства.
Торгом сказал:
- Слушай, Титанида Хатун, - мне не нужна чужая земля, мне не нужна чужая красота.
Увидела Хатун, что упрям Торгом и невозможно заставить его войти в дом, и велела позвать своих князей. Князья, которые содрогались от одного вида Торгома, склонив головы встали перед ним. Торгом застращал их, и они поклялись своим Богом - Вишапом - повиноваться Хатун.
Считая свое дело законченным, Торгом хотел удалиться, но Хатун сказала:
- О, предводитель Богочеловеков, давай скрепим наше примирение чашей вина, затем - в добрый путь.
Принесли, дали князьям по чаше вина, а Торгому налили столетнего вина. Устал Торгом, и мучила его жажда. Не ведая ни о чем, выпил он вино, и сразу же закружилась у него голова. Спустили Торгома с коня и повели в дом, угостили по-царски, напоили и повели в комнату Хатун.
И зачала Хатун от Торгома ребенка. Через девять месяцев, девять дней, девять часов родила Хатун сына и назвала его Бэлом.
Семь лет Титанида Хатун удерживала у себя Торгома, поила его вином.
Однажды, войдя в дом, Торгом услышал голос Хатун. Она играла с Бэлом, приговаривая: § Умереть мне за тебя, Царь Титанов, вырастешь, укрепишь Царство Чариев, разрушишь Царство Ариев.
Торгом услышал эти слова, отрезвел и сказал:
- Хатун, чему ты его учишь? У него молоко на губах не обсохло, а ты уже учишь его злу?
- Конечно, - ответила Хатун, - он должен стать царем Чариев, поэтому уже сейчас должен учиться Злу.
- Коли так, я больше не останусь здесь, - сказал Торгом.
- Твое дело, Торгом, - сказала Хатун, - мне был нужен сын, наследник Пустынного Царства. Семь лет ты был в моей власти, я родила от тебя сына. Теперь, если хочешь, можешь уйти, а можешь остаться. Если останешься, я буду любить тебя, буду верной женой. Если же решишь уйти, я благословлю тебя.
Опьянение Торгома сразу же прошло. И он сказал сам себе: §Я уже семь лет здесь. Я нарушил данную Богоматери Анаит клятву и своей кровью способствовал росту мощи Титанов. Он молча вышел, оседлал коня и поехал в Арарат.
Но Арии не обрадовались возвращению Торгома, не приветствовали его. Арегназ же вошла в дом и велела крепко закрыть окна и двери.
И Торгом обратился к Богоматери Анаит:
- О! Мать Анаит, велика моя вина и непростительна. Мой народ не принимает меня, Боги отказываются от меня, я сам отвергаю себя. И лишь материнское сердце не оставляет сына, даже заблудшего, даже преступного. Мать, я не умоляю о прощении, не хочу ни жизни, ни власти, прошу лишь сына, чтобы он унаследовал мое царство и защитил мой Род от набирающего силу Бэла.
Богоматерь Анаит явилась Торгому:
- Сын мой, по воле Отца Ара я прощу Арегназ, если она примет тебя. Ты будешь иметь наследника, но оба вы как нарушители обета умрете.
И Торгом сказал:
- Что значит для вечности одна смерть? Мы были праотцами и станем праотцами и возродимся вновь в наших потомках.
По велению Богоматери Анаит Арегназ впустила Торгома.
Через девять месяцев, девять дней, девять часов Арегназ родила сына. Родился младенец при солнечном свете, и солнечный свет был в его глазах. И Богоматерь Анаит сама покровительствовала его рождению. Она первая взяла в руки светозарного младенца, посмотрела на него и воскликнула:
- О, как он похож на Айг Ария, и пусть его имя будет Айк!
И Арегназ обратилась к Богоматери Анаит:
- О, Мать Анаит, ты, что покровительствовала рождению сына Торгома и в честь нашего пращура Айг Ария назвала его Айком, даруй мне сорок дней, чтобы я оберегала Айка от заразы, от опасностей, от дурного глаза, чтобы я освятила его тело нектаром цветов Арарата и посвятив его, оставила жить под покровительством Бессмертных Богов.
Богоматерь Анаит услышала мольбу Арегназ и выполнила ее просьбу.

 

 

СКАЗАНИЕ ОБ АРИЙ АЙКЕ

ПОСВЯЩЕНИЕ

 

Арегназ поместила новорожденного Айка в отдельной комнате и никого не подпускала к нему. Она с большой осторожностью выхаживала его, постепенно приучая к воздуху, воде, звуку, свету и солнцу. Только Торгом имел право приближаться к сыну и любоваться им.
Проходили дни, приближая Айка к настоящей жизни, а его родителей - к смерти. Арегназ тайно от Торгома плакала. Ее не ужасала близкая смерть, поскольку она верила в бессмертие, она оплакивала предстоящее сиротство Айка. Желая оставить сыну в память о себе что-то, что могло бы утешить его в тяжелую минуту, она посадила дерево.
Прошли сорок дней, нужно было посвятить Айка. Утром рано Торгом позвал на пир Бессмертных Богов и духи предков. Он восславил Богов и затем воззвал к Творцу:
- О! Отец Ара, твои дети собрались на это святое посвящение, чтобы воспеть славу твоему сотворению, чтобы утвердить Арийское происхождение Айка.
Он окунул Айка в купель, освященную нектаром цветов Арарата, затем поднял его и продолжал:
- О! Отец наш Ара, я освятил тело твоего дитяти нектаром цветов Арарата и вручаю его жизни и твоему отеческому попечению.
Затем Арегназ взяла Айка на руки и приблизилась к Богоматери Анаит:
- О! Мать Анаит, мать всех арийских матерей, родительница Земного Бога - Ария, этим святым посвящением вручаю тебе мое единственное дитя. Оберегай моего Айка - сироту, заботься о нем и сохрани дерево, которое я посадила в честь его рождения. И пусть Айк в тяжелые часы отдыхает под этим деревом, утешается и видит счастливые сны под твоим покровительством.
И Мать Анаит освятила Солнце - Крест, повесила на шею Айка и сказала:
- Пусть всегда сияет на его груди этот Солнце-Крест, освященный моей материнской любовью. Я всегда буду присутствовать в снах маленького Айка, буду петь ему колыбельную и заботиться о нем, чтобы он не чувствовал себя сиротой.
Затем Торгом обратился к Всемогущему Ваагну:
- О, Великий Ваагн, Арийский Бог, Ты - Солнце Мира, Ты - жизнь и движение, Ты - сила и мощь, Ты - свет и чистота, Ты - творец славы. Ты - победитель всякой тьмы, дэвов, Вишапа, победитель Зла, Ты - рожденный утренней зарей, тебе вручаю потомка твоего Земного брата Ария - Айка из племени Мана.
И Ваагн, собрав лучи Солнца в пучок, освятил ими глаза Айка и сказал:
- Пусть всегда сияет свет Солнца в глазах Айка, как проявление божественной мощи, и пусть он всегда бесстрашно смотрит на Солнце. И я даю Айку упование жизнью и борьбой, даю ему силу и свет, утверждаю в его душе веру, придаю мощь его кулаку, из молний свиваю его взгляд, осколки Солнца сею в его сердце, чтобы он всегда в жизни был победителем.
И Торгом обратился к святым предкам:
- О, наши святые предки, бессмертные души Земных Богов, пришедшие из вечности и уходящие в вечность. В вечности сотворен вами Айк. И он пришел из вечности, от самого Творца, и в нем есть увековечивающий огонь. Этим святым посвящением вручаю вам маленького Айка, берегите его.
И предки по очереди поцеловали в лоб Айка и сказали:
- Мы сиянием нашей славы освящаем Айка, чтобы он навсегда сохранил в себе нашу любовь, чтобы слился душой с нами и всегда в себе чувствовал силу своих предков и мощь потомков своих.
И все вместе восславили Творца и выпили за здоровье Айка. И пели и плясали до захода Солнца. А после захода Солнца Боги попрощались и удалились, души предков попрощались и удалились, Торгом и Арегназ попрощались с Айком и умерли.


АЙК У ХАТУН

 

После того, как Айк остался сиротой, патриархи племени Мана решили подыскать ему кормилицу. Перепробовали всех кормилиц вечного города, но Айк не взял грудь ни одной из них. Патриархи были озадачены. Послали во все концы Арарата гонцов, чтобы найти кормилицу, способную вскормить Айка.
И дошла до Царства Тьмы весть, что новорожденный царь Ариев Арарата погибает от голода. Обрадовались Чарии, что от Торгома не останется наследника в Арарате. Но Титанида Хатун собрала всех князей и объявила:
- Я возьму Айка к себе и вскормлю его.
- Владычица, - сказали князья, - почему ты хочешь вскормить царя Ариев, ведь он вырастет, возмужает. Будет лучше, если он умрет сейчас.
- Нет, - сказала Хатун, - наши враги - Арии, но я буду кормить не нашего врага. Айк не знает ни отца, ни матери, не знает кто Арий, а кто Чарий. Он, открыв глаза, увидит меня, увидит Бэла и вырастет как Титан. Он станет опорой Бэлу и своей мощью разрушит царство Земных Богов.
И Хатун со своими людьми послала записку патриархам племени Мана: § Мой муж и Торгом дали обет братства, и больше нет вражды между Арменами и Титанами. И согласно этому обету я буду кормилицей Айка, а мое молоко от Торгома.
Задумались патриархи. Некоторые усматривали в предложении Хатун коварный замысел, другие были склонны верить в искренность ее намерений. Долго думали, долго спорили и, наконец, обратились к Ара. И Мать Анаит явилась им и передала волю Ара:
- Данная Торгомом клятва распространяется и на Айка. Он умрет от голода, если не отправите его к Хатун. Но я всегда буду следить за ним и буду сохранять в нем арийство.
И патриархи решили послать Айка к Хатун на один год.
Хатун очень обрадовалась, увидев Айка, взяла на руки, дала грудь, и он принял ее.
- Владычица, - сказали князья, - Арии послали сюда Айка всего на один год, что можно сделать за это время?
Хатун успокоила их:
- Не всего на один год, а на целый один год. И волею нашего Бога, за это время что-нибудь придумаем.
Хатун полюбила Айка и часто повторяла: § Мудр был Месраим - против Арменов нужно бороться с помощью их крови, против своей крови они бессильны. У меня был один, теперь двое. Айк вырастет Титаном и сам отвергнет Земных Богов. И если он отправится в Арарат, то с мечом.
Через некоторое время Айк, по воле Богоматери Анаит, перестал брать грудь Хатун. Все старания Хатун заставить его взять грудь остались безрезультатными, и князья посоветовали ей отправить посланцев в Арарат за маслом и медом для Айка.
Арии, узнав, что Айк не берет более грудь Хатун, хотели вернуть его домой, но Хатун воспротивилась:
- Вы дали мне Айка на год, срок еще не истек. Я люблю Айка как мать. И отнимать ребенка у матери не подобает Богам. Когда срок истечет, я сама отправлю Айка к вам.
Арии вынуждены были согласиться и стали отправлять для Айка мед и масло. И питаясь дарами араратской земли, рос он не по дням, а по часам.
А Хатун думала, как оставить Айка у себя.
Прошел год. Арии с нетерпением ожидали возвращения Айка. Не дождавшись, отправили к Хатун нескольких князей. Проезжая по Царству Титанов, Арменские князья всюду наблюдали траур и плач. Подъехав ко дворцу Хатун, они увидели, что владычица и ее приближенные в трауре. Пожелали узнать причину этого большого горя, и Хатун, проливая слезы, сказала:
- О, мои братья, Земные Боги, как же мне не плакать, как не горевать, и вы плачьте с нами, ведь нет уже маленького Айка. Сегодня его сороковицы.
И арменские князья со скорбной вестью вернулись в Арарат, и в Арарате был траур по Айку. И лишь одна полусумасшедшая женщина бегала по городу и кричала:
- Не верьте, Армены, Айк жив, он еще придет!
А Хатун была довольна - теперь Айк принадлежал ей.
Одинок и грустен был Айк. Он не мог понять, почему его ровесники не желают играть с ним, избегают его. Он пожаловался Хатун, и она собрала князей:
- Почему ваши дети не приближаются к Айку, почему не играют с ним?
И князья ответили:
- Владычица, на груди Айка есть Солнце-Крест, он излучает как араратское солнце и ослепляет наших детей.
Хатун позвала к себе Айка:
- Сынок, причина твоего одиночества в этом Солнце-Кресте на твоей груди.
- Матушка, - спросил Айк, - а в чем его смысл, почему он на моей груди?
- О, сынок, Армены отметили тебя, чтобы принести в жертву своим Богам.
- А кто такие Армены и почему они избрали меня жертвой?
- Армены - это живущие в Арарате Земные Боги. Они враги нам и нашему Богу Вишапу. И избрали тебя, потому что ты сын царя Титанов.
Задумался Айк и сказал:
- Когда я вырасту, пойду в Арарат и перебью Арменов во имя нашего Бога. А сейчас я сорву и выброшу этот Солнце-Крест.
И поднял руку, чтобы сорвать Солнце-Крест, но обжег ее и заплакал от боли. Хатун попробовала сорвать крест и тоже обожглась. Позвала Бэла, и он не смог. И поняли, что невозможно сорвать Солнце-Крест с груди Айка.
Айк был удивлен. Раньше он всегда трогал этот Крест, игрался им и никогда не обжигал руки. Он сказал об этом Хатун, и она ответила:
- Арии заколдовали тебя, чтобы ты не мог освободиться от него. Но когда ты завоюешь Арарат и покроешь его тьмой, крест потеряет свою силу.
Затем она собрала своих князей и сказала:
- До тех пор, пока Солнце-Крест будет перед глазами Айка, трудно будет превратить его в Чария. Солнце-Крест всегда будет питать его своей энергией и будет поддерживать в нем арийские качества.
Долго советовались, и Бэл сказал:
- Матушка, прикажи связать из колючек рубашку и надеть на голое тело Айка. Колючки вопьются в его тело, он не сможет снять рубашку и не сможет видеть Солнце-Крест.
- Но ему будет больно, - возразила Хатун.
И Бэл сказал:
- Только боль сделает его злым и превратит в Чария. И со злостью будет он уничтожать в себе все арийское, в противовес действию Солнце - Креста.
Так и сделали. Надели на Айка колючую рубашку, и от боли он становился все злее и злее. Дети Титанов теперь уже не убегали от него и играли с ним. А Хатун строжайше запретила всем нянькам, слугам и князьям водить его на берег озера, чтобы он не увидел себя в зеркале воды.


