Новостная лента:
Armenian - ՀայերենGeorgian - ქართულიRussian - РусскийEnglish (United Kingdom)
Արմենիա.ge
May 22
Армяне Тбилиси

Армяне Тбилиси

"Старый Тифлис — это своеобразный мир, где народы Кавказа были объединены всеми характерными признаками быта и манерами, он похож на веселое свадебное застолье, где все жители как будто собрались на веселый пир".
О.Туманян

Тифлис — старый и добрый город со свойственным только ему бытом, с неповторимыми традициями, нравами, ро­мантикой.

Жизнь била ключом на его площадях, улицах, садах... Любил он кутежи и песни под сазандари, бубен и зурну до "меоре супра" ("второго стола"), когда уже на рассвете убирали остатки пиршества и перед гостями появлялась новая бело­снежная скатерть с вкусно пахнущими закусками. Такими же особенными, пышными и цветистыми были и праздники. Новый год с его традиционными кутежами, с гуляющими по дворам и играющими на шарманке кинто, с фокусниками, дающими представление "Петрушки", с канатоходцами... А масленица (кееноба) с ее незабываемым маскарадом, сидя­щими на убранных коврами верблюдах и ослах трубачами, с музыкантами, играющими на бубне и зурне, с поющим и танцующим народным шествием.

Колорит города был неразрывно связан с увеселительны­ми заведениями — многочисленными трактирами, винными погребами и духанами, где ароматные шашлыки дразнили аппетит, и рекой лилось кахетинское вино. Среди них большой популярностью пользовались такие известные, как "Загляни, дорогой", "Сам пришел", "Сухой не уезжай", "Войди и посмотри", "Симпатия", "Тили Пучури" ("Маленькая вошка"), "Не уезжай, голубчик мой" и другие.

Тифлис невозможно было представить и без "шедевров" народного фольклора — знаменитых вывесок. Они были везде и на любой вкус. Вот некоторые из них: "Барев, кацо, мардокмин, добри челавек" (вывеска в Шайтан-базаре), "В духане Гога, апетит бога" (вывеска в Сололаке), "Душа рай, двер открывай, не стучай" (вывеска на Авлабаре), "Вини по­греба, кахетински Акоба, пиом до гроба и даже в гроба" (вывеска в Клор-тахе), "Скори файтон, весоли Антон, иду вагзал и обратон" (вывеска в Дидубе), "Бедный Шио, сапоги шиот" (вывеска в Чугурети). За их внешней примитивностью скры­валась, не в пример современным рекламам, простота и душевность общения.

Яркой достопримечательностью старого города был так же тифлисский двор. Достоверно и красочно описывает его известный писатель, тифлисец А.Айвазян: "...Тифлисский двор не строили, тифлисский двор выдумали фокусники, потом щедрые карачохели обмазали его чихиртмой и бугламой, полили вином и обмели пучком душистой травы-тархуна... Тифлисский двор, как и старая мысль, тих и спокоен: на бал­конах — ковры, посреди двора — водопроводный кран... Дворы будто народились один от другого: большие и маленькие — все одного племени, все на один манер..."

Не менее впечатлительными и самобытными были его жители. Здесь, пожалуй, не было равных кинто. Их несравненный язык и манеры (например, для щегольства пили вино из женского ботинка), общепризнанная артистичность вульгарного толка входила важнейшей частью в городскую культуру и городское искусство.

На протяжении веков сложился "кодекс поведения" истинного тифлисца независимо от национальной принадлежности. Он должен был быть обязательно душевно щедрым, открытым, веселым, сильным, добрым. Для него радость была не в радость, если не разделил бы ее сосед, а горе... какое горе в Тифлисе переживалось в одиночку? Тифлисца отличали, кроме того, редкостный артистизм и то специфическое чувство городского патриотизма, ощущения города, как час­ти себя, и себя, как части города, которое способно было соперничать с кровным национальным чувством, а подчас и перевешивать его. Правила гостеприимства, отзывчивости никаким уставом не закреплялись, но соблюдение неписа­ных законов считалось и считается сейчас делом чести и достоинства.