САМОПОЗНАНИЕ

 

Айк играл с детьми Титанов. Увлеченные игрой, они зашли далеко в степь, и Айк увидел вдали какую-то голубую поверхность. Он предложил пойти в ту сторону. Мальчики, помня запрет своих отцов, отказались. Но упрямый и любознательный Айк силой заставил их следовать за собой.
Когда дошли до голубого поля, Айк увидел, что это поверхность воды. Так много воды он никогда не видел. Это было чистое, прозрачное озеро. Айк взглянул в воду и в ужасе отпрянул. Снова взглянул - кто-то чужой смотрел на него.
- Кто это? - спросил он.
- Это ты, - со смехом ответили мальчики.
Он посмотрел на друзей, затем снова на свое отражение. И удивился, что все похожи друг на друга, и только он отличается от всех. Загрустил Айк и отошел от берега, вернулся домой и заперся в своей комнате. Он провел день в одиночестве, пытаясь разгадать причину своей непохожести на других.
Утром Айк снова повел своих друзей на озеро. Снова и снова заглядывал он в воду и снова видел свое отличие от других. Дети Титанов не удержались от искушения и бросились в воду. Айк последовал их примеру. Холодная вода умерила боль от колючей рубашки.
Долго плавали они. Вода разъела колючую рубашку, и она спала с тела Айка. И когда они вышли из озера, на груди Айка снова заблестел Солнце-Крест. Дети Титанов в испуге разбежались.
Излучение Солнце - Креста согрело Айка. Он погладил его и удивился, что не обжег руку. Он вынул из тела все колючки. И еще более удивился, когда увидел, что раны от колючек мгновенно заживают. И задумался Айк: § Излучение этого знака согрело меня и заживило мои раны, но привело в ужас других детей. В чем смысл этого знака?.
Грустный и задумчивый вернулся Айк домой. Хатун спросила:
- Сынок, в чем дело, может ты болен?
- Нет, - ответил Айк, затем, посмотрев на мать долгим взглядом, спросил, - матушка, кто - я?
Хатун больше всего боялась этого вопроса:
- Неужто не знаешь, сынок? Ты - мой сын, ты - сын царя Титанов, брат Бэла.
- Мать, - сказал Айк, - а почему я не похож на других и даже на тебя?
- Кто сказал тебе? - спросила Хатун.
- Я сам увидел в воде.
§ Пусть сгинет тот, кто повел его на озеро, - прокляла в уме Хатун. Откуда ей было знать, что Мать Анаит незримо сопровождала Айка.
- Вода обманывает тебя сынок, ты не отличаешься от других.
- Отличаюсь, матушка,- продолжал настаивать Айк, - в воде моя рубашка растаяла, и знак моей груди залечил все мои раны, но заставил убежать моих товарищей.
Хатун не растерялась:
- Сынок, если снимешь с тебя этот знак, станешь похожим на всех. Ты заколдован. Закрой снова этот знак и помолись Богу, чтобы он простил твое заблуждение.
Задумалась Хатун. Айк увидел себя. Хотя она попробовала переубедить Айка, однако этот вопрос прочно засел у него в голове и будет всегда его преследовать.
Однако, несмотря на все уговоры, Айк отказался снова надеть колючую рубашку. И Бел сказал матери:
- Матушка, этот детеныш Ариев никогда не станет Титаном, он упрям и силен. Позволь мне убить его, пока он мал.
Но Хатун крайне резко воспротивилась этому, и Бел вынужденно покорился:
- Твоя воля, матушка, но знай, если однажды со мной что случится, помни мои слова, причиной будет он!
А Айк постепенно отчуждался от окружающих. Часами он в одиночестве сидел на берегу озера, всматривался в свое отражение и игрался с крестом. Однажды ночь застала его на берегу озера. Он лег на песок и закрыл глаза. Чей-то приятный голос пробудил его. Он открыл глаза - перед ним была женщина, отличающаяся от всех ранее виденных им женщин. То была Богоматерь Анаит.
Айк сказал:
- Я не знаю, сплю я или бодрствую, не знаю, действительно ты существуешь или являешься моей иллюзией, но ты очень похожа на меня. Скажи, кто ты?
И Богоматерь Анаит сказала:
- Я Мать Анаит - твоя мать и мать всех Ариев и Бессмертных Богов.
Удивился Айк - а как же Хатун?
Богоматерь Анаит угадала его мысль и сказала:
- Хатун твоя кормилица. Она взяла тебя, чтобы вскормить своим молоком, но присвоила.
- Но если ты моя мать, то кто же я?
- Ты Арий, Земной Бог, ты сын царя Ариев, Торгома.
- Если ты Мать Анаит, скажи, какой смысл имеет этот знак на моей груди?
- Это солнечный крест, с материнской любовью я освятила его и повесила тебе на шею в день твоего посвящения. Он получает энергию от Солнца и питает тебя солнечной теплотой.
И Айк спросил:
- Если ты Мать Ариев, скажи, где подобные мне?
- Они в Арарате!
- Если ты моя Мать, скажи, почему ты никогда не являлась мне в снах?
- Я всегда следила за тобой и пела у твоей колыбели. Ты слушал мои песни, но тебе казалось, что поет Хатун.
Вспомнил Айк, что очень часто во сне он слышал этот голос, напевающий сладкие мелодии. И Айк прильнул к груди Анаит.
- Сынок,- сказала Мать Анаит,- я явилась, чтобы оградить тебя от большой беды. Знай, хотя Хатун и любит тебя, но Бэл собирается тебя убить.
- Но что я сделал Бэлу, почему он хочет убить меня? - удивился Айк.
- Знай же, сынок, Бэл тоже сын твоего отца и притязает на владычество в Арарате.
- Значит он мой брат?
- Нет, ты Бог, а Бэл всего лишь сын Бога, он Титан. Завладев Араратом, он ввергнет его в тьму. Ты не был бы опасен ему, если бы ты был Титаном, но ты Бог. Будь осторожен, ни перед кем не раскрывай свое сердце. Я спасу тебя и переправлю в Арарат.


РОДНАЯ ЗЕМЛЯ

 

Хатун мучили думы. Она никак не могла понять, что таит в своей душе Айк, что он знает и чего не знает. Он был молчалив и послушен, не прекословил ей и Бэлу, но она чувствовала, что он более отдаляется от нее и вообще от Титанов.
Хатун любила Айка, но еще более любила Бэла, ведь он был ее родным сыном, детищем ее целей и надежд. Она хотела чтобы Айк вырос Титаном, стал опорой Бэла. Арии поверили - Айка нет; Бэл остался единственным наследником Торгома и, пользуясь своими правами, потребует себе Арарат. Титан Айк помог бы Бэлу. А Бог Айк?
Как мать, Хатун любила Айка. Но как Титанида она чувствовала, что Армен Айк очень опасен. Айк должен либо стать Титаном, либо исчезнуть. Этого требовали интересы Рода Титанов, этого требовал Бог Вишап, этого требовал грозный Бэл.
- Матушка,- твердил Бэл,- Айк не станет Титаном, он Бог. А Бог Айк не будет мне братом, он мой враг.
- Сынок,- умоляла мать,- Айк вырос на моих руках. Возможно, он не будет тебе братом, но и врагом не будет.
- Хотя он вырос на твоих руках, но в нем говорит кровь Ариев. Этот голос крови в нем всегда будет силен, а сильный Арий никогда не покорится Титану.
- Слушай меня, сын мой,- сказала Хатун,- мой муж дал обет братства с Торгомом. Этот обет был неискренним. Но в результате этого неискреннего обета я имею двух сыновей, один из вас Титан, другой Арий, но оба вы сыновья одного отца. Может, воля Творца в том, чтобы ложный обет братства превратился через вас в искренний, и жили бы с этим обетом Арий Айк в Арарате и Титан Бэл в Пустыне.
- Мать,- рассердился Бэл,- не ты ли родила меня царем разрушения, не ты ли посвятила меня своему Богу Вишапу, не ты ли напитала меня ненавистью к Ариям? Теперь мечтаешь об обете братства? Нет, мать, я ненавижу Ариев и в особенности Айка. Он полноценный Бог, а я всего лишь сын Бога. Именно по этой причине я ненавижу его. Я ненавижу и тебя, мать, ты украла семя Торгома и родила уродливое существо, которое не является ни Богом, ни Титаном. Ну скажи, кто я - Бог Чарий или Титан Арий? Я самый несовершенный среди Богов и самый совершенный среди Титанов. Поэтому я и люблю Титанов и ненавижу Ариев. И с помощью Бога Вишапа я разорю Арарат и превращу Земных Богов в своих рабов. Тем самым несовершенный Бог как совершенный Титан воссядет на троне Арарата. Но на моем пути стоит Айк.
- Сын,- сказала Хатун,- умерь свои обвинения. Я виновата перед тобой, но то была воля Вишапа. Знай, что против Ариев мы можем бороться только с помощью их же крови. Поэтому наш Бог отвел нам, титанидам, большую роль, чем титанам. И хотя ты родился от Земного Бога, но родился по воле моего Бога Вишапа, ты принадлежишь Вишапу. Ты должен выполнить волю Вишапа, и он поможет тебе. Знай, что хотя Айк - Арий, но его тоже я посвятила Вишапу.
- А если арийская кровь в Айке окажется сильнее, чем наш Бог?
- В таком случае наш Бог покарает его смертью,- ответила Хатун.
Собрали всех князей и мудрецов, чтобы решить, как проверить, что сильнее в Айке - Бог Вишап или арийская кровь?
И мудрейший из мудрейших сказал:
- Прикажите доставить из Арарата две поклажи с землей и сосуд с водой. Рассыпьте араратскую землю на одной половине двора и полейте араратской водой. Пусть Бэл будет прогуливаться с Айком во дворе. Сперва пусть прогуливаются на нашей земле, и пусть Бэл задает Айку вопросы. Затем пусть перейдут на часть двора, которая покрыта араратской землей и полита араратской водой, и пусть Бэл заметит, как отвечает Айк на его вопросы. Таким образом, мы узнаем, что в Айке сильнее - наш Бог или арийская кровь.
Так и сделали. Доставили из Арарата две поклажи земли и сосуд с водой, землю рассыпали на одной части двора и полили араратской водой. И Бэл, взяв Айка под руку, повел во двор. Сперва они гуляли там, где не было араратской земли. Бэл сказал:
- Айк, мать посвятила тебя нашему Богу. Наш Бог любит тебя и покровительствует тебе. А ты грешишь и не почитаешь нашего Бога.
И Айк ответил:
- Если я грешен перед нашим Богом, то покаюсь. Но я отличаюсь от всех и боюсь, что Бог не примет мое покаяние.
Затем Бэл повел Айка в ту сторону двора, где была араратская земля. Ступив на араратскую землю, Айк преобразился, принял гордый вид и дерзко сказал:
- Вишап мне не Бог, я сам Бог, хотя и Земной - потомок Ария.
Бэл снова повел Айка на первую половину двора. И Айк сразу же пожалел, что был дерзок:
- Прости меня, Бэл, я молол чушь, чувство моей непохожести на других помутило мой разум. Я обязательно помолюсь нашему Богу и попрошу прощения.
Бэл снова повел Айка на араратскую землю, и снова Айк изменился и отвечал дерзко.
И так до вечера Бэл водил Айка по двору и, притворяясь наивным, расспрашивал его. И Айк на земле Титанов был покорным, а на араратской земле становился дерзким и неуступчивым.
Хатун и князья тайно следили за ними. Вечером был совет. Все согласились, что арийская кровь в Айке очень сильна, и решили убить его. Хатун не возражала:
- Это воля нашего Бога. Только дайте мне эту последнюю ночь насладиться моим материнством, а утром уведите и убейте Айка.
Ночью Айк, не ведая про смертный приговор, спокойно спал. А Хатун не могла уснуть. Она часто подходила к его постели, укрывала его, гладила волосы, целовала в лоб, а затем уходила в свою комнату и плакала.


СВЕТИЛО ВААГНА

 

Давно Бэл не спал так спокойно. Наконец-то он убедил свою мать и завтра убьет Айка. И в упоении от своей победы он крепко заснул.
Айк тоже спал спокойно, так спокойно, что не чувствовал ни поцелуев Хатун, ни ее слез, падавших на его лицо.
Но в полночь Айк услышал приятный голос, открыл глаза и увидел Богоматерь Анаит. Он обнял ее, сдерживая слезы - боялся показаться немужественным. Но в конце концов не выдержал, разрыдался:
- Мать Анаит, я так одинок в этом мире, все отличаются от меня, все мне чужие, я хочу быть с теми, кто похож на меня.
- Сын мой, я для этого здесь. Утром Бэл собирается убить тебя, и Хатун дала согласие. Встань сейчас же, пока все спят, а Хатун от горя потеряла голову, встань, уйди, иди в Арарат, где все похожи на тебя.
- Но я не знаю дороги.
Мать Анаит сказала:
- Всемогущий Бог Ваагн повесил в небе яркое светило, прямо над горой Арагац. Ты увидишь его, он отличается от других звезд величиной и яркостью. Светило Ваагна будет тебе маяком, иди по направлению к нему. Но это светило светит только ночью. Днем ты должен прятаться, чтобы воины Бэла не поймали тебя. А если Вишап начнет погоню за тобой, призови на помощь Ваагна, он поможет тебе.
- Мать,- спросил Айк,- а как же я узнаю, что дошел до Арарата?
- Ты сам почувствуешь. Когда земля будет притягивать тебя к себе, когда Солнце будет согревать тебя, знай, что ты в Арарате. Ну поспеши, пока Хатун не очнулась.
Исчезла Богоматерь Анаит. Встал Айк и осторожно вышел из комнаты. Все спали. Он поспешил к выходу, но внезапно остановился: § Как я уйду не попрощавшись с Хатун, ведь она кормила меня, качала, ласкала...¦.
И, презрев опасность, Айк вернулся и зашел в комнату Хатун. Она сидела неподвижно с закрытыми глазами, уронив руки на колени. Слезы оставили следы на ее измученном лице. Айк встал на колени, поцеловал ее руки: § Оставайся с богом, мать, прощаю тебя, и ты прости меня, - прошептал и вышел.
Хатун почувствовала прикосновение губ Айка к своим рукам, услышала его слова. Открыла глаза и увидела удаляющегося Айка. Она выбежала из комнаты, но Айка уже не было. Ей показалось, что все это было во сне. Она зашла в комнату Айка, увидела пустую постель. Хатун закричала, и на ее крик прибежала стража, пришел и Бэл.
- Айк убежал, организуйте погоню, поймайте и убейте его,- приказала Хатун. Воины бросились вдогонку за Айком. А Хатун зашла в свою комнату, села и сказала сама себе:
- А он поцеловал мою руку.
Айк побежал в темноту пустыни. Он взглянул на небо, и среди множества звезд отличил одну, более крупную и яркую. И он по ночам шел в направлении светила Ваагна, а днем прятался в пещерах или в кустарнике. А Титаны искали его днем и поэтому не могли найти.
Бэл призвал на помощь Вишапа. И завыл Вишап, поднял бурю, смерч до самого неба, и Айк потерял из виду свою путеводную звезду. Заблудился Айк. Он кидался то в одну сторону, то в другую, а смерч подхватил Айка и, несмотря на его отчаянное сопротивление, понес обратно к Бэлу.
Уже виднелся дворец Хатун, видны были ликующие воины Бэла, прославляющие Вишапа. Понял Айк, что против него встал сам Вишап, и он, будучи Земным Богом, не в силах бороться против Бессмертного Бога - Вишапа. И он призвал Ваагна:
- О, Ваагн, о, Бог моих отцов, защити меня от Вишапа.
Ваагн услышал его зов. Воспламенилось светило от солнечного огня, после чего от светила оторвался огненный шар и понесся по направлению к Айку. С воплями убежали испуганные Титаны, а божественный огонь прорвался сквозь смерч до Айка, превратился в огненного скакуна. Айк вскочил на коня и поднялся в небо.
Долго гнался Вишап за Айком, но не смог догнать. Он преследовал его до самой границы между своим царством и светлым царством Ваагна. Остановился на границе и еще долго выл в сторону Арарата.
Огненный скакун спустился на землю. Айк сошел с коня, и конь снова взлетел в небо, превратился в огненный шар и воссоединился со светилом Ваагна.
Айк стоял и смотрел вокруг. Все окружающее было ему незнакомо, но казалось родным, близким сердцу. Внезапно он почувствовал, что его тело пускает корни, удивился, и, не успев понять, в чем дело, увидел, что из земли тоже выросли корни и воссоединились с его корнями. И когда Айк зашагал, то убедился, что корни не мешают ему, а свободно движутся вместе с ним. И понял Айк, что связан с родной землей корнями, и никакая сила не может оторвать его от корней.
<< Это Арарат, это моя Мать>> - Земля,- сказал Айк и впервые после бессонных ночей спокойно заснул на земле Арарата.
Утром, когда солнечные лучи оросили весь Арарат, Айк почувствовал блаженную теплоту и открыл глаза. И вдруг увидел перед собой самого себя. Удивился, подумал, что это сон. Протер глаза, но стоящий перед ним не исчез:
- Кто ты, незнакомец?
- Неужели ты меня не знаешь,- удивился Айк,- я - это ты, я Арий.
- Я тоже Арий, поэтому похож на тебя.
И вместе они пошли в ближайшую деревню, и там Айк увидел множество похожих на себя Ариев, и все они корнями были связаны с землей, а взорами - с солнцем. Айк тоже посмотрел на солнце, и глаза его наполнились теплом.
Светило Ваагна не было видно. Оно сияет только по ночам и долго будет висеть в небе, прямо над Арагацом, чтобы привести в Арарат всех Ариев, заблудившихся в чужих землях.


АЙК В АРАРАТЕ

 

Айк направился в Вечный Город, туда, где был дом его отца. По дороге, проходя мимо деревень, Айк видел похожих на себя Ариев. Но они пели незнакомые ему песни, играли в незнакомые ему игры.
Весть о том, что Арий Айк, сын Торгома, направляется в Эреван, достигла города раньше самого Айка. И жители собрались у городских ворот, чтобы увидеть Айка, которого они уже давно считали мертвым.
- Кто ты, сын мой? - спросил старый князь, двоюродный брат Торгома.
И Айк ответил:
- Я сын Торгома из племени Ария Мана, я Арий Айк. Я убежал от Титанов, чтобы придти к подобным себе - к Земным Богам.
- Но сын Торгома умер.
- Вас обманули Титаны,- сказал Айк,- посмотрите на меня, неужели я не похож на своего отца?
Поверить Айку или нет? Не имея права подвергать судьбу рода случайностям, патриархи устроили совет. Необходимо было убедиться, что пришелец действительно Айк. И Верховный Жрец сказал:
- В честь рождения Айка его мать посадила дерево, которое освятила сама Богоматерь Анаит. Если это действительно сын Торгома, то между ним и деревом непременно будет существовать какая-то связь.
Айка повели в рощу, где росло посаженное его матерью дерево. Прогуливаясь под тенью деревьев, Айк внезапно услышал нежный шелест. Он остановился и прислушался. Шелест повторился, он шел от дерева с густой кроной, и в шелесте ветвей Айку послышалось собственное имя. Он подошел ближе. Ветви наклонились, обняли его. Сильная душевная тоска охватила Айка. Это дерево казалось таким близким, родным ему. Он погладил дерево, затем сел, прислонился к стволу и заснул. Лицо его выражало блаженство.
Он спал до рассвета. Утром он встал перед патриархами. Его приняли с радостью, все убедились, что это Айк. Он сказал:
- Я сын Торгома и его законный наследник.
И старший князь сказал:
- Да, сын мой, но наследник Торгома должен прежде всего завладеть его мечом-молнией. Этот меч спрятан далеко. На Масисе есть большая пещера, там находится меч-молния, а стерегут его два аралеза. Если ты наследник Торгома возьми меч-молнию.
Айк поднялся на Масис. Зашел в пещеру, посреди которой светом тысяч сокровищ сиял меч-молния, а стерегли его два огромных аралеза - чудовища с собачьим туловищем и человеческой головой.
- О, храбрый юноша,- сказал один из аралезов,- от тебя исходит запах Торгома, скажи, кто ты и чего желаешь.
И Айк сказал:
- Я сын Торгома - Арий Айк и пришел за мечом-молнией.
И аралезы ответили:
- Если ты сын Торгома, то должен обладать его могуществом. Сможешь одолеть нас - меч будет принадлежать тебе.
И Айк вступил в борьбу с аралезами. Три дня и три ночи боролся Айк, но не смог их одолеть. В отчаянии он вышел из пещеры и понурив голову пошел обратно, добрался до дерева, посаженного матерью, обнял ствол и заплакал.
И ему явилась Богоматерь Анаит:
- Сын мой, что тебя так опечалило?
- О, Мать Анаит, если я сын Торгома, почему же я не обладаю его могуществом?
- Сын мой, ты так же силен, как твой отец, но сила только через чувство, через ощущение становится могуществом. С чувствами Титанов ты не сможешь стать царем Земных Богов. Знай: танцы Ариев - твои танцы, песни Ариев - твои песни, игры Ариев - твои игры, все это в твоей крови. Только тогда, когда все это станет тебе родным, ты обретешь могущество и овладеешь мечом-молнией твоего отца.
После этих слов Богоматери Анаит Айк покинул Вечный Город. Он переходил из деревни в деревню, общаясь с Ариями: охотился с охотниками, пас стада с пастухами, работал в поле с земледельцами. Он пел с ними их песни, кружил с ними в их танцах, участвовал в их играх, с ними горевал, с ними радовался, с ними приносил жертвы Отцу Ара и Бессмертным Богам и взывал к душам предков. И все это стало родным и близким ему.
Прошло довольно много времени, и Айк вернулся в Вечный Город, пришел к своему Дереву и призвал Мать Анаит. И Богоматерь Анаит явилась.
- О! Мать Анаит,- сказал Айк,- теперь я чувствую себя полноценным Арием, все в Арарате близко моему сердцу. Благослови меня, я иду, чтобы взять меч-молнию моего отца и встать на защиту моего Арарата и моего Рода Ариев.
Богоматерь Анаит благословила Айка. И Айк поднялся на Масис, добрался до пещеры. Здесь он разжег большой костер, принес жертвы Богам и вошел в пещеру.
- Сын Торгома,- сказали аралезы,- ежели ты снова пришел за мечом Торгома, должен померяться с нами силой, и только тогда возьмешь меч-молнию, когда одолеешь нас.
И Айк сказал:
- О! святые аралезы, как я могу бороться против собственной крови? У нас одна кровь. И волею Отца Ара вы выступаете против Чариев, вы стоите на защите меня и моих храбрецов. Прошу, выйдите из темной пещеры на божий свет, отведайте жертвенного мяса, восславьте Отца Ара и всемогущего Ваагна.
Аралезам понравились слова Айка, и они обратились к нему:
- О! Арий Айк, мы отведаем с тобой жертвенного мяса и восславим Отца Ара и Всемогущего Ваагна. Возьми меч-молнию и руководи арийскими храбрецами в борьбе против Титанов, а мы всегда будем с вами.
Айк взял меч-молнию и вместе с аралезами вышел из пещеры. Отведав жертвенного мяса, они спустились с горы.
Арии издали увидели Айка со сверкающим мечом в руке, в сопровождении двух аралезов. Они радостно приветствовали его, а он склонил голову перед старейшинами и сказал:
- Вот я принес меч-молнию и с вашего благословления буду защищать Род Ариев от Чариев.
- Сын мой, - сказал старый князь, - хорошо, что ты взял меч, но проверь силу твоей руки. Если одним ударом меча ты сможешь разрубить эту железную колонну, на которой испытывалась сила твоих предков, то ты достоин этого меча.
Айк приблизился к железной колонне, набрал духу и изо всех сил ударил мечом по колонне. Меч разрубил колонну, но отрезанная часть осталась на месте, и никто не понял, что колонна разрублена надвое. Загрустили Арии, загрустил Айк. Решив, что недостоин быть преемником Торгома, он уже хотел было удалиться, как вдруг поднялся ветер, и верхняя часть колонны, задрожав, пала на землю. Арии пришли в восторг. Обрадовался и Айк. Но старейшины сказали:
- Сын Торгома, Арий Айк, ты обладаешь силой Торгома, и его меч в твоих руках. Но быть вождем Земных Богов не можешь, пока Бог Мощи Ваагн не станет тебе покровителем. Ты должен принести жертву Богам, восславить Отца Ара и Бессмертных Богов. И если ты достоин, то Боги примут твою жертву, а сам Ваагн украсит твою руку Крестом - Войны.
Масса народа собралась на площади перед Храмом, где Айк разжег костер и принес жертвы Богам. Верховный Жрец освятил жертву, восславил Ваагна и попросил покровительствовать Арию Айку. Боги приняли жертву, а Ваагн самолично явился, собрал лучи Солнца и украсил левую руку Айка Крестом Войны.
Верховный Жрец благословил Айка, старейшины благословили его, а народ в один голос восславил:
- Да здравствует Царь Ариев Айк!