Интересным, веселым и многонациональным был Тифлис. Здесь слились воедино быт и развивающаяся культура многих наций, звучала разная речь. Но он был для всех родным и любимым, тем более для армян, древних и преданных его жителей.

Армяне никогда не были равнодушны к этому замеча­тельному городу. Историки и писатели, летописцы и писцы всегда находили повод, чтобы упомянуть Тпхис, Тплис-Тби-лиси (так называли армяне Тифлис), причем делали это с неизменным восхищеннием.

М.Каганкатваци, первым в VII веке упомянувшим в ар­мянской литературе Тбилиси, так же, как великий ученый-математик и географ А.Ширакаци и историк Себеос, называет его "изнеженным, торговым, славным и великим" городом, а Ухатнесс (X век) именует Тифлис "великолепной, славной и знаменитой метрополией (столицей) Иверии или Грузии".

Этот неповторимый город занял огромное место в творчестве Х.Абовяна — здесь он провел значительную часть своей многогранной деятельности и творческой жизни. В Тби­лиси, помимо романа "Раны Армении", были созданы "Овсана", "Турчанка", рассказ из жизни Ираклия II, произведения, посвященные Мтацминде, Лурджи Монастери, Куре, произведения как бы насыщенные тбилисским "воздухом", содержащие интересные и весьма ценные сведения о городе и грузинской действительности.

Пламенная любовь к своему родному городу вдохновила коренного тбилисца, известного театрального деятеля и художника В.Элибекяна создать на склоне лет в Ереване воссозданное в духе древнейшего города уютное кафе "Тифлис", а прожившая наиболее яркую часть жизни в Тбилиси известная писательница Р.Достян посвятила его самым веселым и находчивым жителям проникнутую мягким юмором повесть "Кинто".

Город, воспетый поэтическим даром Саят-Новы и несравненной кистью Ходжабекова и Пиросмани, достоин пламенных чувств и выраженной ностальгии.



Армяне живут в Тбилиси с незапамятных времен. Первоначально небольшая их часть располагалась у подножия крепости Нарикала, близ минеральных источников и занималась главным образом войлочным производством. Как свидетельствуют источники, армяне жили в столице Грузии и в последующие столетия, но значительный рост их численности особенно стал заметен с XI века. Вначале это было обусловлено первыми проявлениями упадка армянского царства Ани, жители которого большей частью устремились в Тифлис и осели к юго-востоку от Исани в районе нынешнего Авлабара. Далее он имел место в период правления царицы Тамары и одновременно расцвета Грузии, охватывающий конец XII и начало XIII столетия. Наконец, большое количест­во армян устремилось в столицу после разрушения Ани в 1239 году.

С увеличением числа переселенцев расширялись районы их поселения — основным кварталом с преимущественно армянским населением стал Сололак, расположенный под Сололакской горой.

Разорение Тифлиса Ага-Магомет-Ханом хотя и способствовало определенному уменьшению численности армянского населения, но с присоединением Грузии и других областей Закавказья к России, приблизительно с 30 гг. XIX века, число жителей в Тифлисе из армян значительно увеличилось и стало доминировать.

Армяне с давних времен составляли преобладающее население Тифлиса. Например, по описанию Шардена, посетившего столицу Грузии в 1671 году, из 20 тысяч жителей армян было 14 тысяч, т.е. около 75%. Такая же картина отмечалась с наступлением XIX века - в 1800 году они занимали первое место по численности, до 20 тысяч душ или почти 3/4 всего населения. (Н.Бадриашвили. "Тифлис — от основания города до XIX века". Книга 1. Изд.центр Тифсовета, 1934.).

По данным официальной переписи 1864 года в Тбилиси числилось 47,4% армян, 24,76% грузин, 20,47% русских. Через 12 лет соотношение указанных национальностей было: 40,7% армян, 23,6% грузин, 21,24% русских. Характерно от­метить, что соотношение числа населения столицы по национальности в следующие годы вновь начинает изменяться в пользу армян... (Ш.Чхетия. "Тбилиси в XIX столетии", изд. АНГр.ССР, 1942, с.161,165).