НАВАСАРД *

 

С южных границ Арарата прискакал в Вечный Город гонец с недоброй вестью:
- О, царь Ариев, знай, что Титан Бэл идет на Арарат со своими храбрецами-великанами.
Айк вооружился, взял меч-молнию, оседлал своего огненного коня, выехал на площадь.
- О, Арии, Земные Боги, Титан Бэл идет на нас с несметным войском. Я со своим мечом-молнией выхожу против Бэла. Кто желает разделить со мной упоение победы, пусть присоединится ко мне.
И со всех сторон собрались Арии. Земледелец оставил свое поле, каменщик - свой молоток, кузнец - свой горн, подросток забыл про свои игры, старец - про свои четки. Пришли тысячи, кто пешком, а кто на коне, кто с мечом, а кто с копьем, кто с вилами, а кто с рогатиной.
Посмотрел Айк на это море добровольцев и сказал:
- О, арийские храбрецы, ваша преданность достойна восхваления, сила вашего духа достойна прославления. Но я не могу поставить под оружие весь Арарат. Ведь не смертельная же опасность нависла над Араратом, чтобы мы отдали нашу последнюю кровь. Если земледелец оторвется от земли, кто даст нам хлеба, если кузнец оставит свой горн, кто выкует нам меч и плуг, если старец уйдет на поле битвы, кто передаст внукам опыт предков? Я иду не на самопожертвование, я иду, чтобы увенчать свой меч победой. Пусть со мной идут лишь сильнейшие из сильнейших.
Решение Айка одобрили и старейшины Рода. Но кому отдать предпочтение? Кто же не считает себя сильнейшим?
Задумался Айк, как осуществить выбор, уединился. Он поднялся на гору Арагац. На вершине Арагаца зажег большой костер, принес жертву и воззвал:
- О, Отец мой, Ара, о Всемогущий Ваагн, помогите мне среди Земных Богов выбрать самых могучих, но так, чтобы не обидеть других.
И Ваагн явился Айку и сказал:
- О, предводитель Арменов, я хвалю твое мудрое решение. Ты должен одолеть врага не количеством, а силой духа. И чтобы ты не оказался несправедливым при выборе храбрецов, пусть они сами в состязаниях выберут сильнейших. Пусть соревнуются в силе, ловкости, сметливости, и я освящу мечи победителей и украшу их руки Крестом - Войны.
И Ваагн дал Айку большой факел, в пламени которого было благословение Ара. Айк с факелом в руке спустился с Арагаца и направился в Вечный Город Эреван.
Айк с факелом, освященным благословлением Ара, стал на площади, где добровольцы с нетерпением ожидали его решения, и сказал:
- О, храбрые Арии, с благословлением Всемогущего Ваагна начинаем игру-соревнование Навасард. Вы все должны принять участие в соревнованиях и показать свою силу. Победители будут освящены Ваагном, который украсит их левую руку Крестом - Войны. А принесенный с Арагаца этот факел, где горит божественный огонь, пусть пылает над головами соревнующихся храбрецов, как таинство благословления Отца Ара.
И начался праздник-соревнование в Вечном Городе. Добровольцы стремились показать свою силу и удальство в самых различных играх и соревнованиях. Тысячи Ариев, собравшихся со всех концов Арарата, наблюдали за их состязаниями. Гусаны* слагали оды в честь Ваагна, молодые женщины и девушки своими песнями и танцами воодушевляли соревнующихся, а храбрецы, стремясь получить благословление Ваагна, напрягали свои силы, чтобы победить. И, казалось, все забыли о Бэле и его бессчетном войске, идущем на Арарат.
Пошла весть до Бэла, что Арии празднуют Большой Навасард, что в Эреване проводятся соревнования, сопровождающиеся песнями и танцами. Испугался Бэл: §Я со своим бесчисленным войском иду, чтобы разрушить Арарат, а эти Боги устраивают праздник?. Испугались и Титаны-великаны, даже посоветовали Бэлу примириться с Арменами и с миром вернуться домой. Но Бэл отказался:
- Разве я со своим несметным войском пришел, чтобы заключить мир? Ведь Арии высмеют меня.
А в Вечном Городе Арарата Навасардские Игры закончились незадолго до захода Солнца. Победившие выстроились у стен Собора, усталые, но гордые своей победой и счастливые, что стали избранниками Ваагна.
Ваагн освятил мечи победителей и с помощью солнечных лучей выклеймил на их левых руках Крест - Войны. Народ славил своих победивших храбрецов и благословлял на победу.
И немногочисленная дружина Айка, освященная Мощью Ваагна, двинулась на юг - против Бэла. С дружиной отправились также два божественных аралеза.
Их провожали родные поля и гордые горы, их благословляло родное небо... Победу! - молились матери и девы... Победу! - пели дети... Победу! - звонили колокола... Может ли выстоять враг перед этой обобщенной волей?

 

СРАЖЕНИЕ АЙКА И БЭЛА

 

Айк со своим немногочисленным войском дошел до соленого озера Ван. Затем продвинулся вперед, достиг равнины, лежащей между высокими горами и занял позицию на возвышенном правом берегу реки, откуда ясно виднелся лагерь Бэла. Звезды на небе можно было сосчитать, титанских воинов - нет.
Айк собрал своих воинов и сказал:
- Мои храбрецы, если мы на своей земле потерпим поражение от Чариев и станем их рабами, позор нам. Правда, Бэл собрал несметное войско, правда, сам Вишап благословил его, но ведь сила самой Матери-Земли бьется в наших сердцах, но ведь бессмертные души предков стоят за нашей спиной, ведь с нами отеческое благословение Ара, Мощь Ваагна, над нами наше Солнце. Никакой враг не может устоять перед этой мощью.
Айк поискал глазами Бэла и увидел стоящую на холме, довольно далеко от войска, группу великанов, в которой он различил Бэла - в железном шлеме с царским отличительным знаком, с медным панцирем, защищающим грудь и спину, с защитными наколенниками и нарукавниками, с висящим на поясе дугообразным мечом. В правой руке Бэл держал огромное копье, а в левой - щит.
Айк могучим голосом крикнул:
- Эй, Титан Бэл, ты осмелился посягнуть на нашу землю! Убирайся со своим войском подобру - поздоровому, пока я не вынул меч из ножен!
Засмеялся Бэл и сказал:
- О, царь Земных Богов, не пойму, может, ты выехал на охоту с кучкой охотников, а может, с группой миротворцев приехал, чтобы вымолить у меня согласие на мир?
Высокомерие Бэла рассердило Айка:
- Титан Бэл, мое войско немногочисленно, но это войско Богов. А Боги слово §Мир¦ высекают острием меча.
Сказал, вынул из ножен меч-молнию и призвал Ваагна. И, как бушующая горная река, войско Айка врезалось в армию Бэла.
И началась грандиозная схватка. Дрожала земля от топота ног великанов, и каждый из них стремился вызвать ужас и содрогание в сердце противника. Сраженные мечами, падали на землю Титаны и Арии. Что касается Титанов - вместо одного сраженного воина вступали в схватку десять новых. Что касается Ариев - двое аралезов лизали каждого упавшего, оживляли его, и он с удесятеренной силой бросался в бой.
Вишап покровительствовал Титанам, Ваагн управлял действиями Земных Богов и зажигал огонь в их глазах.
Айк косил Титанов своим мечом-молнией. Тысячу воинов убивало одно острие, тысячу - другое острие, тысяча погибала от излучения меча. И Титаны в ужасе убегали от Айка. Наконец, Айк встал перед Бэлом и сказал:
- Эй, коварный царь Титанов, своих воинов ты предал мечам Земных Богов, а сам спрятался за их спинами? Вынь свой меч и давай сразимся!
Ужаснулся Бэл, услышав слова Айка, и с заискивающей улыбкой сказал:
- О, царь Ариев, наимогучий из Земных Богов, умерь свой гнев и вложи свой меч в ножны. Зайди в мою палатку, попируем, отдохнем, затем, если такова воля твоя и твоих Богов, сразимся.
- Нет, - отказался Айк, - вынутый из ножен меч не вложить обратно в ножны!
И начался поединок между Земным Богом Айком и Титаном Бэлом. И снова дрожала земля под их ногами, искры от ударов мечей разлетались вокруг и поднимались до самого Солнца и, казалось, даже воздух становился гуще от их богатырских криков.
Долго они бились, но никто не мог победить. Айк с легкостью предупреждал удары Бэла. Могучие удары Айка повергали Бэла оземь, но он снова вставал и продолжал сражаться. Удивлялся Айк, почему меч-молния не может сразить Бэла, как будто он заколдован.
Они сражались до темна. С наступлением ночи войска разъединились, отошли на отдых, чтобы утром продолжить бой.
Воины двух лагерей спали. Бодрствовали лишь Бэл и Айк. Первый приносил жертвы Богу Вишапу и просил сохранить свою неуязвимость. Второй приносил жертвы Богу Ваагну и вопрошал:
- О, Всемогущий Ваагн, скажи, чем заколдован Бэл, почему мой меч не может поразить его?
И Ваагн ответил:
- О, достойнейший потомок Земного Бога Ария, Бэл не заколдован, твой меч заколдован. По воле Отца Ара твой меч-молния теряет свою силу против твоей крови, а у Бэла твоя кровь. Бэла ты сможешь убить только стрелой-молнией.
И Ваагн дал Айку стрелу-молнию.
Утром, с первыми лучами солнца, сражение возобновилось. На этот раз Бэл, уже зная силу Айка, спрятался в еще более многочисленной группе богатырей.
Айк, повергая Титанов налево и направо, приблизился к Бэлу. До конца натянул тетиву своего могучего лука и пустил прямо в грудь Бэла стрелу-молнию, которая навылет пробила цель и вонзилась в землю. Чванливый Бэл как глиняный колосс упал и испустил дух.
Воины Бэла при виде смерти своего царя в панике начали разбегаться. Айк обратился к ним:
- Слушайте меня, Титаны! Отец Ара дал земли и Земным Богам, и Титанам. Живите с миром на своей земле. Но если вам взбредет в голову снова с мечом пойти на Арарат, вспомните смерть своего царя и поберегите себя!
Возвращающихся с победой воинов Айка всюду встречали с большими почестями, славили их песнями и радовали танцами.
И после этого мужчины стали мечтать стать воинами Айка. Каждый год устраивались боевые игры Навасарда, и многие - многие принимали в них участие, в надежде, в случае победы удостоиться освящения Ваагна и стать воином Айка. И каждая женщина мечтала стать матерью воина Айка.
А Айк женился на красавице Нанэ, и у них было много детей. И в честь каждого родившегося ребенка Айк сажал дерево. Следуя примеру Айка, Арии стали сажать деревья в честь своих новорожденных.