"Цифры населения по народностям, — пишут Д.Бакрадзе и И.Бердзенов, — дают, между прочим, следующий вывод: число армян превышает все другие национальности, отдельно взятые". (Д.Бакрадзе и И.Бердзенов, "Тифлис в историческом и этнографическом отношениях", изд. Г.Беренштама, 1870.)

С развитием индустриализации и промышленности в Тифлисе количество неармянского населения сильно возросло, а с наступлением революции и в последующие годы почти сравнялось с армянами. В дальнейшем оно стало превалировать.

Армяне в Грузии, как известно, проживали не только в столице, но и во многих других городах, например Мцхета, Ахалкалаки, Ахалцихе, Гори, Сурами, Ахалгори, Ананури, Душети, Телави, Сигнахи, Кутаиси, Сухуми и др. В некоторых из них они также составляли большинство. На это указывают, в частности, М.Нейман и П.Иоселиани. "...нынешние города Сигнах и Телав в Кахетии, бывшие в то время незначительными местечками, обратились в населенные армянские пункты так же, как и город Гори в Карталинии" (М.Нейман. "Армяне", С-Петербург, 1899). "Население Сигнахи состоит большей частью из армян. Они имеют там и свою церковь... Велисцихе — нынешнее его население состоит большей частью из армян, водворившихся здесь для тор­говли..." (П.Иоселиани. "Путевые заметки по Кахетии", Тифлис, 1846, с.39,47).

Армяне занимали доминирующее положение не только в численном, но и в социальном отношении, как по своему значению, так и по разнообразию. В Тифлисе они почти ис­ключительно образовали особое городское сословие — нечто вроде почетных граждан под названием мокалаков, что бук­вально значит "горожанин". Вели они свое начало от тех промышленных и торговых армян, которых царь Вахтанг-Горгаслан вызвал, говорят, во вновь устраиваемую им столи­цу и, чтобы привязать к ней, предоставил им разные выгод­ные и почетные привилегии, впоследствии к ним присоеди­нились новые пришлецы, вызванные царицею Тама­рою.(Д. Бакрадзе и И.Бердзенов. "Тифлис в историческом и этнографическом отношениях", изд. Г.Беренштама, С-Петербург, 1870, с.87-88.) Звание мокалака было приложимо к наиболее состоя­тельной части населения Тбилиси. Не будучи однородным слоем, мокалаки делились на первостепенных и второсте­пенных. Еще при грузинских царях первостепенными мокалаками были Шадиновы, Абесаломовы, Юзбашевы, Харазовы, Тамамшевы, Татоевы, Измировы, Кишмишевы и др. (Ю.Д.Анчабадзе, Н.Г.Волкова. "Старый Тбилиси", М, Наука, 1990, с.27.)

Такими же называли себя в конце XVIII и в начале XIX вв. тбилисские жители Ипрумовы, Закарбековы, Шамарзановы, Амировы,Такоевы, Мнацакановы, Шакар-Меликовы, Ратиновы, Питоевы, Бузгаловы и др. Главными составными для присвоения этого "знатного" и "избранного" почетного звания были, как правило, проис­хождение ("фамилия"), величина недвижимого имущества и капитала, а также несение службы при царском дворе. (Ш.А.Месхиа. Города и городской строй в феодальной Грузии XYII-XYIII вв., Тбилиси, 1959.)

Цари оказывали мокалакам особенное внимание и уважение, позволяли им владеть крестьянами на общих туземных правах; за уголовные преступления мокалаки не подвергались подобно людям низших сословий, казни, а откупались денежною пенею. В злополучные времена, когда из Грузии посылалась персидским шахам дань девушками и мальчиками, называвшаяся "арбаб". они избавлялись от нее также взносом денег. Царю платили они определенную подать, "махта". могли вступать в службу и даже на некоторые почетные места имели предпочтительное перед другими право; впрочем, они охотнее служили по гражданской, чем по военной части... Занимались они преимущественно торговлею, но из них бывали и ремесленники. (П.Иоселиани. "Города существовавшие и существующие в Грузии", с.83,84.) Почетные граждане, состоящие преимущественно из армян, представляли большую часть медиков и меликов-мамасахлисов.