ВОЗНЕСЕНИЕ

 

Долго, очень долго управлял Айк Араратскими ариями - арменами. С отцовской заботливостью, по установленным богами законам управлял он. Его сердце и двери его дома всегда были открыты для всех. Армены тоже любили Айка, называли отцом и, когда приносили жертвы, вместе с Бессмертными Богами прославляли и Айка.
И вот однажды Айк послав гонцов во все концы Арарата, призвал к себе патриархов араратских родов. По приглашению Айка явились и предводители арийских родов, обитающих вне Арарата - на Севере и на Юге, на Западе и на Востоке. Когда все собрались, появился и сам Айк в праздничном одеянии и торжественно воссел на троне..
Праздничная одежда и подчеркнутая торжественность поведения Айка вызвали удивление и страх среди собравшихся. Они ожидали услышать либо очень радостную весть, либо трагическую, пробовали предугадать, но не могли и терпеливо ждали, чтобы Айк заговорил. А он молчал, не спешил говорить. с отцовской улыбкой, но со взглядом, исполненным тоски, смотрел на собравшихся.
Тревожное ожидание томило всех. Они предпочли бы этому ожиданию самую плохую весть. Наконец Айк сказал:
- Мои дорогие , я позвал вас, чтобы проститься. Я ухожу воосоединиться со своими предками.
На мгновение все онемели, никто не ожидал услышать такое. Уяснив смысл сказанного, испугались, взволновались, возроптали. Впервые восстали против воли Айка, никто не хотел примириться с его уходом. Опечалился Айк, движением руки успокоил всех, сказал:
- Армены, неужели я был настолько недостойным правителем, что вы сегодня хотите лишить меня даже счастья прощания?
Умолкли все, каждый погрузился в свои мысли. Тихо стало, очень тихо, но в душе каждого бушевала буря. Наконец, самый мудрый из родоначальников обратился к Айку:
- О, храбрый Айк, ты знаешь, что все армены почитают тебя, называют своим отцом. Ты не можешь сомневаться в нашей любви и преданности. поэтому я задам тебе тот же вопрос. Неужели мы были настолько недостойными детьми, что ты хочешь преждевременно покинуть нас?
Прояснилось чело Айка, удовлетворенно улыбнулся и сказал:
- О, Армены, вы знаете, что я всю свою любовь отдал вам. Но знайте, что миг прощания выбираю не я. И вообще смерть не бывает преждевременной либо запоздалой. Всякая смерть наступает в свое время. Ведь человек рождается обязательно с определенной естественной целью, для определенной роли, которую он должен выполнить. Человек, у которого нет роли, - живой выкидыш, человек, не выполняющий свою роль - живой труп. И их телесное существование не имеет никакого отношения к жизни. И длительность каждой жизни человека находится в соответствии с выполнением им своей роли. Я завершил свою роль в этой жизни, я достиг своего рубежа. И если я буду бесцельно цепляться за эту жизнь, я уподоблюсь живым выкидышам и живым трупам и стану злом для жизни. И по воле Отца Ара я прощаюсь с вами. Утром на склоне Арагаца разожгите погребальный костер, чтобы по традициям предков, сжечь мое тело, и я, который был огнем, стану снова им.
Удивились все, и один из родоначальников с сомнением сказал:
- О, отец арменов, священна для нас твоя воля, но по традициям предков сжигают мертвое тело, а ты жив.
- Нет, - ответил Айк, - я уже дух, и мое тело условно. По воле Отца Ара я должен увидеть свое сожжение на костре, и это сожжение должно сопровождаться пышным и веселым празднеством.
Утром с первыми лучами солнца Айк сел на своего белого коня и направился к Арагацу. За ним следовали родоначальники арменских племен и предводители единокровных арийских язиц. Тысяча и тысяча арменов спешили со всех сторон к Арагацу, чтобы попрощаться с любимым патриархом. Цветы устилали путь Айка, песни и танцы сопровождали его движение к погребальному костру.
Многотысячная процессия достигла Арагаца, на склоне которого были сложены дрова для погребального костра. Немного ниже Айк зажег небольшой костер, принес жертвы, восславил Отца Ара, Бессмертных Богов и затем обратился к предкам:
- О, бессмертные предки, а выполнил свою роль в этой жизни и иду к вам. Если я достоин, примите меня.
Потом повернулся к сопровождающим его предводителям:
- О, предводители родов арменов, о, вожди арийских язиц, выслушайте мой последний завет. Знайте, что, как следствие кровного союза Торгома, титаны похитив от земных богов семя, породят детей богов - ужасных геноуродов. И эти дети богов - геноуроды - с арийской мощью и титановой злостью поднимут против вас титанов и совершат много зла. Поэтому по воле Ара завещаю вам - по арийской крови узнавайте друг друга и только по крови утверждайте свою божественность. И знайте, не подобает богам поклоняться детям богов.
Сказал, взял факел и зажег его от костра. Затем подозвал своего старшего сына и вручил ему факел. А сам медленной торжественной поступью поднялся на погребальный костер.
Тысячи барабанов ударили, тысячи труб затрубили, тысячи рук поднялись, прославляя Айка. И в это время сын Айка подошел и факелом поджег погребальный костер. Костер запылал, и огонь взял в свои объятия Айка.
И внезапно, к удивлению всех, воспламенившийся Айк оторвался от костра и начал плавно подниматься в небо. Его тело составляло единое целое с пламенем. И армены услышали голос Айка, доносившийся сверху:
- О, армены, каждой осенью с предками всех родов я буду спускаться на Арарат. Пусть все роды собираются в это время, чтобы встретиться с духами предков. И знайте, армены, только в единении с духами предков вы сохраните свои роды и будете сильны. Забыв своих предков, вы расшатаете свои роды и обессилите себя.
Звуки барабанов, песни и танцы арменов сопровождали возносившегося огненного Айка, пока он не слился с синью неба.
И после этого племена арменов осенью один из Солнцедня /воскресения/ посвящали своим предкам. Дети одного рода даже из самых дальних краев в этот день собирались вместе. Приносили жертвы, устраивали пир, пели, танцевали, и под покровительством предков обновляли свое родовое чувство и становились ближе и роднее друг другу.


СКАЗАНИЕ ОБ АРА ПРЕКРАСНОМ

НЕПРОСТИТЕЛЬНАЯ СМЕРТЬ

 

Доблестный Арам из рода Айка породил сына, по красоте подобного богу. На улыбчивом лице ребенка глаза сияли, как два солнца. И этого богоподобного малыша назвали по имени Творца - Ара. И рос Ара, окруженный любовью и теплой заботой. И как все счастливые малыши, был он весел и полон любви. И все называли его Ара Прекрасный.
И когда умер Арам из рода Айка, власть над Араратом унаследовал Ара Прекрасный. Перед смертью Арам вручил ему свой меч-молнию и сказал:
- Знай, сын , что единственное условие созидания - это мир, а мир находится на конце этого меча.
Заботливо, самозабвенно управлял Ара Прекрасный ариями. Он укреплял мощь Арарата, и долговременный мир утвердился на Арарате. И созидали армены, уверенные в своей силе, - строили города, рыли каналы, выращивали сады. И песни и танцы были спутниками счастливой жизни арменов.
От бессилия истекал желчью царь титанов Нинос. Давно уже он замышлял месть за смерть своего предка Бэла. Однако воспоминания о понесенных от Арама тяжелых поражениях сдерживали его порывы, и он ждал Арамовой смерти. Но когда он узнал, что Ара Прекрасный наращивает мощь Арарата, ужаснулся и, желая обезопасить себя, предложил свою дружбу Ара Прекрасному. Ара Прекрасный и Нинос заключили договор о дружбе. Но союз Ара Прекрасного был от силы, а Ниноса - от страха.
Но вскоре умер Нинос, и владычицей Степи стала его жена Шамирам. Властолюбива была Шамирам, зла и несдержанна. И это было крайне опасно, так как она в совершенстве владела всем арсеналом женских козней. Она не желала мирно сосуществовать с арменами и замышляла овладеть Араратом и положить конец его мирному развитию. Она принесла жертву Богу Вишапу и попросила его содействия.
И Вишап явился Шамирам и сказал:
- О, достойная дочь титанов, ты замыслила богоугодное дело. И пусть для тебя путеводной звездой будет твоя праматерь Хатун. Против ариев нужно бороться с помощью их крови.
- Но как я могу овладеть кровью ариев? - спросила Шамирам.
И Вишап сказал:
- Чей бык ни прыгнет на нашу корову, теленок, в конце концов, будет нашим..
Поняла Шамирам и послала гусанов к Ара, чтобы воспели ее красоту и женское обаяние. Послала с богатыми дарами своих людей, чтобы передали Ара Прекрасному ее письмо. Она писала: §О, великий царь арменов, богоподобный Ара Прекрасный, из твоих божественных благодатей, которые ты так щедро даруешь арменам, удели малую толику владычице титанов, как залог вечной дружбы двух Родов. Приди ко мне и либо женись на мне и правь всеми, либо же, заключив любовный союз со мной, возвратись в свое царство.
Но предание о Торгоме, которое, передаваясь из поколения в поколение, дошло до Ара Прекрасного, предупреждало о коварстве женщин титанового Рода. И Ара Прекрасный наотрез отказался исполнить просьбу Шамирам.
Щамирам в отчаянии заплакала от гнева и оскорбления. Она решила наказать дерзкого царя. Собрала большое войско, чтобы напасть на Арарат. Она разожгла большой костер, принесла жертву Вишапу и попросила помочь ей сломить мощь ариев.
Вишап явился Шамирам и сказал:
- О, великая титанида, я бессилен на Арарате, там царство света, и правит там Ваагн. Но я призову на помощь правителя подземного царства Яхвая, он мудр и хитер. может быть, он найдет выход.
Позвал Яхвая. Яхва выслушал Вишапа, долго думал и в конце концов нашел выход. Он дал Шамирам ожерелье и сказал:
- Надень это колдовское ожерелье на шею. И в самый разгар сражения, когда Ара Прекрасный будет полностью поглощен борьбой, явись перед ним, очаруй его, околдуй так, чтобы его рука ослабела и опустилась. В это время я снизу, Вишап сверху накинемся и вырвем у него меч-молнию. И твои воины с легкостью расправятся с ним.
- Но каким образом я должна очаровать и околдовать его? - спросила Шамирам.
И Яхва сказал:
- О, совершеннейшая из женщин, даже боги могут научиться у тебя находчивости и коварству, что же ты спрашиваешь у нас?
И вот дошла до Вечного Города недобрая весть , что Шамирам с большим войском движется к Арарату, чтобы завоевать и разрушить его. Ара Прекрасный собрал своих воинов, зажег большой костер, принес жертву богу Ваагну и попросил - всей своей Божьей Мощью освятить их мечи.
Ваагн явился и сказал:
- О, земной бог, потомок Ария, богоподобный Ара Прекрасный, трудная борьба ожидает тебя, ибо к мощи воинов - титанов присоединилось и женское коварство. Воинов- титанов ты легко одолеешь, но опасайся козней Шамирам. Если на поле битвы перед тобой появится женщина, в каком бы то ни было виде, знай, - то Шамирам. Не смотри на нее, устреми глаза на солнце и убей ее.
Затем Ваагн, крест - войны, выкованный из солнца, привязал на левую руку Ара Прекрасного, освятил мечи Ара и всех его воинов.
И арийское войско двинулось навстречу Шамирам.
Началась большая битва. С обеих сторон пало множество храбрецов. Земля гудела под ногами сражающихся богатырей. Пыль поднялась, и закрыла весь мир. Ара Прекрасный своим мечом-молнией направо и налево косил титанов. Никто не мог устоять перед ним. Титаны в панике убегали. Воодушевленные арии валили чариев и с победными криками расправлялись с ними. Победа была на стороне ариев, и титаны, чувствуя свое поражение, думали лишь о собственном спасении.
Внезапно перед конем Ара Прекрасного появилась простоволосая полуобнаженная женщина. Конь стал на дыбы и остановился.
- О, храбрый царь ариев, - со слезами в голосе воззвала красавица,- если ты желаешь своим непобедимым мечом покончить с родом титанов, опусти меч на мою шею, убей меня и моей невинной кровью умерь свое исступление.
Воодушевление битвой было так велико, что Ара Прекрасный забыл о предупреждении Ваагна. И неожиданно появившаяся несчастная женщина ввела в заблуждение царя ариев. Забыв и себя, и солнце, и наказ Ваагна, он сказал:
-Встань, женщина, арий не убийца, он воин и сражается только с воинами.
И внезапно его взор упал на ожерелье женщины. Рука царя ослабела, меч-молния выпал из нее. Подоспел Вишап, схватил меч и метнулся в небо.
Как только из рук Ара Прекрасного выпал меч-молния, сразу же крест - войны на его левой руке почернел и потерял свою защитную силу.
Ара Прекрасный пришел в себя, услышав злорадный смех. Перед ним стояла вооруженная Шамирам, окруженная своими воинами. Она была довольна своей коварной победой. По ее приказу титаны набросились на безоружного Ара Прекрасного и зарубили мечами. При виде смерти своего царя арии отступили и понесли поражение.
А Ваагн стремительно догнал Вишапа, чтобы отнять меч-молнию И неистовая битва началась между Богами. К Вишапу присоединился Яхва. На земле сражение уже закончилось - титаны победили. И теперь люди изумленно наблюдали за Битвой Богов. Ваагн боролся против двух Богов. Долго длилась эта Битва. Наконец Ваагн вырвал у Вишапа меч-молнию. Вишап умчался и спрятался в расщелинах Пустыни. Яхва же спрятался в недрах Земли.
Ваагн, огорченный и расстроенный, посмотрел на меч-молнию и сказал:
- Если меч выпадает из рук ария, значит, не нужен ему.
И Ваагн забросил меч-молнию на солнце. Меч-молния упал на солнце и сплавился с ним.
Ара Прекрасный поднялся с земли, встал на ноги. Взглянул вокруг - всюду лежали тела ариев и чариев. И перед ним лежал он сам, со множеством ран. Удивился - он находился вне самого себя. И понял, что он убит. Горько улыбнулся: “Я потерпел поражение и убит”. И в ужасе бежал с поля смерти, оставив свое бездыханное тело. Он бежал к богочеловекам. И так он был легок, и так быстро мчался вперед.
Увидел, что война закончена. Армены побеждены, и титаны хозяйничают на Арарате. Добрался до своих воинов, нашедших пристанище в горах, приблизился, позвал их. Но никто не слышал его, никто не видел его. И понял Ара Прекрасный, что ему отныне нет места среди живых и ушел, чтобы воссоединиться со своими предками.
На вершине Масиса собрались предки. Там был и отец Ара Прекрасного - Арам из рода Айка. Все были опечалены, возмущены.
Ара Прекрасный встал перед ними, устремив в землю виноватый взгляд.
- О, мои святые предки, - сказал он, - примите своего побежденного сына.
Предки молчали, смотрели хмуро. Долго длилось изнуряющее молчание. Наконец отец сказал:
- Я передал тебе унаследованный от предков Арарат, ты же отдал его титанам.
- Отец мой, я стал жертвой коварства, - пробовал оправдаться Ара Прекрасный.
Но отец опередил его:
- Оправдания существуют для того, чтобы вводить в заблуждение живых, мы не принимаем никаких оправданий. Даже маленький кусочек земли, отторгнутый от Родины, вопиет о вине царя, даже одна капля пролитой детьми арменов крови вопиет о вине царя. Ты же потерял весь Арарат и предал наших малышей мечам титанов. Тебе нет прощения. Ты должен либо покинуть нас и, неся наказание за непростительный грех, вечно скитаться в безвестном одиночестве, либо должен вернуться и освободить Арарат. Вот наше решение.
И Ара Прекрасный сказал:
- О, мои святые предки, я достоин самого тяжелого наказания. Но я готов вернуться, освободить Арарат, передать своему наследнику и затем придти, чтобы просить вас о прощении.
И Арам из рода Айка сказал:
- Принимаем твое решение. Но знай, что нет меча-молнии, и отныне только готовность арменов к наивысшей жертве может стать залогом их мощи и условием поддержки со стороны Ваагна.


НАИВЫСШЕЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ

 

И Ара Прекрасный вернулся на поле боя. Среди множества тел убитых воинов нашел свое тело, прильнул к нему. Появились два аралеза, начали лизать его раны. И Ара Прекрасный живой и невредимый встал на ноги. Добрался до ближайшей деревни, переоделся в пастушескую одежду и стал бродить по Арарату. Везде он встречал победивших титанов, всюду видел осквернение и разрушение. И горько упрекнул себя:
- Правы мои святые предки, неужто все это можно простить?
В горах он нашел своих воинов и свою семью. Они признали царя и очень обрадовались. Весть о появлении царя разнеслась по всему Арарату. И со всех сторон стали собираться воины и объединяться вокруг своего царя.
Ара Прекрасный реорганизовал свое войско. Он был готов к войне. Но он уже знал, что только при условии наивысшей жертвы Ваагн своей божественной мощью освятит их мечи. Долго думал Ара Прекрасный. Затем разжег большой костер и бросил в огонь свою царскую корону и все имущество своей семьи. Этим огнем он освятил свой меч и мечи своих воинов. Призвал Ваагна и начал свой поход.
Встретились войска ариев и чариев. Страшная битва началась. Но длилась она недолго. Арии потерпели поражение. Многие пали в бою, остальные снова ушли в горы.
Понял Ара Прекрасный, что его царская корона и все его богатство не являются наивысшей жертвой, и Ваагн не принял ее. Какова же наивысшая жертва? Сидя на склоне горы, он смотрел вокруг себя, смотрел на солнце. И вдруг лицо его прояснилось.
- Нашел, - воскликнул он, - наивысшей жертвой будет свет моих глаз.
Ара Прекрасный собрал свое войско, разжег большой костер.
- О, всемогущий Ваагн, - воззвал он, - я с радостью приношу свои глаза в жертву для освобождения Арарата. Пусть свет победно озаряет весь Арарат и только я буду лишен этого света. Прими мою жертву и освяти наши мечи своей божественной мощью.
И Ара Прекрасный пальцами выдавил свои глаза и бросил их в костер. Затем его воины этим огнем освятили свои мечи и снова пошли в поход против титанов. И во главе арменского войска шел слепой царь.
Недолго длилась битва. Арии снова потерпели поражение и убрались в горы.
Ара Прекрасный был в отчаянии. Даже его глаза не принял в жертву Ваагн. Значит, и это не было наивысшей жертвой. “В чем же наивысшая жертва?” - думал Ара Прекрасный и не находил ответа. Лишенный солнечного света, он не различал дня и ночи и все время думал об одном. В конце концов он призвал Богоматерь Анаит.
Мать Анаит явилась ему.
- О, мать Анаит, - сказал Ара Прекрасный, - скажи мне, назови наивысшую жертву, которую может принести человек.
И Мать Анаит сказала:
- Пожертвовать невозможноое - вот наивысшая жертва, сын мой, когда жертвуешь самое дорогое для себя.
Сказала и исчезла. И в это время к Ара Прекрасному подбежал его младший сын - двенадцатилетний Арен и прильнул к нему. Отец обнял сына и внезапно его сердце болезненно сжалось в беспредельной тоске. Он испуганно вздрогнул. “Сын мой, сын мой...” И с ужасом вспомнил слова Матери Анаит. “Неужели это наивысшая жертва? ... нет, нет...”. Он крепко прижал сына к себе, и из его глазниц покатились слезы на голову сына.
Маленький Арен удивился:
- Неужели царь ариев может плакать?
Горько улыбнулся Ара Прекрасный:
- Сын, царь тоже отец, и у него есть отцовские слезы, которые льются, когда он видит печаль в глазах сына.
- Отец, но как ты видишь мои глаза?
И Ара Прекрасный сказал:
- Чтобы видеть сына, глаза не нужны. Отец душой видит сына.
С уходом сына страдания Ара Прекрасного возобновились с новой силой. Он уже знал, что наивысшая жертва - это та, которая причиняет максимальное страдание, это его сын. Однако он никак не мог примириться с этой мыслью. Он плакал как ребенок, корчился от боли, призывал на помощь Богов и предков. Но никто не слышал его мольбы, никто не приходил к нему, никто не утешал его. А в его мозгу постоянно звучали слова Богоматери Анаит: “Должен пожертвовать то, что невозможно жертвовать, это наивысшая жертва”.
Ара Прекрасный не знал, что ночь прошла, что уже солнце взошло. Голос сына привел его в себя. Арен подошел к нему и сказал:
- Отец, этой ночью Богоматерь Анаит явилась мне. Я знаю причину твоих душевных страданий. Чтобы победить, ты должен принести меня в жертву.
- Нет! - вскричал Ара Прекрасный, - нет, не могу, это невозможно!
- Отец, - сказал сын, - разве истинная жертва не требует невозможного?
- Твои слова предвещают недоброе, сын.
- Скажи мне, отец, если ты потерпишь поражение и титаны пленят меня, ведь убьют ?
- Да, обязательно, ведь ты царевич.
И маленький Арен сказал:
- Но, если так, отец, не лучше ли для меня быть принесенным в жертву ради славной победы, чем стать униженной жертвой поражения?
Ара Прекрасный пришел в себя, обнял сына и задумался.
- Да, ты прав, сын, - наконец сказал он и встал.
Арийское войско собралось вокруг большого костра и ждало царя. Наконец появился Ара Прекрасный, сопровождаемый своим младшим сыном Ареном. Встали у костра. Арен не увидел, как руки отца протянулись к нему, чтобы в последний раз прижать к груди. Он отважно пригнул в костёр, как раз в этот момент, без единого крика. Царь ощупал пустоту, и услышал удивлённый возглас войска. И понял отвагу духа сына, но не понял почему огонь не трещит?
Через минуту все увидели огненный человеческий силуэт, и услышали голос:
О Арий! По воле отца Ара я, часть дыхания Ваагна, воплотился в земном Боге, чтобы помочь Ариям освободить своё дыхание от страхов. Так освятите свои мечи, и очищайте Арарат от слуг тьмы. Старайтесь больше не терять своё дыхание. А мне пора возвращаться.
Арменские воины освятили свои мечи и под предводительством Ара Прекрасного двинулись в новый поход против титанов.
Долго длилось сражение. Освященные арийские мечи безжалостно сражали титанов. И больше всех косил меч Ара Прекрасного. Он, хотя и слепой, на расстоянии чувствовал врагов, и никто не мог спастись от его меча. Титаны в панике убегали из Арарата.
У Ванского моря Ара Прекрасный догнал Шамирам, схватил за волосы, сорвал колдовское ожерелье и бросил в море. Отрубив ей голову, отдал ее потерпевшим поражение титанам и сказал:
- Унесите эту голову с собой, укрепите ее высоко, чтобы ваши цари всегда видели ее и не шли войной на Арарат.
Арарат был свободен. Все ликовали, все были счастливы. А Ара Прекрасный обратился к арменам с последним напутствием:
- О, Армены, готовность к наивысшей жертве - вот залог вашей непобедимости.
Сказал, передал власть своему старшему сыну Анушавану и отправился к предкам.