Высокий пост городского головы, как было указано ранее, также в основном принадлежал армянам. Первым в Ти­флисе в 1841 году был избран местный армянин И.Измиров. В последующие годы этот пост занимали С.Хатисов, М.Тер-Грикуров, И.Шадинов, Ф.Придонов, З.Гуласпов, З.Амирагов, И.Мириманов, А.Свечников, С.Сараджев, А.Мананов, В.Аршакуни, С.Абесаломов, С.Мириманов, Е.Придонов, К.Шармазан-Вартанов, И.Арцруни, Н.Аладатов, Д.Туманов, Я.Туманов, А.Матинов, П.Измайлов, Г.Евангулов, Н.Черке­зов и, наконец, последним эту должность занимал А.Хатисов.

Некоторые из них сыграли значительную роль в процветании города. При Я.Туманове( 1870-1875 гг.) было введено городское самоуправление и основано Михайлове кое ремеслен­ное училище (впоследствии — 2-ая мужская гимназия, Нахи­мовское училище, средняя школа № 25, в настоящее время здание пострадало от пожара).

А.Матинов (1879-1891) способствовал благоустройству Тифлиса важными сооружениями, в частности мостами, водопроводом, городским домом (мэрия), а также проложнием трамвайных путей (конка); при нем же впервые город совершил ряд крупных займов.

Канализация, асфальтирование и газовое освещение улиц — все эти новаторские мероприятия были проведены и вошли в жизнь города благодаря А.Хатисову (1909-1917гг).

Представители высшего класса тифлисского армянского населения составляли большинство гласных (депутатов) и в городской Думе. В частности, на 1.01.1909 года из 77 гласных 37 было армян.

Низший класс тифлисского армянского населения был представлен веселыми и остроумными кинто, занимавшимися продажей фруктов, овощей, свежей рыбы, содержанием духанов, небольших винных погребов, харчевен и проч. Они были в большой моде — вели кулачные бои, пользовавшиеся огромной популярностью у городских жителей, обладали притягательными человеческими свойствами. Все это в совокупности делало их любимцами, а зачастую и героями среди остального населения, особенно среди армян.

Тифлис вообще, в более широком смысле, долго являлся ареной для выражения армянского духа. Это был особый город, где все чувствовали себя у "себя", и в первую очередь армяне. Они принимали активное участие в торгово-деловой и культурной жизни города — содержали торгово-ремесленные предприятия и культурно-просветительские учреждения, воздвигали жилые и общественные здания, посещали свои церкви и театры, читали свои газеты, журналы и книги, учи­лись в своих школах и гимназиях.

Немало городских объектов носило армянские названия: Эриванская и Мадатовская площади, улицы Мадатова, Арцруни, Шелковникова, Лорис-Меликова, Тер-Гукасова, Лазарева, Бебутовская, Аргутинская, Коргановская, Нерсесовская, Долухановская, Аштаракская, Эчмиадзинская, Ванкская, Сурбншанская, Сурб-Минасская, Сурб-Карапетекая, Норашенская, Армянский базар, Мадатовский и Мнацакановский мосты, Худадовский лес...

Такая же картина в целом была характерна и для других населенных пунктов Грузии, где достаточно компактно проживали армяне. Например, армянские церкви функционировали не только в ее столице, но и в Ахалкалаки, Ахалцихе, Сухуми, Батуми, Поти, Цхинвали, Кутаиси, Гори, Сигнахи,Телави, Велисцихе, Цинандали, Греми, Ахалгори, Душети, Коджори, Шулавери, Болниси.

При подготовке материала были использованны некоторые фрагменты из серии книг С.С. Мамулова "Армяне Грузии". Мы искренне благодарим автора за его труд и предоставленный материал.

При цитировании материалов сайта ссылка на Armenia.Ge обязательна