ВАРДАВАР*

 

Потомки Титана таили злобу на потомков Ария Мана. Много раз они нападали на Арарат, но каждый раз их выбрасывали вон.
Особенно хитрым и упрямым был Греш. Он обратился к Богу Вишапу, попросил повести его войско в Арарат. Но Вишап отказался:
- В Арарате Ваагн, а я не могу в Арарате победить Ваагна. Обратись к Богу подземного царства Яхве, он мудр и хитер. Если он победит Ваагна, я помогу тебе одолеть Ариев.
Титан Греш принес большие жертвы Яхве, и Яхва предстал перед Грешом:
- Твоя набожность достойна вознаграждения, скажи, чего желаешь.
- Я хочу Арарат, я хочу, чтобы там жил мой род, а не Арии.
- Даже живя в Арарате, Чарии не станут Ариями. Не пытайся идти против законов Творца, ты будешь сокрушен.
- Но я должен отомстить Ариям, а ты таишь злобу на Ваагна, помоги мне овладеть Араратом, и я принесу тебе в жертву много Ариев.
- Ты желаешь слишком многого, но я должен выполнить свое слово Бога. Знай, твоя сила - в слабости Ариев. Сила Ариев заключена в Ваагне, а источник мощи Ваагна - любовь. Если среди Ариев не останется любви, Ваагн будет уже не в силах защитить их, солнце померкнет в Арарате, Арии станут бессильными, и ты с помощью Вишапа овладеешь их землей.
- Кто может уничтожить любовь среди Ариев?- спросил Греш.
- Только я,- ответил Яхва,- я украду Любовь и закую ее в своем подземном царстве. Но для этого мне нужна сила. Если твой род будет верить в меня, я стану мощнее.
Согласился Греш, и его род стал поклоняться Яхве.
И стал сильнее Яхва. Долго преследовал он Богиню Любви Астхик. И однажды, когда Астхик, не ведая ни о чем, купалась в водах Ерасха, на нее напал Яхва и утащил в подземное царство. Недоумевали Арии - в Арарате исчезла любовь. Искали, искали ее повсюду - не нашли.
Злорадствовал Яхва: § Нет, вы не найдете свою любовь. Я дам вам другую любовь - любовь к ненависти, к смерти. Вы возненавидите себя и своего Бога Ваагна.
Яхва сконцентрировал всю свою ярость и выплеснул ее. Вздрогнул Арарат, земля заколебалась, разорвалась, извергнув огонь и раскаленную лаву. Разрушились дворцы, храмы, разрушились целые города, похоронив под своими обломками много Ариев. Оставшиеся в живых впали в панику. Густой дым застлал их глаза и их души.
Лица Ариев стали хмурыми, взгляды омрачились, ужас и исступление владели ими. Арии возненавидели друг друга, возненавидели песни и смех, возненавидели Арарат и само солнце. Собрали весь свой ужас, всю свою желчь и бросили в небо. Солнце померкло, высохли цветы и травы, пересохли реки и ручьи, птицы покинули Арарат. И с помощью Вишапа Греш утвердился на земле Арарата.
Вместо любви к жизни в сердцах Ариев утвердились ненависть и любовь к смерти. Исчезли улыбки, не слышно было песен. Жена покидала мужа, родитель бросал детей, брат поднимал меч на брата.
Титаны Чарии торжествовали и приносили Ариев в жертву Яхве.
Всемогущий Ваагн встревожился:
- Отец мой,- обратился он к Ара,- я властелин Космической Мощи, неужели я не могу спасти свой Арийский Род от этого унижающего порабощения?
- Нет, - сказал Ара, - ты не сможешь спасти Ариев, пока они не призовут тебя. Сила твоей Мощи - Любовь. Найди Астхик, верни любовь Айг Ариям, тогда они призовут тебя, и ты обретешь Мощь.
Ваагн долго искал Астхик, но не мог найти, не слышал ее голоса. Яхва знал, что Ваагн может найти Астхик по ее голосу. И чтобы Ваагн не услышал ее, он часто руками Чариев устраивал погромы Ариев. И ужасные стоны, мольбы, плач и вопли Ариев заглушали голос Астхик.
Встревоженный Ваагн обратился к Богоматери Анаит:
- Как я могу расслышать голос Астхик в этом невообразимом шуме?
И Богоматерь сказала:
- Найди в Арарате малое дитя, который не испытал чувства ненависти, в глазах которого не померк жизненный огонь, в душе которого не угасла жажда жизни. Он услышит голос Астхик.
В горах Арарата Ваагн увидел малыша, усталого, изнуренного, который спотыкаясь и падая шел вперед.
- Мальчик, - сказал Ваагн, - кто ты и куда идешь таким усталым и одиноким?
- Я Вирап и ищу Ваагна, - ответил мальчик, - я услышал голос Астхик, она звала Ваагна. Если Ваагн освободит Астхик, мои родители будут любить меня.
Он повел Ваагна к скале, откуда слышался голос Астхик. Ваагн громко закричал:
- Эй, Яхва, я пришел. Верни Астхик, или же выходи на поединок.
Однако Яхва на поединок не вышел, он испугался и углубился в недра земли.
Ваагн своим Мечом-Молнией ударил по скале. Скала рассыпалась, открылась яма, откуда Ваагн вытащил Астхик.
А маленький Вирап взглянул на Астхик, улыбнулся, затем легко оторвался от земли и медленно поднялся в небо. И уже из бездонной глубины неба крикнул:
- Когда Астхик подарит любовь моему отцу и моей матери, я каждую осень в день равноденствия буду спускаться сюда, чтобы обнять их.
И эта яма, по воле Ваагна, осталась доныне и называется Хор Вирап* - в честь имени этого мальчика.
Астхик поднялась в небо, обняла Отца Ара и Мать Анаит и, получив их благословление, взяла кувшин с божественной водой и вернулась на Землю, в Арарат.
Она не узнала Арарат. Всюду колючки, тернии, везде кишат змеи. Слышны лишь стоны и плач, и не видно ни одной улыбки. Увидела, что приближается группа Ариев - с изможденными лицами, угасшими глазами.
- Куда идете, благородные Арии ? - спросила Астхик.
- Мы покидаем эту проклятую землю, мы вняли призыву Вишапа.
Астхик пошла вперед. И увидела девушек, извивающихся по земле, которых кусали множество змей.
- Что вы делаете, юные Арийки, - удивленно воскликнула Астхик.
- Не видишь разве, мы кормим детей Вишапа.
Заплакала Астхик. Там, куда упали ее слезы, выросли прекрасные розы, и их благоухание разнеслось далеко вокруг. Змеи уползли. Полумертвые девушки с недоумением смотрели на розы. Астхик дала каждой девушке по розе, затем обрызгала девушек божественной водой из кувшина. Девушки преобразились, их раны зажили, они как будто вышли из спячки, их лица прояснились. Они смотрели на розы, смотрели на Астхик, потом посмотрели друг на друга и заулыбались.
- Кто ты? - спросили они.
- Я Астхик, Богиня Любви, по воле Отца Ара я возвращаю вам божественную любовь. Давайте песнями и плясками обойдем весь Арарат, устроим Вардавар, освятим Ариев розами и водой, чтобы они улыбались, чтобы девушки с радостью становились невестами, чтобы юноши обрели мощь Ваагна и с любовью стали на вашу защиту.
Девушки присоединились к Астхик. И процессия любви двинулась в путь. Астхик окропляла Ариев божественной водой, девушки нежными песнями пробуждали любовь в сердцах юношей.
Улыбались матери и отцы, смеялись дети, радовалась молодежь, крепла, воодушевлялась при виде Астхик и окружающих ее девушек. Улыбнулись Арии, улыбнулись Астхик, улыбнулись друг другу. Полюбили Астхик, полюбили друг друга. И улыбки любви расцвели по всему Арарату.
То был Вардавар - Праздник Любви.
Астхик собрала улыбки Ариев в букет и послала Солнцу. И Солнце тоже улыбнулось тысячами лучей Ариям и Арарату. Собрало оно воды океанов и оросило дождем Арарат. Снова зажурчали ручьи, наполнились озера. И Арии стали играть с водой, поливать друг друга, и все были радостны и счастливы.
То был Вардавар.
Ожили цветы и деревья, улетевшие птицы вернулись в Арарат. И девушки стали невестами, матери обрели вновь материнский дар. И арийские юноши почистили до блеска заржавшие мечи и, устремив взоры в небо, воскликнули:
- О, Ваагн, призываем тебя...


ТОРК АНГЕХ *

 

Один из потомков Айка - Торк Ангех - не был похож на обыкновенного человека. Великан, страшный на вид, издали он походил на громадный утес. Его синие огромные глаза едва виднелись из-под черных косматых бровей. Грудь его была широка, как горный склон, руки - как бревна, одним словом, это был дэв, по силе равный пятидесяти буйволам.
Торк Ангех был пастухом в Араратских горах, он мог бы пасти и диких зверей - даже львы и тигры были покорны ему. Обычно одного его вида было достаточно, чтобы устрашить врагов, и он прибегал к силе лишь в крайних случаях.
На берегу Черного моря стояли несколько деревушек. Морские разбойники повадились грабить эти деревни и увозить в плен арменских девушек. Не имея возможности дать отпор наглым похитителям, жители деревень однажды решились просить о помощи Торк Ангеха.
Торк Ангех поспешил на помощь, но разбойничьи корабли уже отплыли от берега. Рассердился Торк, закричал, зарычал как раненный лев. Начал бросать вслед разбойникам прибрежные скалы. Море зашумело, поднялись волны, качая корабли как игрушки. Разгневанный Торк бросал и бросал скалы и потопил все корабли.
Слава о подвигах Торка дошла до самого царя. Призвал он к себе Торка - посмотреть на него и наградить. Удивился царь, увидев Торка:
- Ты не воин один, а целое войско..
Слышал царь, что великаны не бывают умными и решил испытать Торка.
- Как думаешь, - спросил он, - что выше - сила или ум?
И храбрый Торк сказал:
- В маленькой силе не может быть большого ума, а сильный не может быть глупым. Но что такое ум - никто не знает, глупый умного не понимает. Есть ум для жалкого существования, есть ум для грабежа и захвата, таковыми не обделены ни человек, ни зверь, ни умный, ни глупый. Но выше всего - ум созидания. Это и есть настоящий ум, этим и отличается человек от зверя.
Удивился царь, восхитился ответом Торка. Предложил ему остаться при дворе, но Торк попросил разрешения уйти снова в горы.
Когда пришла весна, Торк затосковал, день и ночь бродил в горах с печалью в глазах.
Ему явилась Богиня Астхик:
- Скажи мне, мой земной брат, почему не играешь со зверьми, не бросаешь камни с горы на гору, почему печален, безнадежно вздыхаешь, почему влажны твои бездонные глаза?
И Торк сказал:
_ О, прекрасная Богиня, даже у змея есть любовь, даже у камня есть любовь. И небо, и земля, и море, и суша - дышат любовью. Во всем мире только я один без любви. Да и кто полюбит меня? И найдется ли хоть одна женщина, которая захочет стать женой Торка?
Богиня Астхик улыбнулась:
- Не отчаивайся, юный великан. Желаешь любви? Она ждет тебя - прекрасная Айкануш. Ты увидишь ее во сне. А утром отправляйся вслед за солнечными лучами и у родника под скалой найдешь свою суженую.
Сказала Астхик и исчезла. Торк заснул и увидел во сне свою любовь. Она была красива и нежна, она обещала любить его, но поставила условие: § Если придешь, сразишься со мной и победишь, ты получишь меня, возьмешь и умчишь.
Проснулся Торк. Лицо его сияло, душа трепетала, безумное сердце волновалось и на крыльях любви взлетало до солнца.
Встал Торк и пошел вслед за солнечным лучом; не шел, а летел как орел. Дошел до скалы, из-под которой била вода. Напротив стоял замок. Торк постучал в ворота. Стучал, стучал - никто не открывает. Рассердился Торк, в сердцах сокрушил железную дверь и уселся наверху, понурив голову как обиженный малыш.
Тут подошла к Торку прекрасная дева, заговорила как будто сама с собой:
- Кто может быть этот великан, не Торк ли из Ангеха? Кто же кроме него осмелился бы сорвать ворота моего замка.
Торк ответил в том же духе:
- Если знает Торка Ангех, зачем закрыла перед ним дверь? Хотела шутку злую сыграть, и вот перед нею такой результат. Торк сейчас пойдет, починит дверь и запрет ее.
Когда Торк починил дверь и, поднявшись наверх, уселся на прежнем месте, Айкануш посмотрела на него уже другими глазами:
- Почему уселся на голом камне? Пойдем, ты как искусный умелец достоин всяческих почестей. Наверное, с дороги ты проголодался?
- Да, я голоден, очень голоден, - со вздохом ответил Торк, - но ни хлеб не насытит меня, ни вода не утолит. Я жажду твоей любви, твоя любовь для меня - и хлеб, и вода. Не смотри, что я груб и неотесан, под этой грубостью скрывается нежное сердце. Со мной ты всегда будешь в безопасности.
И Айкануш сказала:
- Ты защитишь меня от всех напастей, но кто защитит меня от твоих когтей?
И Торк сказал:
- По воле Творца Ара, Богиня Астхик соединила наши сердца. Творец повелел, чтобы ты была женой Торк Ангеха, и Торк беспредельно любил тебя.
Любовь преобразила Торк Ангеха. Его грубое лицо светилось нежностью, его грозный взгляд, испепеляющий врагов, теперь, как чистый родник, излучал одну лишь любовь.
Но чем больше разгорается огонь, тем дальше отодвигается греющийся у огня. Торк заливался как соловей. Айкануш была безмолвна, как тигр. Благоразумие, свойственное ее полу, она держала в руке, как острое оружие. Наконец она сказала Торку:
- Не так уж легко взять девушку в жены. Ты очень силен, я это хорошо знаю. Но кем бы ты ни был, мы должны сражаться.
- Прекрасная Айкануш, - сказал великан, - не доводи меня до безумия. Я признаю себя побежденным, я твой пленник. Я готов сражаться с сотней, даже тысячей богатырей, ты можешь потребовать, чтобы я изменил русло бурной реки, чтобы вырвал в лесу все деревья с корнем, чтобы смешал горы и долины, но к тебе, Айкануш, я не могу притронуться.
- Если так, то иди и приведи ко мне двадцать пленных богатырей. Этим ты окажешь мне честь и только тогда возьмешь меня и увезешь с собой.
Пошел наш богатырь пленить богатырей, сражаться с богатырями и, по воле Айкануш, привести двадцать пленных богатырей. Долго шел Торк и наконец дошел до непроходимых гор, где жило племя великанов. И великаны, увидев гостя, с большой радостью пригласили к себе, с большими почестями угостили его и даже не спросили - кто он и откуда.
Когда прошло три дня, Торк подумал про себя: § Эти люди своей бескорыстной любовью сковали меня. И после этого могу ли я сражаться с ними? Нет, я не могу. Пусть Айкануш потребует что-нибудь другое, а не кровь братьев моих.
И после четвертого дня Торк сказал великанам:
- Дорогие братья, уже прошло четыре дня, а вы ничего не знаете обо мне - почему и из-за чего я брожу по горам и долинам. Вы почтили меня любовью, весельем, гостеприимством, достойными богатырей. Я пришел к вам с одной просьбой. Я выбрал девушку себе в невесты и хочу ее взять без сражения. И я пришел к вам: или зарежьте меня и похороните здесь, или идите со мной, чтобы все вместе взяли эту девушку и мирно и с любовью справили свадьбу.
И сказал старый патриарх племени великанов:
- Вставайте, ребята, мы все пойдем с любовью, с песней и пляской и предложим упрямой девушке, чтоб отказалась от единоборства. По воле Ара и по Любви Астхик поженим их и справим веселую свадьбу.
И великаны с песнями и танцами, с весельем и смехом тронулись в путь.
Когда Айкануш услышала шум, из своего дворца выбежала во двор, пошла навстречу. Она увидела Торка вместе с богатырями, которые шли с песнями и танцами. И Айкануш удивленно сказала:
- Богатырь Торк, ты обещал привести мне богатырей. Вот привел ты множество богатырей - не плененных, а сватов. Если так, то давай сражаться. И если ты победишь, то богатыри пусть будут почетными гостями на нашей свадьбе.
- Постой, Айкануш, - сказал старый великан, - я согласен на ваше единоборство, но прежде выслушай слово мудрости. В старых сказках, возможно слышала ты, когда человечки хотят девушку, и эту девушку захватили драконы, человечек освобождает девушку от дракона и становится ее героем-женихом. Большая честь, когда маленькие человечки силой и борьбой берут девушку. Но что за честь для мощного богатыря - показывать свою силу будущей жене? Напротив, если он покажет любовь, то это действительно большая честь для него. Ты, упрямая девушка, не в темном мире и не в плену у дракона. Какой предлог у тебя сейчас, и намерена ли ты сражаться?
Айкануш опустила голову, покраснела и улыбнулась:
- Я поступлю, как ты решишь, если прикажешь, то сражусь.
- Я прикажу, - сказал старик, - чтобы по нашим законам вы соревновались, но... § оружием любви. Пусть любовь будет вашим единственным оружием. Любите друг друга - каждый больше другого и защищайте и сохраняйте друг друга - вот закон святой женитьбы.
И взял старый богатырь дубовые венки и благословляя, надел обоим на головы.

 


 

ОБЪЯСНИТЕЛЬНЫЙ СЛОВАРЬ

*
АР = Арийский корень, означающий созидание, сотворение. В армянской язице слова со слогом “ар” произносятся с коротким мягким “р”,как английская буква “r”.

АРА = Ar /сотворение/ - Ah /сила/ = Сила Сотворения, Арарич /Творец/, Отец. Выражение Ара у иранцев – Аура(Ahura), у индусов - Б(а)рахма, у русских - Яр /Ярило/.

АНАИТ /АННА/ = An /рождение/ - Ah /сила/ - Сила Рождения, Богоматерь.

АРАРАТ = Арар /творение/ - Ат /место/ = Место Творения, Колыбель Арийского Рода. Арарат в Иранских преданиях называется Ариана вайджо, что означает Родина Ариев. В этом же смысле в Индийских преданиях называется Ариаварта, в Шумерских преданиях - Аратта, в Ассирийских преданиях - Урарту. Это уже обосновывает, что Арарат - Колыбель Арийского Рода, откуда Арии распространились по миру и образовали различные Арийские Язицы. А в Арарате оставшиеся Арии стали называться - Армен, а Арарат стал называться также - Армения. Причем, Арарат представлять как священную Библейскую гору - это фальсификация. Даже в Библии написано, что Ноев ковчег остановился на горах Араратских / а не на горе Арарат/. Священная гора называется Масис.

АРИЙ = Земной Бог.

АРИИ /АРИЙЦЫ/ = Название одного из естественных Родов /Видов/ человечества. Потомки Земного Бога Ария.
АРМЕН = Ари - Ман, Мен /человек, люди/ = Богочеловеки /Небожители/, Арийцы. Фактически Арийский Род можно назвать также - Арменский Род. Однако название Армен отражено только у двух Язиц - Араратских Ариев и у Германцев - /Г/эрман или Алеман.

АЗГ = Кровная генетическая Целостность. В себе имеет арийский корень - АЗ /происхождение/ - Азг, Язица, Нация.

АЙГ /High/ = Огненный, огнерожденный, Бог.

АРТ = Божественный Закон.

АРТАВАЗД = Бог Арта. Иногда понятие Артавазд употребляется вместе с именем Мигр /Митра/ - Бог Арта Мигр.

АСТХИК /Астра/ = Богиня Любви. Ей посвящается Праздник Любви - Вардавар.

АРАГАЦ = Ara - Gah /трон/ = Трон Ара. Божественная Гора, на вершине которой, по преданию, был Трон Ара.

АРАЛЕЗ = Мифическое существо с собачьим туловищем и человеческой головой. Аралез лечит раны и оживляет убитых на поле битвы.

АРАРАТСКОЕ БАШНЕСТРОЕНИЕ = Параллельная Библейская легенда - это нелогичное и искаженное заимствование Араратской легенды. И в Титанской Библии не смогли Вавилонскому Башнестроению придать какой-нибудь серьезный смысл, и эта Башня строилась просто так - из любопытства. И из-за простого любопытства людей, Бог сурово карает их. Это - бессмыслие.

АНГЕХ = Ангх - местность в Арарате и Племя, из которого исходящие сохранили имя своего Племени - Ангх /Англ/ в Великобритании.

БЭЛ = Баал – древнеаккадский, означающий бык, телец, что символизирует землю. Т.е. символ землерождённых.


ВААГН = Vah /бог/ - Agn /огонь/ = Бог Огня, Мощи /Энергии/. Бог Огня Ваагн у Иранцев выражается как Вератрагна, у Индусов - Агни, у Русских - Сварогн, у Германцев - Ваодн /Один/.
Ваагн является символом Положительной Энергии, а символом Отрицательной Энергии - Яхва. При этом, Ваагн - Бог Мощи Ариев, так как Арии - носители положительной энергии. По Араратскому Преданию Ваагн рождается через каждые десять тысяч лет, первым весенним Солнцем. При этом, Арийские Язицы в первый день Весны празднуют Рождение Ваагна как Новый Год. Сейчас 9580 г. со дня Рождения Ваагна.

ВАРДАВАР /Купала/ = Праздник Любви, посвященный Богине Любви - Астхик.

ВИШАП = Змий. Бог тьмы, символ Космической Зимы.

ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП = Космический Год длится десять тысяч Земных лет. Космическая Весна на Земле выражается сильным накоплением Космической Энергии, благодаря чему тают льдины на полюсах и начинается Всемирный Потоп. Скоро, очень скоро наступит Космическая Весна, уже видны явные приметы. И на Землю хлынет Мощная Космическая Энергия - Родится Ваагн /Агни, Сварог, Вератрагна, Один/. Мы ждем и призываем его.
Параллельная Библейская легенда - это результат искаженного восприятия Араратской легенды. Слово Наапет /Nahapet/ означает Патриарх. И Ман является Наапетом /Патриархом/ Ариев. Однако в Титанской Библии неосознанное слово Наапет /Nahapet/ разделено на две части и воспринято как сочетание двух разных имен - Nah и Apet. Отсюда и два образа - Ной /Nah-Noh/ и его сын Апет.

ЗАТИК = /Обособление/. Праздник весеннего зачатия природы, посвященная Богоматери Анаит.
ЖИВОТВОРНЫЙ ПЛОД = Параллельная Библейская легенда - это нелогичное искажение Араратской легенды; во первых - абрикос заменен яблоком, который руками не возможно разделить на две равные части; во вторых - если по Титанской Библии любовь меду мужчиной и женщиной наказуема Богом, так зачем же он создал женщину для мужчины?

МАСИС = Священная гора, на который во время Всемирного Потопа поднялся Арий Ман.

МИГР /МИТРА/ = Бог мира, правосудия. Мигр также воспринимается как Артавазд - Бог Божественных Законов.

НАВАСАРД = Боевые спортивные игры, наподобие греческой Олимпиады.

НААПЕТ = Патриарх.

ОСВЯЩЕНИЕ УРОЖАЯ = Праздник плодосбора, посвященный Богоматери Анаит.

СИРАК = Сер /любовь/ - Ак/источник/ = Источник любви.

ТИР = Бог мудрости.

ТОРК = Тор у Скандинавов, Тарх(Даждбог) у Славян.

ТРНДЕЗ = Священный Костер, который разгорается в праздник, посвященный Божественным Потугам, из которых должен родиться Ваагн.

ХОР ВИРАП = Яма Вирапа, священное место, недалеко от города Арташат.

ЦИРАН = Цир /космос/ - Ан /плод/ - космический плод.

ЭРЕВАН = Эри /Ари/ - Ван /город/ = Ариаван - Эреван /Ариаград/. Эреван - Вечный Город, который построил наш Прощур Арий. При этом Эревану не меньше девяти тысяч лет.

ЯЗИЦА = Кровная генетическая Целостность. В себе имеет Арийский корень АЗ /происхождение/ - Азг, Язица, Нация.
При этом абстрактной Язицы не существует. Все естественные Язицы являются органическими частями того или иного Рода. Есть Арийские Язицы, Тюркские Язицы, Семитские Язицы и т.д. Арийские Язицы являются естественными ветками Арийского Родового Дерева, Корень которого находится в Арарате. И большинство Арийских Язиц в своем имени сохраняют Родовое начало - АР, в разных видоизменениях. Так: Иран - Ариан, Элен - Ариан, Ирландец - Айриш, Алан /осетин/, Алеман /Герман/, Армен...
По Араратскому Преданию, все Индоарийские Язицы произошли от потомков сына Арама - Индры. От Ареша идут Иранские Язицы. От Алана - Северокавказские Арийские Язицы. От Зевса идут Греческая Язица и Латинские Язицы. Вероятно Германсакие Язицы идут от потомков Айка, так как они - результат более позднего исхода из Арарата, когда уже Араратские Арии назывались Арменами, а Арарат - Арменией. И они эммигрировали уже как Армены и из Армении. Это доказывают их имена - /Г/эрман и Алеман. Более, в Английской Хронологии дословно написано: §Первыми обитателями этого острова являются Бриты, которые приехали из Армении¦. /The Anglo-Sakson Chronicle, London, 1861/. В результате слияния Германцев и потомков Алана, образовались Славянские Язицы.
Русская Язица имеет прямую связь с именами арменских царей Руса. Имя Рус прямоотносительно к слову лу(й)с, т.е. свет. В русском языке есть выражение “русые волосы“ т.е. светлые.